home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

    – Никто не виноват, что ты из себя ничего не представляешь, – разводя руками, сказала Лиза.

    Сейчас она затянет старую песню о том, что у меня нет высшего образования и я безработная.

    – После школы ты даже не смогла поступить в институт, ты нигде не работаешь и, прости меня за эти слова, уже три года сидишь на шее у Ильи.

    – Ты тоже сидишь на его шее, – напомнила я.

    – Да, но я его жена и имею на это право!

    – А я его сестра и тоже, знаешь ли, не прибилась к чужому берегу.

    Сейчас она намекнет, что мне давно пора выйти замуж.

    – Именно что прибилась! Если бы ты не была такой… безликой и безжизненной, то давно имела бы мужа, который тебя обеспечивал.

    – А зачем мне муж, меня Илья из дома пока не гонит.

    – Просто он тактичный и понимающий человек, да и смирился уже с тем, что ты обуза, от которой невозможно избавиться, родня все же.

    – Правильно, – поддержала я, – вот мы и пришли к тому, что мне не обязательно учиться и работать, все и так прекрасно.

    Вообще-то мне уже тридцать лет и об учебе даже думать смешно. Да, у меня нет высшего образования, зато я ходила на курсы секретарей, потом посещала кулинарный класс и два года училась в каком-то колледже на психолога. Но это все было так давно…

    – Ты совершенно не следишь за собой: волосы в вечном беспорядке, одежда как у пенсионерки, о том, что на свете существует косметика, вообще понятия не имеешь, – выдала Лиза. Когда у нее заканчиваются аргументы, доказывающие, по ее мнению, мою полную никчемность, она переходит к жалким выпадам насчет моей внешности. – Вчера я наткнулась на твои кроссовки – стыд и срам! На мыске дырка! Соседи подумают, что мы бедствуем!

    – Косметикой я пользуюсь, но умеренно. Это тебе необходим грузовик тонального крема и столько же пудры, чтобы хоть как-то скрыть морщины и пигментные пятна, а я молода и прекрасна…

    – Какие пигментные пятна! – кажется, ей стало дурно. – Да я с детства побеждала на всех конкурсах красоты!

    – Наверняка твои родители подкупали членов жюри.

    – Я не желаю слушать подобные нападки! Мы говорили о твоей пустой жизни, вот и давай вернемся к этому вопросу.

    Лизка старше меня всего на один год, но вечно ведет себя так, будто она тут главная матрона в радиусе тысячи километров. Раньше я злилась, а теперь это для меня превратилось в какой-то унылый спектакль, в котором наша Елизавета постоянно выходит на сцену на бис.

    – У тебя даже нет никаких интересов, – размахивая руками, продолжала возмущаться жена моего брата.

    – Неправда, вчера я посмотрела передачу про нашу сборную по хоккею.

    – И что?

    – Ничего, – пожала я плечами, – хорошая такая передача.

    Лиза схватилась за голову и вышла из комнаты.

    Сейчас она вернется и будет взывать к моей совести.

    Три года назад случилось два важных события – мне надоела моя работа, бухгалтерская канитель в одной конторе, и… мой брат разбогател. Это все как-то слилось воедино. Я уволилась, а Илья теперь финансирует мою жизнь и не особо лезет с вопросами, правда, есть и удручающий момент – с вопросами ко мне лезет Лизка.

    Не могу сказать, что брат купается в деньгах, но он вполне состоятелен, во всяком случае, ему с легкостью дают весомые кредиты и на трамвае Илья уж точно не ездит.

    – У тебя совесть вообще есть? – спросила Лиза, вновь заходя в комнату.

    – А что не так?

    Начнем все по-новой, может, она устанет.

    – Ты собираешься всю свою жизнь просидеть на этом диване?

    – Я не понимаю, тебе-то что до этого?

    – Я просто не могу смотреть, как ты превращаешься в растение.

    – А чем моя жизнь отличается от твоей? Разве ты работаешь где-нибудь?

    – Да, я работаю, и моя должность называется – жена! Это труд, о котором ты не имеешь ни малейшего представления!

    Мне кажется, что сейчас Лизка загнула, вот интересно, в чем этот ее труд заключается, если уже год как мы живем за городом, в большом роскошном доме, где суетится по хозяйству наша с Ильей тетка Светлана Аркадьевна. Да тут вообще никто, кроме нее, ничего не делает.

    – А что именно входит в обязанности жены? – спросила я, рискуя получить еще одну порцию раздражения. – Что ты делаешь такого, чем, собственно говоря, можно гордиться?

    – Не думаю, что я должна оправдываться перед тобой, – фыркнула Елизавета, – я у себя дома!

    Сейчас еще обязательно добавит, что этот дом выбирала она сама.

