home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

    Казаков пил кофе и вздыхал, я сидела рядом, машинально загибая края бумажной салфетки.

    – Вот ведь как все повернулось, – проронил, наконец, Петр Яковлевич, отодвигая кружку, – а такая важная женщина была. Приложу все силы, чтобы преступник был найден. Вот Илья Андреевич предложил переехать к вам для пользы дела, так сказать. Я склонен согласиться.

    Оторвавшись от салфеток, я посмотрела на Казакова.

    – Да, да голубушка, буду жить с вами, все пока так туманно, что мое присутствие здесь необходимо, да и охрана вам не помешает. Я уже распорядился, завтра с утра в доме установят сигнализацию и по камере на каждый вход. Безопасность – дело дорогое, но в данном случае нужное.

    Когда Казаков сказал, что будет жить в нашем доме, в голове мелькнуло только одно – он считает, что убийца один из нас, он уверен в этом на сто процентов, а сигнализация это так, для отвода глаз… Почему-то только сейчас до меня дошел весь ужас происходящего, раньше в душе было как-то мутно, я себе не отдавала отчета в случившемся, а сейчас точно рукою дотронулась… Кто же это? Как же так? Мысленно я стала перебирать кандидатуры, Глеб, Вика… Это нереально, она же была их матерью Николай Леонидович – не знаю… Маринка… Зачем ей это нужно, да и дикость какая-то получается. Ромка… неуклюжий и смешной парень, влюбленный в Маринку – бред. Лиза – не представляю этого…

    – Мне кажется, ты сейчас думаешь, а кто бы мог совершить сие страшное злодеяние? – поднимая кривоватый палец вверх, сказал Казаков. – Правильно, об этом надо думать постоянно.

    – Что-то ничего путного в голову не приходит, – ответила я, – наверное, потому что не вижу мотива, людей же не душат просто так, проходя мимо.

    – Душат, но редко. Был в моей практике один случай: молодая девушка задушила соседку по даче – петух у той по утрам слишком громко орал. Так нет чтобы петуху голову открутить, она старушонку вечером жизни лишила. Шла к озеру, а бабка белье там полощет, вот и не удержалась.

    Петр Яковлевич заерзал на стуле, заглянул в кружку, покачал головой и добавил:

    – Очень редко, но все же душат и за просто так.

    – От вашего рассказа у меня мурашки по всему телу. Понимаю, что вы не можете поделиться со мной своими умозаключениями, но скажите: вам в этой истории мотив ясен?

    – Чуть-чуть.

    Я тяжело вздохнула. Ну и как с ним разговаривать!

    – Да или нет?

    – Есть версия, но пока серьезных ставок я на нее не делаю, к тому же я еще ни с кем не побеседовал. Чтобы работать, мне нужен материал, этакие нити, из которых я сплету сеть.

    – И набросите ее на преступника.

    – Верно!

    – А когда вы уже начнете опрос населения? Не стоит с этим тянуть.

    – Так я уже начал, вот разговариваю с тобой, прощупываю, так сказать.

    – Спасибо, что предупредили, – улыбнулась я, – буду рада помочь.

    – Это хорошо, – кивнул Казаков, – вопросики к тебе имеются. Ты, конечно, спала и ничего не слышала.

    – Конечно.

    – Из комнаты не выходила?

    – Нет.

    Ответила я довольно быстро, потом задумалась, не может ли мое вранье быть на руку убийце? Хочется, чтобы его побыстрее нашли. Нет, в данном случае я убийце не помогаю, если бы мы с Димой в ту ночь заметили что-нибудь или хотя бы услышали, а так… даже поделиться нечем.

    – Что ты можешь сказать про Николая Леонидовича? По-твоему, он способен на убийство? – спросил Казаков, пододвигая к себе вазочку с конфетами.

    – Способен, но думаю, он бы пошел другим путем. Белый порошок, несущий смерть, эффектным движением был бы отправлен в бокал жертвы – это ему больше подходит.

