home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 9

    – Здесь библиотека, – сказала я, пропуская Диму вперед. – Илья гордится ею и частенько заставляет меня что-нибудь читать.

    – Может быть, вам нужна какая-нибудь книга? – спросила Лиза, материализовавшись, точно из воздуха, в дверном проеме.

    Улыбаясь Дмитрию, она явно была не против залезть на стремянку и достать все, что он захочет, даже с самой верхней полки.

    – Спасибо, – ответила я, – но мы со всем справимся самостоятельно. – И захлопнула дверь перед ее носом.

    Рассерженно покачав головой, я добавила:

    – Если мы Лизу сразу не уберем с нашего пути, потом она будет греметь за нами, как консервная банка, и мы и глазом не успеем моргнуть, как клад придется делить уже на четыре части.

    Мы обошли первый этаж довольно быстро, я специально разговаривала с Димой погромче, чтобы весь дом знал, что у нас обычная экскурсия, а не поиск замурованных где-то сокровищ. Рассказчик из меня плохой, так что мне пришлось нелегко.

    – Дом просто замечательный, – время от времени говорил Дима, сдерживая улыбку, – уютный и просторный.

    – Пошли уже к Лужиным, – шепнула я, как только мы поднялись по лестнице, – здесь потом все осмотрим.

    Мое нетерпение было понятно, ведь от тайника нас отделяло совсем небольшое расстояние и хотелось как можно скорее разгадать новую загадку.

    – Доброе утро, Светлана Аркадьевна, а я вот гостя привела, – радостно сказала я, увидев тетю. – Не помешаем?

    Я очень надеялась на то, что у нее сегодня хорошее настроение и наши планы не рухнут.

    – Молодец, – одобрила Светлана Аркадьевна, – хорошим людям мы всегда рады, проходите, проходите. Как у вас дела?

    – Спасибо, все хорошо, вот подумываю поискать себе работу, надоело прозябать, – сказала я.

    – Что же, дело хорошее, хотя я считаю, что женщина должна сидеть дома и заниматься детьми.

    Интересно, почему она тогда отправила Вику получать второе высшее образование, неужели оно так важно для выполнения рутинной домашней работы? Скорее всего, Светлана Аркадьевна надеялась, что ее дочь в вузе познакомится с достойным человеком.

    Вика выскочила из своей комнаты, села в кресло и стала наблюдать за Димой. Мы поздоровались и, не мешкая, прошли на первый этаж.

    – Ничего не поделаешь, – сердито сказала я, – придется потратить еще полчаса, изображая интерес.

    – Ты очень нетерпелива, – засмеялся Дима, – мне нравится это.

    – Беру пример с тебя, – огрызнулась я, пытаясь скрыть свое смущение.

    Куда бы мы ни заходили, везде чувствовалась рука Светланы Аркадьевны – тяжелые шторы, вязаные скатерти и вазочки на полочках. Если нашу половину дома Лиза забила экзотическими растениями, одни пальмы в большущих кадках чего стоили, то здесь этого излишества не было, на подоконниках красовались фиалки, бегонии и кустики роз, обсыпанные мелкими цветочками. Ни пылинки, ни соринки.

    Нагулявшись по комнатам и тем самым выполнив миссию по устранению подозрительности домочадцев, мы с энтузиазмом рванули на третий этаж.

    – Вот эта комната, – сказала я, указывая на поцарапанную дверь, – именно ее перестраивали.

    – Ага, кажется, я здесь хорошо ориентируюсь.

    – А что именно тут подверглось изменению?

    – Комната показалась Медниковой слишком большой, она попросила ее уменьшить, чтобы освободить место для чего-нибудь другого.

    Дверь была открыта, и мы без проблем зашли в просторное помещение. На полу лежали книги и сложенное вчетверо ватное одеяло, два вполне приличных стула были связаны веревкой и, видно, ждали того часа, когда о них вспомнят.

    – Значит, эту стену передвинули? – спросила я, хлопая рукой по шершавой поверхности.

    – Да.

    – И что теперь делать? Не можем же мы ее снести.

    – Почему нет, сейчас же и снесем, – засмеялся Дима. – Давай посмотрим, где она была раньше.