    – В то время как ты валялась на диване, я в прошлом году бегала по Подмосковью и искала для нас жилье.

    Ничего она не бегала, Илья выбрал два дома, и Лиза, полагая, будто все, что дороже, то и лучше, ткнула пальцем именно в этот.

    – Ты молодец, можешь гордиться собой, – ехидно улыбнулась я.

    – Жаль, что на свете нет человека, желающего стать твоим мужем, хотя если бы такой чудак и нашелся, то наверняка бы он закончил свою жизнь в психушке. Ты сведешь с ума любого.

    – Ты мне льстишь, а потом – не надо недооценивать мужчин. Вот взять хоть моего брата, живет же он с тобой – и ничего. Правда, у него случается время от времени нервный тик и от печенки остались только одни воспоминания, но все равно – держится молодцом, и не скажешь, что у него жена мегера.

    – Ты злобная ленивая курица, которая побила все рекорды собственной бесполезности…

    Лиза по сто первому разу стала перечислять мои недостатки.

    Вообще-то я знаю, что моя жизнь далека от совершенства, что лень всегда бежит впереди меня, что пора бы уже действительно начать шевелиться… Но слушать эти замечания от Лизаветы было просто невыносимо.

    Скорей бы она ушла, может, сказать ей какую-нибудь убийственную гадость… Нет, она сразу пожалуется Илье, и он целый час будет взывать к моему благоразумию. Брата я люблю, хотя друг другу свое общество мы никогда не навязываем, вроде и живем вместе, но каждый сам по себе.

    – Ты хотя бы слышала, о чем я говорила? – сердито поинтересовалась Лиза.

    Я кивнула, боясь, что любые слова лишь продлят этот спектакль.

    – Ты даже не в состоянии мне ответить по-человечески!

    – Да! – ору я.

    – Илья! Илья! – тут же закричала Лиза, убивая меня своим взглядом.

    Я так и знала… Сейчас придет мой брат и начнет нас мирить – «девочки, не надо ссориться», «мы же одна семья», «да сколько можно»…

    Илья пришел довольно быстро, я даже не успела придумать оправдательную речь, а она могла понадобиться, так как Лиза сразу после бракосочетания запудрила моему брату мозги на всю оставшуюся жизнь, и он всегда заранее уверен в ее правоте.

    – Девочки, вы опять ссоритесь? – почему-то радостно спросил Илья. – А у меня для вас сюрприз!

    – Ты что-то купил? – глаза Лизаветы загорелись, и она явно забыла, зачем звала мужа.

    Лиза у нас очень любит деньги, всякие побрякушки, модные салоны и толстые журналы. Еще она любит вкусно поесть, но так как ее трепетное отношение к своей внешности не позволяет удовлетворять аппетит целиком и полностью, то Лиза ходит все время злая и постоянно срывается на мне. Во всяком случае, я думаю, что все обстоит именно так.

    – Купил, – объявил Илья.

    – А что? Что купил мой котеночек своей кисоньке?

    Терпеть не могу этих ее ужимок.

    – Я же сказал, это сюрприз, – улыбнулся Илья, – так что не все сразу, сейчас соберемся за столом, и я вам обо всем расскажу.

    – Но почему такие сложности? – надула губы Лиза.

    Обычно таким способом она быстренько добивается своего.

    – Могу только намекнуть, что сбылась моя давняя мечта.

    – Ну, котик, – заныла Лиза.

    – Нет и нет! – улыбаясь, замотал головой Илья и вышел из комнаты.

    Это же надо – не поддался на ее уловки, поверить не могу.

    – Что же там такое, что же там такое? – нетерпеливо затараторила Лизка.

    Кажется, на этот раз мне повезло, по крайней мере, она отвлеклась от моей особы. Не могу сказать, что я разделяю Лизкину лихорадку, если честно, то мне вообще все равно, что там за сюрприз приготовил Илья. Надеюсь, это не поездка на горнолыжный курорт, к физическим нагрузкам я отношусь отрицательно.

    – Пойду потороплю Светлану Аркадьевну, пусть накроет стол побыстрее.

    – Лучше бы ты не торопила ее, а помогла, – проворчала я Лизке вслед.

    Это только со мной она такая бойкая и напористая, а сейчас придет на кухню и сразу станет другим человеком.

    Двенадцать лет назад мы с Ильей потеряли родителей, они погибли в автомобильной катастрофе. Светлана Аркадьевна посчитала нужным взять нас под свое крыло. Мы уже, правда, были взрослые и в этом не нуждались, особенно если учесть, что до несчастья отношений со своей тетей и ее семьей мы почти не поддерживали.

    Светлана Аркадьевна Лужина довольно властная женщина, любящая, чтобы все считались с ее мнением. Собственно, поэтому она и нашла с Лизой общий язык – жена моего брата умело подлизывалась к родственнице, и та за это относилась к ней благосклонно.

