home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

    Коробка, которую я тащила, была не слишком тяжелая, но одна мысль о том, что в ней лежат Лизкины вещи, угнетала меня и доводила до вялотекущей депрессии.

    – Будь осторожнее, – пропела Лиза, наблюдая за мной. Вот уже десять минут она не выпускала из рук небольшую, упакованную в серую бумагу картину, полагая, по всей видимости, что эта тяжкая ноша освобождает ее от всеобщей трудовой повинности. – Это же моя коробка.

    – Ах, ах, ах! А что у тебя там? Вставная челюсть или ночной горшок?

    – Там косметика, – важно ответила Лиза.

    – Тогда буду очень осторожной, – сказала я и, не удержавшись, сильно тряхнула коробкой.

    Илья посмотрел на меня с укором.

    – Скажи, а в этом доме водятся привидения? – поинтересовалась я у брата.

    – Не думаю, – улыбнулся он в ответ.

    – Как это?! В каждом фамильном гнезде всегда кто-то бродит по ночам в белом саване, а у нас что, такого представления не будет?

    – Нет, Катя, я все же надеюсь, что нам это не грозит.

    – Так не бывает, наверняка много лет назад там кого-нибудь убили, и несчастный призрак гуляет по этажам в надежде обрести вечный покой.

    – Не придумывай, никто там по этажам не бродит.

    Ничего, я эту ситуацию исправлю, через две недели Илья уезжает в командировку, и я найду что-нибудь балахонистое и навещу ночью Лизку. Представляю, как она будет визжать. От этой мысли мне стало веселее, и коробка уже не казалась такой обременительной.

    За последние три месяца я ни разу не была в Москве, и теперь у меня было такое ощущение, будто я оказалась на другой планете. Кругом суета, машины, яркие магазины, плакаты… Я вдруг почувствовала, что мне это все нравится и именно этого мне не хватало. Если Лиза пару раз приезжала сюда, чтобы посмотреть дом и дать ценные указания, то я устранилась полностью от этого процесса и теперь готовилась увидеть наше новое жилье.

    Мне казалось, что дом будет высокий, с колоннами по бокам и львами на крыльце, такой вот возник стереотип в моей голове. Я представляла себе маленькие балконы, украшенные лепниной, громкое эхо в коридоре и комнатах, а также наличие едкого запаха сырости везде, где только можно. Каково же было мое удивление, когда мы остановились около обычного на первый взгляд дома. Пожалуй, только тонюсенькие трещины на стенах, немного странные маленькие окна и два аккуратных подъезда, украшенных коваными кленовыми листиками, говорили о том, что этому дому много, много лет.

    – Ну, как? – с волнением спросил у меня Илья.

    – Просто чудесно, – кивнула я, размышляя, а будет ли он его перекрашивать.

    Дом был нежно-салатового цвета с белой отделкой, и посмотрев на соседний дом желтого колера, я подумала, что у нас все еще не так плохо.

    Подъехала машина с семейством нашей тети, Илья помог Светлане Аркадьевне вылезти из салона и торжественно объявил:

    – А теперь давайте знакомиться с нашим новым домом!

    – Надеюсь, там тепло, – сказала Светлана Аркадьевна, – последнее время меня мучает ревматизм.

    – Отличный дом, – кивнул Глеб, – мне здесь уже нравится.

    Илья от счастья просто расцвел.

    Почти всю мебель перевезли три дня назад, осталась только мелочь, которая прибыла сегодня вместе с нами, так что, по моим предположениям, дом должен был нас встретить полным парадом.

    Осмотрев коридор, мы оказались в просторной гостиной, украшением которой была огромная витая деревянная лестница, расположенная посередине.

    – Илья, ты все еще настаиваешь на том, что здесь никто не умирал? – спросила я. – Мне кажется, что по этой лестнице взбираться без страховки весьма опасно.

    Илья вздохнул.

    – Не говори глупостей, Катя, – закатила глаза Лиза, – это натуральное дерево, разве где-нибудь еще такое увидишь?

    – Очень красивая лестница, – сказала я, видя, что Илья весьма болезненно воспринимает мои шутки.

    – Здесь библиотека, – стала знакомить нас с домом Лиза, – а это дверь на кухню.

    Глеб, пропуская эту экскурсионную речь мимо ушей, поднялся на второй этаж.

    – Ого, – крикнул он сверху, – а у нас так же роскошно?

    Все разбрелись по комнатам, и дом загудел охами и ахами. Николай Леонидович то хлопал по плечу Илью, то подмигивал мне, то брал Светлану Аркадьевну за руку и чинно прохаживался с ней по гостиной. Вика сухо всех поздравила с новосельем и тоже поднялась на второй этаж.

    – Маленькая коричневая дверка ведет на нашу территорию? – спросил Глеб, спускаясь вниз.

    – Да, – Илья протянул ему ключ, – оставь ее открытой, будем ходить друг к другу в гости.

    Светлана Аркадьевна отобрала ключ у сына и торжественно сказала:

    – А теперь попрошу к нам.

    – Когда мне уже покажут мою комнату? – поинтересовалась я.

