home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

    Отбросив все проблемы подальше, я сосредоточилась на нашей новой загадке. Первая половина текста точно указывала на библиотеку, а вот что значили слова: «… где ангел света оставил след, там и живет теперь надежда», пока я даже не представляла. Возможно, речь идет о луче солнца, проникающем в комнату по утрам? Куда выходят окна лужинской кухни? Нет, не то…

    Наверняка Диму очень развлечет тот факт, что я опять продала его в рабство. Стоп, не надо думать об этом.

    Ангел, ангел… какая-нибудь райская птичка, проживающая в клетке, надо спросить у Димы, не было ли у Глафиры Сергеевны попугая или соловья какого-нибудь… Может быть, речь идет о книге? Но что толку, следов от прошлой библиотеки днем с огнем не сыщешь, нет, так ненадежно никто бы не стал прятать что-то важное.

    Голова была пуста, как вакуум. Хоть Библию открывай, где еще можно узнать что-нибудь об ангелах… А вдруг речь идет о каком-то человеке? Монашка, священник… Нет, не то.

    Я нервно заходила по комнате. Ангел, ангел, кто же ты… Зазвонил телефон. Схватив трубку, я обрадовалась, что могу отвлечься от столь напряженных мыслей.

    – Как жизнь? – спросил Дима. – Уверен, твой брат сейчас несказанно рад.

    – Еще бы, Казаков осчастливил его папкой и, по всей видимости, поведал ему около двухсот историй из своей жизни. Они до сих пор сидят в библиотеке и хохочут.

    – По твоему голосу не скажешь, что ты тоже весела.

    – Ломаю голову над загадкой. Не знаешь, была ли у Глафиры Сергеевны какая-нибудь птица?

    – Да нет вроде, ничего такого не припоминаю. Это единственное, из-за чего ты грустишь? Завтра у меня весь день забит лекциями, вот сижу, готовлюсь, а потом, обещаю, буду думать только о загадке, и мы вмиг отыщем решение.

    – Есть еще кое-что, – осторожно сказала я.

    – Что-то случилось?

    – Не совсем.

    – Раз ты так мнешься, предполагаю, это какие-то личные проблемы.

    – Угадал, только это не совсем мои проблемы, они и твои тоже.

    – Вика?

    – Да.

    Я рассказала Диме о разговоре, состоявшемся около часа назад, он от души посмеялся и сказал:

    – Спасибо, что устраиваешь мою личную жизнь.

    – Негодяй, – прошипела я и бросила трубку.

    Хорошо ему смеяться там, вдали от этой ненормальной, а мне каково?

    Просунув руку за шкаф, я вытащила на свет дневник Глафиры Сергеевны. Уже давно хотела его перечитать, и вот сейчас почувствовала в этом острую необходимость. Отвлекусь от Вики и попробую прочувствовать те далекие времена, попытаюсь хоть немного приблизиться к Глафире Сергеевне, а там, глядишь, и день пройдет, да и в голове родятся какие-нибудь новые идеи.

    «Не люблю мед, но сегодня съела ложечку, уж так захотелось…»

    «Встретила цыганку на базарной площади, подол рваный, да и шаль на плечах не лучше, дала ей монетку, а она гадать удумала. На руку смотрит и бормочет чего-то, я и слушать не стала, и так к Авдотье опаздывала, а где я потом сало такое отменное куплю».

    «Федор заходил за деньгами, не пустила…»

    «Погода в этом году не балует, то ветрено, то дождь точно горох по окну стучит, зябко как-то…»

    Дневник я читала с большим удовольствием, было даже жаль, что я не могу познакомиться с Глафирой Сергеевной. Интересно, понравилась бы я ей?

    «Вчера Татьяна приходила, жена Вяземского, нашего доктора, подарила к празднику ленту желтую и ангелочка. Сделан из дерева, видно, что добрые руки его сотворили. Распорядилась повесить над дверью, так то ли кирпич помешал, то ли еще что, не знаю, но ничего не вышло, дырка теперь глаза мозолит. Надо бы Макару сказать, чтоб заделал разрушения. А ангелочка я к себе в комнату принесла, пусть на полке стоит, да и ко мне поближе будет».

    Прочитав это, я вскочила с кровати, сомнений быть не могло – именно здесь и кроется разгадка! Только тот, кто внимательно прочитал дневник Глафиры Сергеевны, мог докопаться до истины. От волнения меня пробил озноб. Обмотавшись пледом и еле сдерживая крик радости, я набрала Димин номер.

    – Что, Вика выдвинула еще какие-нибудь требования? – пошутил он.

    – Нет! – воскликнула я. – Похоже, удача на нашей стороне, я знаю, о каком ангеле идет речь!

    Прочитав нужный кусочек текста из дневника, я с нескрываемой гордостью стала принимать Димины похвалы, до чего же приятно слушать, как он восхваляет мою безграничную мудрость.

    – Давай искать сегодня вечером, – предложила я, сгорая от нетерпения.