    Сначала у тети появилась привычка нам звонить, при этом она требовала полного отчета о том, как мы проводим время, потом она стала приглашать нас в гости, потом мне пришлось ездить через всю Москву и выгуливать ее собаку, которую отказывались выгуливать ее дети, потом она обязала нас отмечать с ее семьей все праздники, а затем мы уже как-то к ней привыкли.

    Когда Илья купил этот дом, Светлана Аркадьевна появилась на нашем пороге вместе с чемоданами и своими детьми – дочерью Викой, весьма задумчивой особой двадцати семи лет, и сыном Глебом. Через два месяца она объявила, что встретила мужчину своей мечты и решительно привела его опять же к нам в дом.

    Светлана Аркадьевна уже была два раза замужем, и оба раза это закончилось похоронным маршем, так что моя тетя – заслуженная вдова всех времен и народов. Первым ее мужем был какой-то строитель, у них родились дети, а потом он увлекся алкоголем и однажды зимой замерз на скамейке. Вторым ее мужем был брат нашего отца, который умер от какой-то редкой болезни. И как это ее новый ухажер не побоялся стать третьим претендентом в покойники, просто не представляю…

    – Ушаков Николай Леонидович, – громко объявила Светлана Аркадьевна, проталкивая своего жениха на передний план, – этот человек скрасит мою одинокую старость.

    Вот так в нашем доме и появилось это пухлое сокровище. Николай Леонидович, будучи человеком немолодым – в следующем году мы будем дружно отмечать его шестидесятилетие, тем не менее не утратил интереса к жизни. Раз в месяц он ходит в кино, один раз в неделю обязательно посещает баню, и раза два в день щиплет меня, проходя мимо. Как видите, дел у него очень много, весьма занятой человек.

    Илья настолько загружен работой, что во все происходящее в доме не вникает. Ему вполне достаточно того, что его всегда ждет горячий вкусный ужин, приготовленный Светланой Аркадьевной, что на приемы и встречи его сопровождает красивая жена и что я вместе с Глебом, Викой и Николаем Леонидовичем не путаемся у него под ногами. Вот так и живем.

    Через полчаса Лиза позвала всех к столу, обычно она этим не занимается, но сейчас ей не терпелось узнать, что же там за сюрприз приготовил Илья, и она старалась изо всех сил приблизить это мгновение.

    Есть мне не хотелось, но я положила на тарелку салатик из овощей, иначе Светлана Аркадьевна начнет косо смотреть в мою сторону.

    Вот так, если разобраться, я живу, никого не трогаю, никому не усложняю жизнь, да меня практически нет, и меня это вполне устраивает.

    – Говори же, – Лиза нетерпеливо стала дергать Илью за рукав, – ты обещал.

    – А что случилось? – зевая, спросил Глеб. – Вы наконец-то решили кого-нибудь родить? Не может быть, никогда в это не поверю.

    Его хитрые глазки забегали по столу от тарелки к тарелке, его черные волосы, явно пережившие длительное воздержание от воды и шампуня, прилипли ко лбу, а серьга в ухе качалась из стороны в сторону, точно маятник. Пожалуй, не буду на него смотреть, а то даже салат в меня не полезет.

    – О чем ты говоришь, – фыркает Лиза, – мне еще рано думать об этом.

    Это в тридцать один год рано? Наверное, она надеется плавно перетечь из состояния «рано» в состояние «поздно», так чтобы этого никто не заметил.

    – Правильно, Лизавета, – киваю я, – не торопись. Целлюлит на лице у тебя только начал появляться, так что времени в запасе еще о-го-го сколько.

    – Опять, опять! Врешь, ты, как всегда, врешь! У меня кожа гладкая, словно у персика! – воскликнула она, страдальчески возводя глаза к потолку.

    – Ну да, как у прошлогоднего персика, которого переехал трамвай, сначала туда, а потом обратно.

    – Илья, пора уже объявить, для чего ты нас собрал, – важно сказала Светлана Аркадьевна, демонстративно перебивая столь милую дискуссию.

    Лиза бросила на нее благодарный взгляд, полный лести и почитания.

    – Ну что ж, – вставая из-за стола, сказал Илья, – наполните бокалы, сейчас я вас всех обрадую.

    Николая Леонидовича два раза просить не надо, он с нетерпением схватил бутылку и ловко открыл ее.

    Я посмотрела на Вику, ей, как и мне, все это было не интересно, хотя откуда я знаю, что у нее в голове…

    – Мы переезжаем! – наконец-то объявил Илья.

    Интересно, кто из нас должен этому обрадоваться.

    – Мы же совсем недавно въехали в этот дом, – изумилась Светлана Аркадьевна. – Ты что это придумал такое?