    Передо мной прямо картина возникла: вот Николай Леонидович на цыпочках крадется к спальне своей возлюбленной, на столике стоит прозрачный бокал, наполненный искрящимся вином, Николай Леонидович открывает крышку малюсенькой коробочки и переворачивает ее, яд медленно опускается на дно, неся быструю и безболезненную смерть.

    – А твой брат мог бы совершить убийство?

    – Нет, он слишком занят для этого.

    Казаков хохотнул, встал со стула и зашагал по кухне.

    – А вы, как я понимаю, версию, что Светлану Аркадьевну убил кто-то чужой, не рассматриваете? – спросила я. – Ну вот, например, бомж какой… шел мимо и думает: дай-ка загляну в этот дом, может, на чердаке вещички какие старенькие найду. Такие предположения вас не увлекают?

    – Увлекают, – Петр Яковлевич тихонечко засмеялся, засунул в рот шоколадную конфету и плюхнулся на стул рядом со мной. – Очень я рад, что буду жить здесь, очень. Такое в моей практике случается редко, приходится бегать, прыгать, кофейку вот не всегда есть возможность выпить, а тут я буду расследовать, не отходя от места преступления, так сказать.

    – Вы на третьем этаже-то уже побывали? Ничего интересного не нашли?

    – Побывал, прочувствовал атмосферу, так сказать, но признаюсь, я пока в растерянности. Категорически ничего не отметаю, все же утром дверь была на первом этаже нараспашку, замок сломан, нельзя это сбрасывать со счетов.

    – Мало ли придурков на свете… Возможно, у нас хотели что-то украсть, такая хорошо спланированная акция.

    – Тогда бы дверь не ломали, ловкий воришка с легкостью откроет эти ваши новомодные замки. Был у меня один интересный случай. У владельца банка, не буду называть его фамилию, украли любимого пса и затребовали выкуп. А собачка так себе, доберман облезлый, стащили его ночью прямо из спальни хозяина, который после вечеринки спал без задних ног. Так вот, и сигнализацию отключили, и камере голову открутили, и четыре замка вскрыли. Самое смешное в этом то, что проделали сие семнадцатилетние подростки, которые решили подзаработать денег на новые мобильные телефоны. Замки им открыл старый дед Егорыч, работавший дворником неподалеку от дома банкира, открыл за три бутылки водки отмычками, которые валялись у него еще с послевоенных времен, вот так.

    Послышались тяжелые шаги, дверь, резко распахнувшись, ударилась ручкой о стену, в ответ чашки на полочке нервно звякнули.

    – Жрать хочу, – сказал Глеб, направляясь к холодильнику, в воздухе повис запах перегара.

    Бедненький, никто теперь не сходит в магазин и не принесет тебе покушать, как же ты жить дальше будешь…

    – Петр Яковлевич погостит у нас некоторое время, – объявил Илья, садясь за стол.

    Глеб резко отбросил вилку и свел брови на переносице, это решение Ильи явно пришлось ему не по вкусу.

    Теперь, когда Светланы Аркадьевны больше с нами не было, Илья предложил Вике, Глебу и Николаю Леонидовичу приходить к нам на завтрак, обед и ужин. Желающих отказаться не нашлось. Вика поинтересовалась, не будет ли Марина убирать и их половину дома, на что Илья задумчиво ответил: «Я подумаю». И о чем, интересно, он собрался думать, у Маринки забот, что ли, мало, пусть сами берут в руки веник, совок и отправляются на уборку территории. Я вот хоть ленью и страдаю время от времени, но в принципе прибраться или что-то приготовить для меня не такая уж проблема, если и артачусь, то только из вредности, особенно когда с Лизкой сцепимся. А Вика с Глебом просто обнаглели, любимые слова – «подай» и «принеси».

    – Петр Яковлевич, чувствуйте себя как дома, если будет нужно что-нибудь, обращайтесь, не стесняйтесь, – продолжил Илья. – Хочу также обратиться ко всем. Как вы понимаете, Петр Яковлевич будет расследовать случившееся в нашем доме… Прошу всех оказывать ему посильную помощь.

    Илья резко оборвал свою речь, не справившись с волнением.

    – Завтра я должна идти к следователю, – сообщила Лиза, – никогда не думала, что мне придется через это пройти.

