home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

    – Петр Яковлевич, не тяните, – потребовала Лиза, отправляя в чашку уже третью ложечку сахара, – если честно, я даже не знаю, радоваться или огорчаться тому, что мы были в отъезде.

    Илья и Лиза вернулись утром, отдых пришлось отложить, так как у Лизы начался токсикоз, любая еда вызывала рвоту, а запахи в апартаментах дома отдыха – головную боль. Собрав вещи, будущие родители вернулись в родное гнездо, где чуть не упали, узнав о событиях прошедшей ночи. Марина взяла на себя роль основной рассказчицы, ее ничуть не смущал тот факт, что ее участие в этой истории было минимальным. Мы же с Петром Яковлевичем стояли в сторонке и лишь изредка кивали или вставляли короткие замечания, так как перебить Марину было все равно невозможно. Наконец, получив некоторую порцию информации, Илья распорядился подать в гостиную кофе. Лужиных звать не стали, Казаков еще до завтрака рассказал им об аресте Романа, и мы посчитали, что этого вполне достаточно.

    – Какое счастье, Петр Яковлевич, что вы вовремя вернулись, – горячо произнес Илья. – Катя, ты как себя чувствуешь?

    – Удовлетворительно, – ответила я, мечтая о том моменте, когда голова коснется подушки. Если бы не желание узнать подробности, я бы спала сейчас крепким сном.

    – А я никуда и не уезжал, – развел руками Петр Яковлевич, – признаюсь, у меня даже нет сестры, все это обыкновенная уловка, чтобы выманить преступника на свет.

    – Очень хороший план, – усмехнулась я, не держа зла на Казакова. – Сделали из меня приманку, да еще наверняка гордитесь этим.

    – Тут я, бесспорно, виноват, хотя есть смягчающее обстоятельство – твоя безопасность, Катенька, была полностью под моим контролем.

    Хороша безопасность, на руках вон синяки два сантиметра в ширину, ах, Петр Яковлевич, слишком любите вы красивые ходы… Ну да ладно, я и сама тяготею к эффектным развязкам.

    – Выкладывайте все по порядку, – потребовала Лиза, – а то я обязательно запутаюсь. Как вы вообще узнали, что Рома и есть убийца?

    Петр Яковлевич положил перед собой стопочку печенья, победно оглядел присутствующих и начал свой рассказ:

    – Как-то за чашечкой кофе Илья Андреевич поведал мне удивительную историю о несметных богатствах, якобы спрятанных в этом доме. Не скажу, что я поверил услышанному, но вычеркивать из памяти не стал. Когда убили Светлану Аркадьевну Лужину, признаюсь, в списке подозреваемых первое место занял Николай Леонидович, он имеет некоторое отношение к украденным документам…

    – Что? – изумился Илья.

    – Да, именно так, вот поэтому он и не вызывал у меня особого доверия, но, хорошенько обследовав место трагедии и немного поразмышляв, я понял – эти два преступления не связаны между собой, а дальнейшее расследование лишь подтвердило, что Николай Леонидович тут вовсе ни при чем. После переезда в ваш дом я первым делом обследовал третий этаж, память у меня прекрасная, так что запомнить, где что лежит, – не проблема. Через некоторое время мне стало ясно: некто настойчиво ищет сокровища, о которых ранее рассказывал Илья Андреевич. Мотив преступления потихоньку вырисовывался, стена в двух метрах от того места, где был найден труп, не имеет нескольких кирпичей, они выбиты…

    – Я ничего такого не заметил, – удивился Илья.

    – Чтобы это увидеть, надо подойти поближе к решетке и отогнуть лист обоев. Преступник был аккуратен, умело заметал следы, надеясь, что его деятельность долго будет незаметной. Искал же он по ночам, так как делиться ни с кем не собирался, да и понимал – никто просто так ему клад не отдаст.

    – Вы же говорите о Роме, да? – перебила Лиза.