    Мы вышли из комнаты, Дима достал рулетку и, шепча какие-то цифры, стал измерять стены.

    – Это что? – спросил он, показывая на соседнюю дверь.

    Я заглянула внутрь и сказала:

    – Какая-то малюсенькая кладовка, веники вон висят, наверное, Николай Леонидович заготовил инвентарь для бани, старое зеркало, доски, темно тут и пахнет противно.

    – Похоже, – задумчиво сказал Дима, – комната тянулась до конца этой кладовки, так что, скорее всего, надо искать именно здесь.

    – В кладовке?

    – Да, «пусть измененное станет прежним», мысленно передвигаем стену и получаем дополнительную территорию, которую нам и надо исследовать.

    – Что же она сразу не написала, что искать надо в этом мрачном углу. – Я решила поставить Диму в тупик.

    – Просто ей хотелось, чтобы люди пользовались своей головой, и потом – в ее время этой кладовки не было.

    Я включила свет в малюсенькой комнате и сказала:

    – И где тут искать, территория полтора метра на полтора.

    Дмитрий не успел ничего ответить, как за его спиной раздались шаги, он быстро прижал меня к себе, и уже через секунду в дверях появилась угловатая фигура Глеба. Мой родственничек явно не обрадовался, увидев нас, глазки, как всегда, забегали по сторонам. Дима ловко убрал рулетку в карман, сделав это незаметно для Глеба.

    – Что вы здесь забыли? – зло процедил Глеб.

    Дима нежно погладил меня по плечу, сейчас мы были похожи на воркующих голубков, а не на одержимых кладоискателей.

    – А почему такой тон, и ты, кстати, не забыл поздороваться? – спросила я.

    Надо было сразу поставить его на место, это дом моего брата, Глеб же и копейки не заплатил ни за один его кирпич, так что пусть не чувствует себя здесь как хозяин.

    – Уходите отсюда.

    – Глеб, ты что? – на место раздражения пришло изумление.

    Вообще, последнее время он вел себя странно, грубил или просто бросал взгляды, наполненные ненавистью и злобой. Неужели мысли о сокровищах повредили его рассудок?

    – Илья Андреевич позволил прогуляться по дому, мне, как историку, это очень интересно, к чему же такой тон? – вмешался Дима. – К тому же я не терплю, когда так разговаривают с дамой.

    Он отпустил меня и встал так, что я оказалась за его спиной, тем самым закрыв меня от любой необдуманной реакции Глеба. Подобная забота приятно поразила меня.

    – Если вы не уйдете, я не уйду тоже, вы все равно ничего не разнюхаете – уверен, неспроста вы здесь крутитесь.

    Спорить с ним было бесполезно, Глеб уперся как баран, и даже поругайся мы с ним сейчас, это не изменило бы ситуацию. Продолжать свои поиски в его присутствии мы не смогли.

    – Подумаешь, – сказала я, вставая рядом с Димой, – ты нам не мешаешь.

    – Глеб, наверное, тебя очень любит, если так ревностно собирается следить за тем, что мы с тобой тут делаем.

    Я засмеялась и прижалась щекой к Диминой груди, он в ответ меня обнял. Глеб же не сводил с нас глаз и не двигался с места.

    – Пойдем в мою комнату, – сказала я, – кажется, нам будет намного лучше без нервных соглядатаев.

    Проходя мимо Глеба, я покрутила пальцем у виска, намекая, что он ведет себя весьма глупо.

    – Вот почему, почему ему вечно надо все испортить? – возмущалась я, закрывая дверь своей комнаты.

    – Глеб явно что-то подозревает.

    – Ну и пусть. По большому счету, искать клад может любой, не говоря уже о том, что Глеб здесь находится только по доброте моего брата и даже не является нам кровным родственником. И он, и Вика дети Светланы Аркадьевны от первого брака.

    – В любом случае, нам придется считаться с этой проблемой, тянуть не стоит, давай найдем тайник сегодня ночью, – предложил Дима.

    – Но как мы это сделаем? – изумилась я.