    – Нет, отложим на завтра, сейчас сходи в гости к Лужиным, прогуляйся на кухню, посмотри что да как, обрати внимание на стену над дверью, краска там или обои.

    – Да какая разница, расковырять можно что угодно.

    От восторга у меня явно помутился разум.

    – Надо же нам потом следы замести, не думаю, что Светлана Аркадьевна не заметит подобного акта вандализма. Все запомни, лучше запиши, созвонимся вечером, я подготовлю что нужно, и завтра пойдем на дело.

    – Ты, Димка, тоже умный, – похвалила я, прощаясь.

    В приподнятом настроении я отправилась к Лужиным. О! Как это не просто быть разведчиком, нужно отбросить все страхи и сомнения, превратиться в изворотливого угря, уверенно двигаться к цели, избегая опасности. Ни одного лишнего движения, ни одного лишнего слова, никакой паники, вперед, только вперед! Улыбаясь своим мыслям, я сразу направилась на кухню к Светлане Аркадьевне, очень уж хотелось увидеть то место, о котором говорилось в записке.

    В доме было тихо, это меня слегка расстроило, как-то мало препятствий встретила я на пути. Зайдя на кухню, я тут же пожалела о своих думах, потому что за столом сидел Николай Леонидович и, не торопясь, поедал большие, слегка обжаренные вареники. Он макал их в чашку со сметаной и медленно подносил ко рту. Особо помешать мне Николай Леонидович не мог, но беседовать с ним не очень хотелось.

    – Присоединяйся.

    – Спасибо, я сыта, – ответила я, подходя к окну.

    Если я сейчас обернусь, то как раз увижу нужную стену. Дело было, по сути, пустяковое, но мне нравилось оттягивать этот момент. Потрогав листик герани, пробормотав что-то про погоду, я повернулась.

    – Напрасно ты отказываешься от вареников, сейчас придет Светлана, и будь уверена, все равно усадит тебя за стол.

    – Мы недавно пообедали, у нас гости, следователь приехал.

    – Ну и как у него дела, есть ли какие-нибудь новости?

    Николай Леонидович вытер салфеткой рот и потянулся к чаю.

    – Да, пропажа нашлась, так что больше вас никто беспокоить по этому поводу не будет.

    Я внимательно следила за его реакцией, но Николай Леонидович лишь кивнул и сказал:

    – Вот и хорошо, не люблю суеты.

    Мой взгляд пополз в сторону двери, потом чуть выше – вот оно, заветное место. Комната была оклеена обоями, гладкими и слегка блестящими, наверное, моющиеся. Хорошо это для нас или плохо? Долбить стену точно придется, значит, будет много работы по устранению следов. Я подошла поближе, делая вид, что рассматриваю аляповатую картину около шкафа.

    – Что, нравится? – спросил Николай Леонидович.

    – Очень.

    – Это я покупал.

    Светлана Аркадьевна появилась на кухне, как корабль на раздутых парусах. Увидев меня, она тут же включила чайник и предложила мне вареников, пришлось отказываться еще раз. Какая тут может быть еда, когда мысленно я уже срывала обои и долбила стену молотком!

    – Пей, – распорядилась Светлана Аркадьевна, ставя чашку на стол.

    Машинально проглатывая горячий чай, я прикидывала, реально ли потом прилепить обои так, чтобы все стало как прежде… Мысленно я составляла список вещей, которые могли бы пригодиться. Клей, что-нибудь острое, нужно аккуратно поддеть бумагу, фонарик, инструменты… Может, еще какую-нибудь картонку прихватить, чтобы закрыть дырку, которую мы обязательно проковыряем…

    – Катя, ты слышишь, о чем я тебя спрашиваю? – донесся до меня голос Светланы Аркадьевны.

    – Что? – переспросила я.

    – На какой день вы наметили свадьбу?

    – Пока это не обсуждалось, решим чуть позже.

    – Наверное, каждый вечер на свидание бегаешь? – спросил Николай Леонидович.

    – Встречаемся, когда есть возможность, у Димы много работы.

    Мои мысли плавно изменили направление и потекли в иное русло. Узнать, кто же украл у Ильи документы, все же хотелось, найти бы этого любителя азартных игр… Кто это может быть? Кто у нас вечерами не сидит дома?

    Что происходит сейчас в семье Лужиных, я не знала, но вот раньше Николай Леонидович любил похаживать в баню, Вика со своим вторым высшим образованием возвращается довольно поздно, Глеб… Глеб…

    – Светлана Аркадьевна, а как дела у Глеба, с работой проблем нет?

    – У него все чудесно, устает только, сейчас ведь за просто так денег не платят.

    Это, по всей видимости, материнская гордость плюс намек на мою слишком беззаботную жизнь. Вот закончу с сокровищами и сразу буду искать работу.

    – Поздно приходит? – спросила я.