    – Да, он надеялся разбогатеть, отыскав сокровища Медниковой, и именно он убил Светлану Аркадьевну. В ту злополучную ночь Роман как раз долбил стену, вынимая из нее кирпичи, он был уверен – фортуна на его стороне. Наверняка в мечтах он уже перебирал украшения из золота, щедро усыпанные драгоценными камнями, но Светлане Аркадьевне не спалось… Возможно, ей захотелось воды, или иные желания заставили ее подняться с постели, кто знает… В коридоре она услышала стук, доносившийся с третьего этажа. Недолго думая, женщина поднялась наверх. На теле ее не обнаружено следов борьбы, скорее всего, Светлана Аркадьевна даже не успела возмутиться, Роман задушил ее быстро и хладнокровно. Но его ожидало разочарование, никаких драгоценностей в стене не было. Разум неудачливого кладоискателя помутился, уходить из дома без золота он не хотел. Убрав следы своей деятельности, Рома спустился вниз и сломал замок в надежде, что, пока будут разбираться, пройдет как минимум два дня, за которые можно продвинуться к намеченной цели…

    – Безумие какое-то, – воскликнула Лиза. Илья взял ее за руку, прося не волноваться.

    – А как же вы догадались, что именно Рома убийца? – спросила я.

    – Для начала я решил узнать, кто же выходит по ночам из комнат. Пустяковая работа, скажу я вам. Первым моим желанием было спрятаться и ждать, но дом большой и можно просидеть пару ночей, так и не увидев ничего. Признаюсь, я люблю крепко поспать, – Казаков хохотнул и сделал большой глоток кофе, – поэтому выбрал иной путь. Когда все разошлись по комнатам и затихли, я просто наклеил на каждую дверь ниточку. Не могу сказать, что я подозревал каждого. Глеб, например, имел возможность заниматься поисками днем, никто ему не мешал, да и с трудом верилось, что этот молодой человек способен убить родную мать… Пожалуй, я подозревал Рому: вроде он улыбается, а взгляд тяжелый… Потом еще Катин жених Дима вызывал у меня живейший интерес…

    – Неужели вы на него думали? – изумилась я.

    – А почему бы и нет? – улыбнулся Казаков. – Все могло быть, все.

    – И на чьей двери ниточка оказалась оборванной? – спросил Илья.

    – Рано утром я обнаружил, что ночью из комнат выходили Марина, Николай Леонидович и Роман. Теперь предстояло уточнить, зачем они покидали теплые постели.

    – Я в туалет ходила, – заволновалась Марина, – честное слово!

    – С кого же вы начали? – не утерпела Лиза. – С моей сестры?

    – Нет, – улыбнулся Казаков. – Доверившись интуиции, я сразу же взялся за Романа. Когда он уехал в магазин за продуктами, я пробрался в его комнату и учинил небольшой обыск. В шкафу валялась зеленая куртка, на спине которой красовалась надпись «пицца», а чуть ниже номер телефона.

    – Ничего удивительного, Рома раньше разносил пиццу, – сказала Лиза. – Мы как раз встретились, когда он выполнял заказ, я еще плюхнулась на его сумку.

    – По номеру легко было узнать адрес офиса. Стоило мне обмолвиться о своем желании устроиться к ним на работу, как словоохотливая девушка-секретарь поведала мне много интересного. – Казаков захлопал ресницами и жеманно повел плечами. – «Ах, вот некоторые приходят к нам и не понимают, какая это ответственная работа. На обслуживание клиента отводится определенное время, так что нечего бегать по своим делам, надо же уважать людей». И так далее, и тому подобное. Примером отрицательного поведения был как раз Рома. «Вот был у нас такой Соловейчиков, и что? Вечно где-то пропадал, заказы выполнял плохо, а когда уволился, даже форму не сдал, я устала его разыскивать, как так можно, не понимаю».

    Казаков очень хорошо изобразил недовольную девушку, из него вышел бы прекрасный актер.

    – Надо же, – возмутилась Лиза, – а я даже не позвонила на его предыдущее место работы, заглянула в паспорт, вроде все нормально, так и взяла к нам.

    – В случившемся есть и моя вина, – вздыхая, сказал Илья, – должен признать, я совершенно забросил дом.

    – Рома так халатно относился к доставке пиццы по той простой причине, что все мысли его были заняты другим – сокровищами Глафиры Сергеевны, – продолжал Казаков. – Как только выдавалась свободная минута, он направлялся в сторону вашего дома, следил за каждым членом семьи, подслушивал, подглядывал, прикидывал, как бы втереться в доверие. Катя мне рассказала, что однажды ночью кто-то побывал здесь. Это Рома не утерпел, понадеялся на удачу – вдруг интуиция подскажет, где искать, но ничего не вышло, к тому же его чуть не обнаружили. – Казаков похлопал меня по руке и подмигнул. – Больше так рисковать Рома не мог, любыми путями нужно было пробираться в ваш дом на законных основаниях. Но как? Вскоре Елизавета Григорьевна и Катя отправились на прогулку по магазинам, Рома всю дорогу крутился поблизости, следил из-за угла, из-за витрин, дверей магазинов…

    – А мы его даже не замечали, – усмехнулась я, – только о покупках и думали.