    – Думаю, часа в два все точно будут спать, ты откроешь дверь, и мы тихонько прокрадемся на половину Лужиных. Вот и все, потом я уйду.

    – Это отличная идея, а ты думаешь, у нас получится?

    – В крайнем случае пострадает твоя репутация, – засмеялся Дима, – ты к этому готова? Если меня увидят здесь ночью, тебе придется краснеть и объясняться.

    – Это я как-нибудь переживу, – улыбнулась я.

    К ночной вылазке я готовилась очень серьезно – надела спортивный костюм и носки, раздобыла фонарик и приготовила несколько инструментов: отвертку, стамеску и плоскогубцы. Хотела взять еще молоток, но подумала, что стучать все равно нельзя, так что придется обойтись этим. Мысленно я возвращалась в кладовку и пыталась представить, где же там можно спрятать хоть что-нибудь. Волнение нарастало, в два часа мой мобильник затрясся, это звонил Дима. Я спустилась на первый этаж и открыла входную дверь.

    – Спят? – спросил он.

    – Спят, – подтвердила я.

    Через коричневую дверь на втором этаже мы осторожно пробрались на половину Лужиных.

    – У меня есть фонарик, – прошептала я.

    – У меня тоже, – ответил Дима.

    В кладовке мне жутко захотелось чихать, но усилием воли я подавила в себе это несвоевременное желание.

    Дима включил фонарик, и мы огляделись по сторонам.

    – Где же искать? – застонала я.

    – Эти стены воздвигли позже, – сказал Дима, – так что нам нужно осмотреть только пол, потолок и вот эту стену.

    – Не перестаю удивляться, какой ты умный.

    – Ты мне льстишь.

    – Не без этого, – улыбнулась я.

    Дима посветил на потолок.

    – Нет, – мотнул он головой.

    Затем мы стали осматривать пол.

    – Доски старые, – сказала я, – думаешь, их меняли?

    – Не похоже, слишком сухие, вон какие щели.

    Дима посветил на пол и поморщился.

    – Нет, – опять сказал он, – давай начнем со стены.

    – Я буду ее простукивать, так все делают, – со знанием дела сообщила я.

    Дима придвинул стул и залез на него, я же, взяв отвертку, стала тихонечко стучать по стене, и хотя звук раздавался очень слабый, мне казалось, что сейчас проснется весь дом.

    – Это здесь, – уверенно сказал Дима, разглядывая окошко размером с альбомный лист.

    – Откуда ты знаешь? – подскочила я.

    – Интуиция, да и больше негде, давай свои инструменты.

    Дима ловко орудовал отверткой, он что-то отгибал по всему периметру окна, потом попросил стамеску, и я молниеносно ее протянула. Со стороны мы были похожи на врача и медсестру перед операционным столом – он режет, а я на подхвате.

    Я очень боялась, что мы ошиблись и, возможно, разгадка находится совсем в другом месте, сейчас, когда все так опасно и романтично, разочарование было бы просто невыносимым. Дима на что-то надавил, и раздался легкий хруст, стекло вместе с рамой оказалось у него в руках.

    – А это можно будет поставить на место? – забеспокоилась я.

    – Не волнуйся, никто ничего не заметит.

    – Что там? – нетерпеливо спросила я.

    – Доска.

    – Так выковыривай ее скорее.

    Через минуту еще одна преграда была сломлена, Дима вынул деревяшку, внимательно осмотрел образовавшийся проем и прошептал:

    – Вроде тут пусто внутри, сейчас покопаемся в стене.

    Он засунул руку внутрь.

    – Осторожней.

    – Там что-то мягкое, сейчас достану.

    Дима спрыгнул со стула и протянул мне тряпичный сверток. Развернув его, я увидела лист бумаги.

    – Мы нашли это, нашли, – затрясла я Диму, – поверить не могу, вот это да!

    – Отличная мы с тобой команда, – с довольной ноткой в голосе ответил он.

    Развернув бумагу, я увидела текст.

    – Ничего не видно, очень мелкий.

    Дима посветил фонарем.

    – Нужна лупа, – сказал он, – черт, с собой ничего подходящего нет.

    – В библиотеке на первом этаже есть.