    – Бывает, конечно. Магазин до девяти работает, пока то, пока се. Ох, тяжело сейчас молодежи, в наше время было попроще.

    Светлана Аркадьевна вздохнула и потянулась к тарелке с ароматными пряниками. Я давно обратила внимание, что она ругает или хвалит молодежь в зависимости от того, как ей удобно: то новое поколение просто замечательное, то тюрьма по нему плачет. Тут я поймала себя на мысли, что явно причисляю свою персону к молодняку. А почему нет, тридцать лет – это очень даже неплохо, такое затянувшееся отрочество.

    – Вот живем теперь, как соседи, – сказала я, – даже не знаем ничего друг о друге. Николай Леонидович, а как у вас дела, в баню еще ходите, не прошло это ваше увлечение?

    – Нет, что ты, куда же я без березового веничка и кружечки пива, – хохотнув, ответил Николай Леонидович.

    Да, так я ничего не смогу узнать. Ладно, пока придется забыть об этом, сконцентрирую свое внимание на чем-нибудь другом. Я еще раз кинула взгляд на интересующий меня участок стены и сказала:

    – Очень у вас уютно, Светлана Аркадьевна, но мне пора.

    Голоса из библиотеки больше не раздавались, значит, Казаков уехал домой, наговорился, отвел душу и отправился раскрывать новые преступления. Я решила прогуляться по магазинам, надо бы зайти на кухню, спросить, не купить ли чего к ужину. Последнее время я стала какой-то слишком доброй, не зря говорят, что любовь облагораживает человека.

    Марина гремела посудой и о чем-то спорила с Ромкой. Подойдя к двери, я прислушалась.

    – Почему ты мне не веришь, я же тебе не сказки рассказываю.

    – Еще какие сказки, – засмеялся Ромка, – сокровища какие-то, ты только на меня не обижайся, хорошо? Обещай, что не обидишься?

    – Ладно, не буду, – ответила Марина.

    – Точно не обидишься?

    – Точно.

    – Ты очень любишь деньги, так нельзя, тебя послушаешь, так все вокруг этого и крутится, кто что купил, да кто сколько заработал… Ты пойми: и другие радости есть в жизни.

    – Это какие? – резко спросила Марина, явно не простив Ромке последних слов.

    – Ну, чувства всякие, – замялся парень. – Давай завтра в кино сходим.

    – Ладно, – вдруг смягчилась Маринка, – посмотрим.

    – На что пойдем?

    – Без разницы. Я вот думаю, если там очень много денег спрятано или не денег, а украшений, это все должно очень дорого стоить.

    – Опять ты за свое, – рассердился Ромка. – Можешь ты отвлечься хотя бы на минуту?

    Значит, Маринка тоже бредит сокровищами, впрочем, не удивительно. Наверное, поэтому Глеб с ней общается, у них много общих интересов.

    – Что делаем? – спросила я, заходя на кухню.

    – Да так, – пожала плечами Марина, – разговариваем. Ромка меня в кино пригласил.

– Надеюсь, ты согласилась, – улыбнулась я.

    Марина расплылась в довольной улыбке.

    Стены на нашей кухне были покрыты краской, хорошо, что у Лужиных обои, не знаю, правда, как мы будем с ними управляться, но вот качественно покрасить стену в тон мы бы точно не смогли. Да что покрасить, сначала пришлось бы выравнивать после разгрома поверхность и штукатурить.

    – Мне кажется, – осторожно начала Марина, – я должна тебе кое-что сказать.

    – Выкладывай.

    – Может, Ромке лучше уйти… Это личное.

    Парень вскочил со стула, видно, не желая причинять мне неудобств.

    – Да сиди, – махнула я, даже не представляя, о чем таком запретном может сказать Марина. – Что случилось?

    – Ко мне подошла Вика и… предложила деньги.

    – За что? – засмеялась я, чувствуя, что это как-то связано с Димой.

    – Она хочет, чтобы я ей звонила каждый раз, когда придет твой жених, ну чтобы она знала об этом. Вот я тебе говорила, не отпускай их вместе. Змея эта Вика, точно змея!

    Смех меня разбирал все больше и больше, весь этот абсурд уже просто не укладывался в голове.

    – Вот наглая, – вынес вердикт Ромка.

    – А ты что? – спросила я.

    – Послала ее куда подальше, я в таких делах не помощница. Вот если бы она дала деньги за что-нибудь другое, ну мало ли что… а тут я кремень. Хорошего мужика днем с огнем не сыщешь, тебе вон как повезло, а она губы раскатала. Это дело принципа!

    – Молодец, – похвалил Ромка.

    – Спасибо, Марина, – успокоившись, сказала я. – Вика очень странная, и сердиться-то особенно я на нее не могу, такое ощущение, что ничего она не понимает.

    – Ты будь осторожна, присматривай за Димой.

    – Хорошо, – пообещала я, не переставая удивляться Викиному энтузиазму.


Глава 16 | Самое модное привидение | Глава 18







Loading...