    – Не тебе одной, – огрызнулась Вика.

    – Да, но почему я первая, чувствую себя просто подозреваемой номер один, какой ужас, какой же это ужас.

    Лиза взяла рюмку Ильи и опрокинула в себя пятьдесят граммов водки, поморщилась, вздохнула и стала грызть огурец.

    – Давайте начистоту, – выпалил Глеб, – что эта ищейка будет здесь вынюхивать?

    – Глеб, к чему такой тон, – растягивая слова, спросил Николай Леонидович. – Чем быстрее найдут человека, который убил твою мать, тем лучше, и имей уважение к старшим, нельзя так разговаривать. Я никогда не позволяю себе такого тона и тебе не советую.

    Глеб в ответ презрительно фыркнул, мнение Николая Леонидовича его не интересовало ни по какому вопросу. Илья хотел тоже заступиться за Казакова, но Петр Яковлевич поднял руку и сказал:

    – Понимаю, что мое присутствие здесь может многим не понравиться, со своей стороны обещаю, что особо докучать не буду, но и вам придется считаться с обстоятельствами, это в ваших же интересах.

    – Для всего этого есть следственные органы, а самодеятельность нам не нужна, – отчеканил Глеб.

    – В моем доме все будет так, как я хочу, – гневно сказал Илья, и я мысленно ему зааплодировала. Наконец-то! – Если кого-то такое положение дел не устраивает, задерживать не буду, где дверь – все знают.

    Ого, ай да Илья, ай да молодец! За столом воцарилась минутная тишина, которую нарушила Лизавета.

    – Так как мне вести себя у следователя, что говорить?

    – Правду, – посоветовал Петр Яковлевич, цепляя вилкой кусочек колбаски, – только правду.

    – Но я ничего не знаю.

    – Просто отвечайте на вопросы, не думаю, что это будет сложно.

    – Как невозможно глупо устроена жизнь, – пустилась в философию Вика, – спишь в своем доме и в мыслях ничего нет, а тут приходит какой-то вор или бомж, и все… Бедная мама, как это ужасно.

    Слушая Вику, я про себя отметила, что сегодня она выглядит очень хорошо, волосы слегка завиты, ресницы накрашены, может, причиной тому был Дима, который должен прийти с минуты на минуту.

    – А с чего ты взяла, что преступник вор или бомж, это вполне может быть один из нас, – сказала я, косясь на Казакова. Мне хотелось понять ход его мыслей, и эта фраза предназначалась скорее для него.

    – Ты что такое говоришь, – изумилась Лиза, – с ума, что ли, сошла от горя?

    – Точно дура, – поддержала Вика.

    Я специально молчала, все взгляды постепенно передвинулись на Казакова, все ждали, как на мои слова отреагирует частный детектив.

    – Возможно, – коротко сказал Петр Яковлевич, обменявшись взглядами с Ильей. Наверняка они обсуждали это ранее, запершись в библиотеке.

    Марина высунула голову из кухни и, не стесняясь того, что подслушивает, спросила:

    – А за убийство сколько дают?

    – Пошла вон! – заорала Лизка на сестру.

    – Лиза, – упрекнул ее Илья, – мы все нервничаем, ситуация непростая, но давай будем терпеливы и уважительны, нам только скандалов не хватает.

    – Вы придумали какую-то глупость, – сказала Вика, – зачем кому-то из нас убивать маму, она столько делала, нет, это ерунда. А когда похороны? Я хочу проститься с моей бедной мамочкой.

    Раздался звонок, и Маринка, вылетев из кухни ястребом, бросилась открывать дверь. Это пришел Дима. Увидев его, Вика отодвинула тарелку, слегка потупила взор и сцепила пальцы. Илья встал встречать гостя, принял соболезнования и пригласил его к столу. Дима явно чувствовал себя не в своей тарелке, в такой ситуации любой будет испытывать некоторую неловкость. В знак поддержки я слегка придвинула свой стул поближе к нему.

    – Да вот, такое у нас стряслось, – вздохнул Николай Леонидович, как бы извиняясь за натянутую атмосферу за столом.

