home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


103

Я во вменяемом состоянии

Я многое могла бы представить суду для доказательства своей вменяемости.

Например, могла бы рассказать о том, чему научилась у мамы.

Мама говорила: «Мари, что бы ни случилось, ты должна выжить».

И я выжила. Выжила, когда другие умирали, и теперь я знаю, что просто выжить – недостаточно. Это не главное. Главное – как выжить. Что ты сделала или не сделала для того, чтобы выжить. Чем рисковала и чем пожертвовала. Вот что главное. И я, мама, порой делала неправильный выбор.

Мне очень жаль, мама.

Или я могла бы рассказать им о лагере. Могла бы сказать, что бабушка права. Я не могу позаботиться обо всех беженцах в лагере. Я даже не могу с точностью сказать, сколько их там ютится под брезентовыми навесами. Я не могу изменить их жизнь. И да, бабушка, я с горечью признаю, что есть вещи, которые мы не в состоянии контролировать. Мы просто должны с этим смириться. Но я думаю, что из-за нашей неспособности их контролировать они становятся более значимыми. А вот свою жизнь, бабушка, я могу контролировать. Да, я не могу спасти всех этих людей в лагере, но я могу спасти мальчика, и я собираюсь это сделать.

Это возвращает меня к папе, к тому, чему, как я сейчас понимаю, он старался меня научить. Он старался научить меня не изменять себе. То есть быть собой. Быть Мари Бейн. Естественно, за время этого долгого пути были моменты, когда я теряла себя, не могла разглядеть в зеркале собственное отражение. Но бывали моменты, когда я видела себя очень четко. Например, когда в распределительном центре перед имгримом крутанула на указательном пальце револьвер, хотя отлично знала, что он не заряжен. Этот жест, хоть и малозначительный, напомнил мне о том, кто я, о том, что я не собираюсь сдаваться. Так, папа, тогда в пустыне ты вышел из джипа с открытыми ладонями. Этот жест говорил о твоем открытом и преисполненном надеждой сердце. И теперь я хочу поступить так, как поступил бы ты. Ты, который учил меня быть доброй, о чем я иногда забывала. Потому что ты, папа, спас бы мальчика. Ты бы поставил его жизнь превыше всего.

Ты бы сказал: «Посмотрите на этого ребенка. Это – невинный ребенок, и он заслуживает того, чтобы я отдал ему все, что у меня есть».

В любом случае, папа, если ты не сможешь мной гордиться, моя жизнь ничего не стоит.

И наконец, есть время. Я так много о нем думала. Что, если попробовать в этот момент на Кровавом камне удержать все самые драгоценные для меня моменты? Не только мальчика и тебя, папа, но все лучшее, что я видела в этом мире? Большое или маленькое – все равно. Доброту миссис Сперри, порядочность доктора Наика, основательность и надежность Питера. Что, если я сведу все это вместе со звездами в пустыне, с золотыми гребешками на поверхности моря и с каскадами Лучрэм-Бёрна? Если в ожидании пули укутаюсь в это, как в сверкающий плащ?

Думаю, этого точно будет достаточно.


102 Правила и нормы | Игра на выживание | 104 Что я в действительности им сказала







Loading...