home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


101

Прошение

У меня нет времени гадать, зачем и почему выпустили Финолу из распределительного центра Скитби, как и о том, что есть случайность, а что – нет, потому что Алый жакет призывает суд к порядку. Пистолет лежит напротив нее, это, видимо, означает, что именно она откроет процесс. Так и происходит. Начинает она с того, что представляет мистера Роберта Бинни. Мистер Бинни – худой, злобного вида мужчина – сгорбившись сидит за столом рядом с помостом. На столе перед ним нанонет с тремя мониторами.

– По любым юридическим вопросам, которые возникнут перед советом, мы будем обращаться к нашему судебному эксперту мистеру Роберту Бинни. Хотя я не думаю, что на сегодняшнем процессе могут возникнуть какие-то сложности. – Она сверяется с протоколом. – Итак, Государство против Бейн и Маккинси и последующая за этим депортация.

– Прошу встать мистера Маккинси.

Я не могу понять, кто такой этот Маккинси, и тут встает Питер.

– Прошу занять место на Камне.

Мистер Маккинси поднимается на Камень. И естественно, это делает его выше на восемь или десять сантиметров. А еще он теперь как будто выставлен на всеобщее обозрение.

– Вы Питер Клилэнд Маккинси из Корри-Бэя?

– Да, – отвечает тихо Питер.

Я никогда не слышала, чтобы он говорил так тихо.

– Питер Маккинси, вы обвиняетесь в пособничестве и подстрекательстве к незаконному перемещению нелегала неизвестного происхождения на остров Арран четвертого мая этого года в нарушение иммиграционных законов Основных и Федеративных территорий Шотландии. Вы признаете себя виновным?

– Признаю.

– Спасибо. Можете сесть.

Питер садится. Теперь моя очередь. Я поднимаюсь на Камень, на котором в моем сне слова превращались в запекшуюся кровь.

– Вы Мари Энн Бейн из Корри-Бэя?

– Да, – отвечаю я, и в этот похожий на Замедленное время момент подтверждения позволяю себе роскошь задуматься над тем, что есть случайность.

Я задаюсь вопросом, случайно ли выбор этой женщины пал на красный цвет? Случайно ли для представления в суде Ламлаша декады пятнадцать – двадцать четыре выбор пал на Финолу, нож которой я украла в распределительном центре? На Финолу, у которой были все основания меня ненавидеть? Но потом я думаю о том, что жизнь и есть цепочка случайностей. Таких, как те, которые привели нас всех в этот зал суда. Хруст маленькой ветки на склоне холма заставил меня оглянуться, и я увидела умирающего старика, который держал за руку маленького мальчика.

– Мари Энн Бейн, вы обвиняетесь в намеренном перемещении неопознанного нелегала на остров Арран четвертого мая этого года в нарушение иммиграционных законов Основных и Федеративных территорий Шотландии. Вы признаете себя виновной?

– Виновна.

Естественно, виновна. Если не бросить ребенка – это преступление. Виновна и во всех других преступлениях, кроме одного. Это преступление заперто за последней дверью в башне Замка.

– Займите свое место.

Я занимаю.

Как же быстро все происходит. И как просто.

– Прежде чем слушания продолжатся, – объявляет Алый жакет, – совет на пару минут вернется к рассмотрению письменных представлений по смягчающим обстоятельствам.

Они совещаются, передают друг другу по столу глобальные документы, сверяют документы со своими нанонетами. По всей видимости, читают то, что написала от моего имени бабушка. И от имени Питера. Совещаются достаточно долго для того, чтобы Эстер передвинула пистолет от Алого жакета к Черному костюму тридцать пять – сорок четыре.

В результате именно он просит меня снова встать и говорит:

– Совет обратил внимание на то, что вы отказались заполнять страницы Предварительного кредита в вашем глобальном паспорте. Это так, мисс Бейн?

– Да, – отвечаю я. – Все верно.

– Могу ли я вас спросить, почему вы отказались, мисс Бейн? Но прежде чем вы ответите, хочу предупредить, что суд против того, чтобы направить годы мистера Маккинси против вас.

– Я не стала заполнять страницы Предварительного кредита, так как не рассчитываю выйти из этого суда живой, – отвечаю я.

Все, кто уже давно задремал на обитых красным бархатом стульях, проснулись. У всех поотвисала челюсть.

– Будьте добры, объяснитесь, – просит Черный костюм.

Я объясняю:

– Мне пятнадцать лет. Это возраст, когда я могу подарить свои годы. Сколько бы мне ни присудили сегодня за незаконное перемещение, все оставшееся я намерена подарить моему брату.

И я показываю на мальчика.

В зале начинается галдеж. Становится понятно, кто из публики – журналисты. Эти женщины и мужчины, которые пришли на суд только потому, что в роли обвиняемой будет внучка Верховного канцлера, теперь по-настоящему возбудились.

Я представляю, как они печатают свои заголовки:

«На Камне пролита первая кровь! Правосудие в действии! Смерть, которую можно попробовать на вкус!»

Громкие восклицания и сдавленный шепот. Но для меня все это фоновый шум. Значение имеют только два голоса.

Один принадлежит бабушке. Она не может сдержаться и вскакивает на ноги. Хотя и поклялась не принимать участия в сегодняшнем процессе.

– Это не может быть законно! – резким голосом заявляет она, пытаясь взять под контроль ситуацию. – Обвиняемая в незаконном перемещении дарит свои годы жизни тому самому нелегалу, которого она незаконно переместила? Абсурд.

Второй голос принадлежит Питеру. И он очень тихий, слова едва долетают до меня через голову мальчика.

– Не делай этого, Мари, – говорит Питер. – Прошу, не надо.


100 Совет | Игра на выживание | 102 Правила и нормы







Loading...