    Мы быстренько навели порядок, поставили все на место и забрали инструменты, теперь вряд ли можно догадаться, что здесь кто-то был. Осторожно спустившись на первый этаж, мы направились к библиотеке, и тут я обернулась…

    По лестнице спускалось нечто белое, пока было видно только края балахона, верхняя часть объекта находилась еще на уровне второго этажа. Я вросла в пол. Дима, поняв, что я явно отстаю, посмотрел сначала на меня, а потом на лестницу. Белая фигура медленно спускалась вниз, точно привидение из фильма ужасов. Еще секунда – и весь дом проснулся бы от моего душераздирающего визга, но Дима зажал мне рот рукой и быстро потащил мое несопротивляющееся тело за диван. Я лишь увидела, как листок падает из моих дрожащих рук и летит под маленький столик.

    Шагов привидения слышно не было, оно двигалось бесшумно, лишь только слабая тень скользила по стене. Я боялась шелохнуться, а Дима, видно, не решался убрать руку с моего рта, поэтому я так и лежала на ковре, абсолютно шокированная и лишенная возможности орать. Поравнявшись с диваном, тень на секунду остановилась, раздался какой-то странный звук, как будто на пол упало что-то не слишком тяжелое и плоское, затем раздался непонятный шорох, тень на какое-то время исчезла, а потом появилась снова. Я благодарила бога за то, что еще жива, и за то, что Дима зажимает мне рот. Когда тень направилась к выходу, мы выглянули из-за дивана: фигура в белом балахоне скрылась за дверью, ведущей в коридор. Дима наконец-то разжал пальцы.

    – Это что было? – прошептала я, хватая его за руку.

    Очень хотелось услышать хотя бы какое-нибудь правдоподобное объяснение или заверения, что ничего не было, а увиденное просто игра моего воображения.

    – Мне кажется, это я должен спросить у тебя, ты же здесь живешь, – усмехнулся Дима, помогая мне подняться с пола.

    – Илья говорил, здесь нет привидений.

    – Интересно, что бы он сказал, увидев это.

    – Тебе страшно?

    – Нет, – хмурясь, ответил Дима, – просто странно как-то…

    – Я здесь жить больше не хочу, – замотала я головой.

    – Не принимай так близко к сердцу, – сказал Дима, улыбаясь, – это случайное привидение, видишь, оно отправилось по своим делам.

    – Чего ты смеешься, – возмутилась я, – это же ненормально, когда белые субстанции прогуливаются по дому, у меня руки до сих пор дрожат. Я уронила листок, он упал под столик, но я туда не пойду, сам отправляйся за ним, раз тебе смешно и ты такой смелый.

    Дима встал, обошел диван и направился к столику.

    – Здесь ничего нет, – тихо сказал он.

    – Ты обманываешь, хочешь, чтобы я вылезла отсюда.

    – К сожалению, это правда, иди сама посмотри.

    Листка действительно не было.

    – Он точно упал именно сюда, – хватаясь за голову, сказала я, – где же, где же эта бумажка…

    – Говори тише, давай все хорошенько осмотрим.

    Сначала мы искали под ковром, потом осторожно передвинули столик, затем поставили его на место, горшок с пальмой был обследован сверху донизу, я перетрясла покрывало, а Дима прополз по периметру дивана туда и обратно несколько раз. Мы искали и искали, до последнего надеясь на удачу. Но через десять минут нам пришлось признать, что следующая подсказка исчезла.

    – Ты думаешь, это привидение ее украло? – спросила я, устало глядя в сторону коридора.

    – Уверен. Именно в этом месте оно остановилось.

    – Какой кошмар… Это я во всем виновата, надо было крепче держать листок.

    – Ты тут совершенно ни при чем, жаль, но мне пора уходить. Ты не волнуйся, разберемся и с этим, не грусти только.

    – Но как же записка?

    – Будем думать, – ответил Дима.

    Я проводила его до двери, закрыла замок и пулей бросилась в свою комнату. Не раздеваясь, залезла под одеяло. Вспоминать случившееся я себе запретила, иначе к утру стала бы заикаться от страха.


Глава 8 | Самое модное привидение | Глава 10







Loading...