    – А куда? – спросила Лиза, пока не определившись, радоваться ей или расстраиваться.

    – На Колыму, – съязвила я.

    – В Москву, – удовлетворил ее любопытство Илья.

    – Но мы же как раз оттуда и переехали сюда, зачем нам это надо? – закапризничала Лиза.

    – Немного терпения, вы же совершенно не даете мне ничего сказать. Этот дом хоть и хороший, но маленький для нашей семьи, к тому же до Москвы пятьдесят километров. Да, воздух, природа… но кому из нас это по-настоящему нужно? – развел руками Илья. – Все вы знаете мою давнюю мечту… История нашего рода, нашей фамилии – вот что меня всегда увлекало, я всегда хотел побродить по тем местам, где жили наши предки, прикоснуться к прошлому…

    – Ага, это сейчас модно, – кивнул Глеб.

    – Нет, для меня это не погоня за модой, – с раздражением ответил Илья, – это наши корни, и мы не должны их забывать. Так, на чем я остановился… Я нашел дом, в котором много десятков лет назад жили Медниковы, это, если можно так сказать, наше родовое гнездо, и вот теперь этот дом принадлежит нам. Я его купил, и именно в нем мы будем жить.

    – А где он находится? – спросила Светлана Аркадьевна.

    – В центре Москвы.

    Лиза быстренько сообразила, что это для нее куда лучше, чем нынешняя жизнь вдали от цивилизации, кроме того, все подруги, если они у нее, конечно, есть, узнают, что теперь ее высочество будет проживать в фамильном замке в центре Москвы и все непременно начнут ей завидовать… Разложив все это по полочкам в своей голове, Лиза возликовала, вскочив со стула, она радостно запищала:

    – Котик, котик, как это мило, у нас будет свой дом в центре, как это чудесно, я так рада, спасибо, спасибо!

    С этими словами она бросилась обнимать мужа, а я, тяжело вздохнув, уставилась на свой салатик. Опять переезд, собирать вещи, нервничать и привыкать к новому месту.

    – Катя, ты рада? – спросил меня Илья.

    – Конечно, рада, – заулыбалась я.

    Лиза сжала губы, представляю, как ей тяжело удержаться от очередной гадости в мой адрес.

    – Дом трехэтажный, – стал рассказывать Илья, – но третий этаж низкий, вряд ли там стоит делать жилые комнаты, во всяком случае, в ближайшее время я это не планирую, два подъезда…

    – А зачем два? – спросила я.

    – Внутреннюю часть дома несколько раз перестраивали, одно время там был телеграф, потом книжный магазин, потом еще что-то… В данный момент дом поделен на две части, два крыла, так сказать, я думаю, это даже лучше, Светлана Аркадьевна будет жить в своей части дома, а мы в своей.

    – Ты хочешь отгородиться от меня? – хмуря брови, спросила тетя.

    – Нет, что вы, но так будет всем удобней, а потом мы всегда сможем ходить друг к другу в гости, на втором этаже есть дверь, соединяющая оба крыла.

    – Хорошо, – коротко ответила Светлана Аркадьевна.

    Мне кажется, это все ее тоже обрадовало.

    – А когда же, когда же мы переедем? – нетерпеливо спросила Лиза.

    – Очень скоро, – ответил Илья, – дом я нашел и купил три месяца назад, а вам не говорил, потому что хотел привести его в должный порядок. И хотя он в хорошем состоянии, некоторый ремонт все равно необходим. Работы по благоустройству идут полным ходом, осталось не так много, думаю, через два с половиной месяца мы отпразднуем новоселье.

    – Надо же покупать новую мебель! – радостно воскликнула Лиза.

    – Думаю, мы заберем ее отсюда, не зря же мы потратили столько сил и времени, приобретая все это, – ответил Илья, обводя взглядом комнату.

    Лиза надулась.

    – Но, конечно, что-то придется и докупить, – поспешно добавил мой брат, видя обиду своей дражайшей супруги.

    – А что будет с этим домом? – спросил Николай Леонидович.

    – Мы его продадим, покупателя я уже нашел, эти деньги не будут сейчас лишними, из-за покупки фамильного гнезда мне пришлось влезть в долги. Но это все поправимо, так что давайте отмечать и радоваться скорым переменам.

    – А кто наши соседи? – поинтересовалась Лиза.

    Не сомневаюсь, что она сидит и мечтает о том, как будет жить в окружении известных политиков, актеров и певцов.

    – Дорогая, я ничего не знаю об этом, для меня важен сам дом, его атмосфера.

    – Конечно, конечно, – мило улыбаясь, закивала Лизавета.

    Значит, мы переезжаем… Ну что ж, пусть будет так.


Юлия Климова Самое модное привидение | Самое модное привидение | Глава 2







Loading...