    – Она на втором этаже, как поднимешься – слева, – ответила мне Лиза, – зная тебя, могу предположить, что она тебе понравится. Серые стены, неброская мебель и всего один цветок на подоконнике – кактус, который можно даже не поливать.

    – А нельзя было заменить его икебаной? – спросила я, только чтобы позлить Лизку.

    Она поджала губы и сказала:

    – Светлана Аркадьевна, пойдемте знакомиться с вашей частью дома.

    Все стройной вереницей стали подниматься на второй этаж. Я шла последней, и как только семейство Лужиных с сопровождением скрылось за коричневой дверью, сразу же отправилась в свою комнату. Как будет жить Светлана Аркадьевна со своими отпрысками и женихом, я еще успею посмотреть, а вот территорию своего обитания хотелось увидеть немедленно.

    Комната оказалась не маленькой, я поморщила нос, не очень-то тут уютно, хотя чего ожидать от Лизки, наверняка это она попросила покрасить стены в серый цвет. Да, я могла бы приехать сюда сама пару месяцев назад и высказать свои пожелания, но мне было лень. Кровать у стены, два шкафа и прочая мебель, привезенная из нашего старого дома, вот только пушистый синий ковер был абсолютно новеньким и радовал глаз. И как это Лизка отдала мне такое чудо? Подойдя поближе, на светлой отделке ковра я увидела темное пятно, теперь понятна ее щедрость: или она его купила на распродаже, или сама случайно испортила.

    На подоконнике стоял тот самый кактус, который не нуждался в уходе. Потрогав его колючки, я довольно кивнула головой, люблю такие растения.

    Я посмотрела в окно, машина, доставившая наши пожитки, уже уехала, по тротуару шли люди, а большая черная собака бесцеремонно справляла нужду около урны для мусора.

    – Просто чудесно, – сказала я.

    Напротив стоял небольшой дом песочного цвета, он был чуть пониже нашего и более древний, на мой взгляд, хотя, возможно, просто никто его сто лет не ремонтировал. На крыше дома неожиданно для меня появился мужчина, он полез в сумку и достал небольшой черный футляр. Я машинально спряталась за шторкой.

    Светлые волосы, короткая стрижка, высокий… это, пожалуй, все, что я смогла разглядеть. Мужчина удобно устроился около решетки, что проходила по всему периметру крыши, достал из футляра бинокль и стал наблюдать за нашим домом. Именно за нашим.

    Вообще-то это странно, мы въехали часа полтора назад, вряд ли он об этом знает, так на что тут смотреть-то? Да и не вечер еще, чтобы выискивать в окнах полуобнаженных девиц. Что ему нужно?

    Мужчина закурил. Сейчас я с радостью сделала бы то же самое, но я не курю.

    Он отложил бинокль в сторону, достал блокнот и стал делать какие-то записи. Докурив сигарету, он вновь протянул руку к своему биноклю. Я отодвинула кактус в сторону, быстро забралась на подоконник, уселась поудобнее и с томным выражением лица стала разглядывать окружающую меня красоту – крыши домов, ворон и голые деревья.

    На самом деле я здорово волновалась. Вот не знаю почему, но у меня было такое чувство, что я мишень, сейчас раздастся выстрел – и пуля влетит прямо в мой висок. Это называется – размечталась старая ворона.

    Мужчина поднес бинокль к глазам и тут же отодвинул его в сторону, а что, собственно, смотреть на меня через лупу, когда я и так весьма обозрима. Мне очень хотелось повернуться и получше разглядеть этого любителя архитектуры, но я сдержалась, пусть думает, что я его не заметила.

    Незнакомец быстро сунул футляр и бинокль в сумку, перекинул ее через плечо и исчез с крыши. Ничего удивительного, вот такое впечатление я обычно на мужчин и произвожу.

    Очень долго я наблюдала за подъездом соседнего здания, но никто из него не вышел, скорее всего, выход есть и с обратной стороны дома.

    Я слезла с подоконника и отправилась знакомиться с фамильным гнездом дальше.

    – Ты где ходишь? – спросил меня Глеб, как только я оказалась на его территории.

    Поразмышляв секунду, я решила никому ничего не говорить об увиденном, надо посмотреть, придет ли еще этот незнакомец…

    – Изучала свою комнату.

    – Ну и как?

    – Для серой мыши в самый раз.

    – Я же говорила, что тебе понравится, – едко сказала Лиза, выглядывая из-за шкафа.

    – Да, я ничего против не имею, никто же не виноват, что у тебя нет никакого вкуса. Тебе надо заниматься оформлением похоронных контор, поверь, от клиентов не будет отбоя, ты сделаешь головокружительную карьеру.

    – Ты, ты… – моя милая родственница захлебнулась не то гневом, не то своей беспомощностью.

    – А у меня отличная комната, – приглаживая свои сальные волосенки, похвастался Глеб, – зеркальный шкаф и стол с целой кучей ящиков!

    – Поздравляю, – торжественно ответила я.