    – Вряд ли Рома предполагал, что его вот так сразу возьмут на работу. Для начала он просто хотел познакомиться с вами под любым предлогом.

    – Ему надо было снять эту ужасную униформу, в костюме он бы выглядел солиднее, – прокомментировала Лиза.

    – Что делать, приходилось совмещать свое увлечение с работой, к тому же в одежде разносчика пиццы Рома больше располагал к себе, он становился не каким-то незнакомцем, а практически официальным лицом, – улыбнулся в ответ Казаков. – Жадность превратила Романа в одержимого человека, уверен, он не очень-то задумывался о мелочах.

    – Получается, Рома знал легенду о богатстве Глафиры Сергеевны задолго до появления в нашем доме. Как такое возможно? – спросила я. – Ночью он поразил меня своей осведомленностью.

    – Пожалуй, – потер ручки Петр Яковлевич, – настал момент, когда я расскажу вам нечто интересное. В службу доставки пиццы Рому пристроил одноклассник, об этом мне поведала все та же недовольная девушка-секретарь. Я немного поболтал с ним. Так вот, в разговоре друг Романа называл его не по имени, а детским прозвищем Медяк. А теперь я готов выслушать предположения, откуда могла взяться такая кличка?

    – Только не говорите, что его настоящая фамилия Медников, – замотала я головой, чувствуя, что угадала. – Такого просто не может быть!

    – Да, это так, – кивнул Казаков. – Роман Соловейчиков – прямой потомок Федора Медникова, одного из сыновей Глафиры Сергеевны.

    Илья вскочил со стула и заходил по комнате, я разделяла его волнение, не так часто находишь родственников, к тому же таких, которым ничего не стоит убить ближнего своего…

    – Безумие какое-то, – выпалил Илья, возвращаясь обратно к стулу.

    – Вот это да! – оценила ситуацию Маринка. – Эх, знать бы раньше…

    Интересно, что бы она тогда сделала, вышла за него замуж?

    – Но почему сейчас у него другая фамилия? – спросила Лиза. – Неужели фальшивые документы?

    – Нет, мать Романа вышла замуж, а отчим усыновил мальчика, обычное дело, – ответил Казаков. – Легенда о богатстве Медниковой переходила из поколения в поколение. В вещах этого горе-кладоискателя я нашел тот самый план дома, который Глафира Сергеевна оставила сыну Федору, а также потрепанное письмо Степана, в котором он рассказывал брату о пропаже кольца с крупным темно-синим камнем. Медникова носила его всю жизнь, не снимая, в память о муже.

    Казаков посмотрел на меня и, подмигнув еще раз, добавил:

    – Все стало ясно, оставалось только выманить лису из норы. Узнав, что вы, Илья Андреевич, вместе с женой решили отдохнуть за городом, я начал действовать, а именно разместил в комнате у Кати подслушивающее устройство – «жучок».

    – Что?! – возмутилась я. – А вы не забыли спросить у меня разрешения?

    – Забыл, Катенька, замотался и забыл.

    Я улыбнулась, зачем ругаться с таким чудаком, все равно же сердиться на него долго невозможно.

    – Между прочим, Петр Яковлевич спас тебя от смерти, – влезла Марина, вот ведь заступница.

    – Да, было такое, но только сначала он использовал меня как приманку.

    – А я не понимаю, откуда взялась уверенность, что Рома пойдет к Кате, – спросила Лиза – И вообще, чего он от нее хотел?

    – Рома не сомневался, что эта замечательная девушка знает, где лежит клад, – улыбнулся Казаков.

    – Но с чего, с чего он так решил? – нахмурился Илья.

    – Кольцо, – ответил Казаков. – Кольцо с крупным синим камнем, когда-то принадлежавшее Глафире Сергеевне, однажды совершенно неожиданно появилось на Катином пальце…

    – Но это подарок Димы на помолвку, – сказала Лиза, – теперь я совсем запуталась.

    Эх, пришло время признаваться в своем вранье.

    – Каюсь, я немножко обманула вас. Дима кольцо мне не дарил, мы нашли его в тайнике на кухне Лужиных.