    – А у вас уже есть к нам какие-нибудь вопросы? – спросила Лиза у Казакова. – Дима, расскажу тебе последнюю новость, возможно, ты сейчас сидишь за одним столом с убийцей.

    – Лиза! – опять приструнил жену Илья.

    – А что я такого сказала? Петр Яковлевич ведь допускает, что преступление мог совершить кто-нибудь из нас, вот я и информирую человека.

    Лиза явно нервничала, ее устоявшийся мир рушился, и пережить этого она не могла. Она, жена успешного бизнесмена, чуть ли не обвиняется в убийстве, как же тут не распсиховаться.

    – Дима, вы кушайте, – заботливо сказала Вика, – и не обращайте внимания ни на что, вы же понимаете сейчас наше состояние…

    – Спасибо, – кивнул Дима.

    Глеб налил себе пятую или шестую рюмку водки, зло посмотрел на Казакова и выпил, не закусывая. Как же он боится, что кто-нибудь найдет клад раньше него, все мысли только об этом.

    После смерти Светланы Аркадьевны я никак не могла прийти в себя. Вроде шок уже прошел, но все равно время от времени внутри что-то тряслось и дергалось. Надо вернуться к поиску клада, это меня отвлечет, да и хочется побыстрее разгадать загадку Глафиры Сергеевны. На карте обведена комната Ильи и Лизы, постараюсь завтра к ним пробраться и осмотреть стены и углы. Илья уедет на работу, Лиза поедет к следователю, вроде все складывается неплохо, вот только Казаков наверняка будет бродить по дому, как привидение… Привидение… Эта загадка тоже не разгадана. А если убийство Светланы Аркадьевны и похищение документов все же связаны. Интересно, что думает Казаков по данному поводу? В голове у меня путаница, обрывки какие-то, кончики да крохи, надо все это собрать в кучу и хорошенько подумать.

    – Петр Яковлевич, а вы не связываете случившееся с предыдущим инцидентом, с пропажей бумаг Ильи? – поинтересовалась я. – И в том и в этом случае замок сломали.

    – Позвольте мне сейчас умолчать о своих умозаключениях, делать выводы пока рано, – улыбнулся в ответ Казаков, – не будем торопиться, друзья мои.

    – Мне что-то плохо, голова кружится, – вставая из-за стола, пробормотала Вика. – Дима, пожалуйста, проводите меня, боюсь, одна до комнаты не доберусь.

    Эту уловку я раскусила сразу: что ж, бедной девочке плохо, надо ей помочь. Дима, подскочив, взял Вику за локоть, я тоже не собиралась сидеть сиднем.

    – Что с тобой? – резко вставая из-за стола, спросила я. N>– Это от пережитого, ты ела сегодня что-нибудь? Сейчас мы поможем тебе, не волнуйся.

    Моя инициатива не была одобрена Викой, она сморщила нос и бросила на меня весьма недружелюбный взгляд.

    В своей комнате Вика оживилась, взбила подушку, прилегла на кровать и стала вздыхать, Дима терпеливо наблюдал за ней, тоже понимая, к чему все это.

    – Катя, принеси воды, в горле пересохло, – пробормотала Вика.

    Сначала я хотела выкрутиться, отправив на кухню Диму, но потом подумала, что так вечно продолжаться не может и пора уже закончить эту комедию. Бросив на Диму сочувствующий взгляд, я вышла. Ступеньки замелькали под ногами – дверь, стакан, вода, мысленно я отметила, что запах краски в воздухе больше не чувствовала, и бегом обратно.

    К комнате я подошла на цыпочках и прислушалась.

    – … что значит, ты уже встретил свою судьбу? Это ошибка, так бывает…

    – Вика, не стоит об этом, сейчас у тебя очень трудный период в жизни…

    – Да! И ты просто обязан меня поддержать, не у Кати же убили мать, а у меня!

    Надо его спасать, срочно спасать. Я распахнула дверь, протянула стакан и громко объявила:

    – Вода!


Глава 19 | Самое модное привидение | Глава 21







Loading...