    Глеб очень любит крутиться перед зеркалами, но я никак не могу понять, что именно его там так сильно волнует и радует? После того как он на себя налюбуется, он все равно не идет в ванную мыть свои слипшиеся волосы и сбривать реденькую щетину…

    Лестница, ведущая на первый этаж, у Лужиных находилась сбоку, она была не такой массивной и витой, как у нас, это была обычная лестница с широкими перилами и ступеньками, покрытыми тонким ковриком. Я спустилась на первый этаж, зашла на кухню, посидела на диване в гостиной, заглянула в кладовку, заваленную всяким барахлом, и вернулась в свою комнату. Этот дом был намного больше предыдущего, мебели явно не хватало, хорошо обставлены были только наши комнаты, библиотека и две кухни.

    – Илья! Илья! – услышала я крики Лизаветы.

    Я открыла глаза, вот ведь заноза, поспать не дает! Продремала я всего два часа. Кому-то это покажется достаточным временем, но мне как человеку, не знающему, чем заняться, и не склонному, пожалуй, ни к какому виду деятельности, этого слишком мало.

    – Илья! Илья!

    Что там случилось у нее? Я слезла с кровати, поправила покрывало и отправилась в гостиную.

    – Ты понимаешь, – взволнованно говорила Лиза мужу, – мы с тобой не подумали о самом главном!

    – О чем, дорогая?

    – А кто же будет заниматься хозяйством? Светлана Аркадьевна теперь живет отдельно, у нее половина огромного дома и ей явно не до нас. Кто же будет нам готовить и убирать наши комнаты?

    – Я думаю, что ты как жена хозяина дома и должна заняться этим, – спускаясь по лестнице, сказала я.

    Илья и Лиза с большой заинтересованностью посмотрели в мою сторону, – не думают же они, что это все буду делать я.

    – У меня и без того полно забот, – гневно сказала Лиза, – дорогой, ты же знаешь, сколько у меня обязанностей и как я устаю.

    – Конечно, конечно, никто и не думает, что столько дел можно возложить на твои хрупкие плечи.

    – Почему же не думает, – я опять влезла в разговор, – я все же настаиваю, что этим должна заниматься именно Лиза.

    – Катя, насколько я помню, – начал Илья, пропуская мимо ушей мои слова, – ты училась на каких-то кулинарных курсах… Не думаешь ли ты, что пришло время заняться чем-нибудь полезным?

    Лицо Лизы засияло как медный таз.

    – Я, конечно же, согласна, – ответила я, – вот только если никто не боится, что я совершенно случайно могу кого-нибудь отравить…

    Лицо Лизы стало серым, хотя… ей это даже идет.

    – Нет, Катя не может нам готовить, – замотала головой Лиза, – я, конечно, не думаю, что она способна умышленно нанести нам вред, но у нее такая плохая аура, что потом у нас точно будут проблемы со здоровьем.

    Я мило улыбнулась и пообещала:

    – Утонешь в негативе.

    – Не сомневаюсь в этом ни секунды.

    – Вообще-то я уже давно подумываю вылепить из воска куклу, похожую на тебя, я по телеку видела, как берут длинные иголки и протыкают…

    – Я тебя придушу!

    – Не успеешь.

    – Вся дурь в твоей голове от безделья!

    – Ты все же настаиваешь на том, чтобы я готовила? Только скажи – и я с удовольствием отправлюсь на кухню. Илья, а ты не знаешь какой-нибудь яд без цвета и запаха?

    – Хватит, – устало вздохнул он. – Какие будут предложения?

    – Катя вполне может взять на себя уборку, – жена моего брата опять засияла.

    – Правильно, – опять же согласилась я, – и начну прямо сейчас со шкафа, где лежат твои вещи.

    Лиза закрыла лицо руками, замотала головой и стала издавать жалобные звуки:

    – Нет, нет, это просто невозможно… Илья, надо что-то придумать, я даже не представляю, что мы будем есть сегодня на ужин.

    – Давай я поговорю со Светланой Аркадьевной, возможно, она согласится и дальше нам помогать, – предложил Илья.

    – Очень в этом сомневаюсь, – сказала я, – вы же слышали, как она сказала, что она наконец-то посвятит себя своим детям, и как замечательно, что дом поделен на две части, потому что теперь она настоящая хозяйка и будет заниматься только своей семьей.

    – Это ужасно, – застонала Лиза, – нам нужно нанять прислугу.

    – Дорогая, я думаю, ты права, давай мы сейчас пойдем в ресторан, отметим все вместе наше новоселье, а завтра я обращусь в агентство по трудоустройству, и я уверен, нам помогут.

    – Но кто же нам приготовит завтрак? – застонала Лиза.

    Вот ведь какая проблема у человека, яичницу она, что ли, пожарить не может? Не знаю, что на меня нашло, наверное, посещение кулинарного класса дало о себе знать, а может, захотелось поскорее закончить этот нудный разговор и не видеть больше, как великая актриса Елизавета Медникова, заламывая руки, жалуется на свою горькую судьбину. Так вот, не знаю уж, что на меня нашло, но, тяжело вздохнув, я сказала:

– Спите спокойно, дорогие товарищи, завтрак, уж так и быть, приготовлю вам я.


Глава 1 | Самое модное привидение | Глава 3







Loading...