    Воцарилась тишина, которую нарушил хохот Ильи:

    – Так это вы, разломав стену, довели Глеба до нервного срыва?

    – Ну да.

    – Легенды, кольца, клады! – воскликнула Лиза. – С ума можно сойти! Так существуют сокровища Медниковой или нет?

    Немного смутившись, я покосилась на Казакова – выкладывать подробности мне совсем не хотелось, надеюсь, никто этого не потребует. Петр Яковлевич неторопливо расстегнул жилет и задумчиво посмотрел в сторону окна. Похоже, он просто сделал вид, что не слышал последнего вопроса… Решив не расплескивать знания, я сменила тему:

    – Петр Яковлевич, расскажите, как вы меня спасали, очень интересно послушать.

    Казаков улыбнулся, пригладил усики и, откусив шоколадную конфету, произнес:

    – Представляю, какие чувства испытал Роман, увидев на Катиной руке кольцо. Если раньше он искал наугад, двигаясь вслепую по старому плану, то теперь все могло измениться – раз она нашла кольцо, значит, что-то знает. Как только стемнело, я осторожно пробрался в дом через вход Лужиных и, спрятавшись в комнате Ильи Андреевича, замер в ожидании.

    – Вы подслушивали мой разговор с Димой? – смутившись, спросила я.

    – Сделал это с большим удовольствием, – хохотнул Казаков. – Потом все пошло как по маслу, Роман пришел в Катину комнату. Благодаря подслушивающему устройству я имел представление о происходящем, ситуация полностью была под контролем. Твоей жизни, Катя, ничто не угрожало.

    В который раз я посмотрела на синяки на запястьях и подумала, что безопасность – понятие весьма растяжимое.

    – Следователь, занимающийся убийством Светланы Аркадьевны, мой хороший приятель. Когда картина стала ясна, а Рома наговорил достаточно компрометирующих его деталей, я набрал нужный номер, группа захвата прибыла точно по расписанию. Преступник попал в капкан.

    – Браво! – захлопала в ладоши Марина. – Вы самый лучший детектив на свете.

    Вот чувствую – они поженятся.

    За столом начался невообразимый шум, благодарные слушатели расхваливали на все лады лучшего сыщика на земле Петра Яковлевича Казакова. Я сидела тихонечко и радовалась – в случившейся суматохе никто не вспомнил про наше с Димой отношение к кладу, хотелось бы эту тему замять.

    Сославшись на усталость и поблагодарив Казакова за столь замечательное участие в моей судьбе, я отправилась на второй этаж. Пожалуй, надо последовать примеру Ильи и Лизы: в следующие выходные обязательно съезжу в какой-нибудь дом отдыха, поплаваю в бассейне, схожу в тренажерный зал, да и просто поваляюсь в тишине, хотя лучше бы поехать туда с Димой.

    Удобно устроившись на диване около лестницы, я стала обдумывать свое дальнейшее поведение и как избежать нежелательных на данный момент вопросов… В кармане задрожал телефон.

    – Привет, солнышко, – услышала я Димин голос. – Как ты?

    – Хорошо, только соскучилась.

    – Приглашаю тебя в ресторан со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Дима помолчал, потом, сменив игривый тон на серьезный, добавил:

    – Просто ненавижу себя… Почему я не был рядом с тобой этой ночью.

    Счастье, точно мягкое, пушистое облако, подхватило разомлевшую душу и подкинуло высоко, высоко… На лестнице послышались шаги, я быстренько попрощалась с Димой и убрала телефон.

    – Ты уж прости меня, дурака, – сказал Петр Яковлевич, садясь рядом, – знаю, что переборщил, знаю, что виноват.

    – Да ладно, чего уж там, – улыбнулась я, глядя на смущенного частного детектива, – жизнь удивительна и прекрасна.

    Казаков кивнул, помолчал немного и протянул руку – на ладони лежал небольшой белый комочек.

    – Это тебе.

    Заинтригованная, я торопливо развернула шуршащую бумагу… Кольцо Глафиры Сергеевны Медниковой, сверкнув, упало мне на колени. Память тут же вынесла на поверхность картинку – Рома, зло улыбаясь, прячет его в карман брюк…

    – Но как? – прошептала я.

    – Ловкость рук, – усмехнулся Петр Яковлевич.


Глава 23 | Самое модное привидение | Глава 25







Loading...