home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


65

Добро пожаловать

Бабушка ведет нас домой. Мы идем впереди, она сзади. Она не вооружена, а так могла бы и под ружьем повести.

Кухня такая же синяя, как ее помню, только меньше. Бабушка садится за стол со старым ноутбуком и показывает Питеру на стул. Мы с мальчиком остаемся стоять. Как в суде.

– Она сказала, что все легально, – повторяет Питер. – Сказала, что у него есть документы.

– А у него есть документы? – спрашивает бабушка.

– Нет, – отвечаю я.

– О господи, – вздыхает Питер.

Бабушка смотрит на Питера:

– Я хочу, чтобы ты знал: всю ответственность за случившееся я возьму на себя. Понял меня?

– Да, – говорит Питер. – Спасибо.

Бабушка смотрит на мальчика:

– Имя у него, полагаю, есть?

Я молчу.

Мальчик молчит.

Я даже не уверена, что он с нами в комнате. В глазах у него пустота. Лицо застыло. Я думаю, что большая часть его сознания еще в той лодке.

– Как тебя зовут? – спрашивает его бабушка.

Нет ответа.

– Откуда ты?

Нет ответа.

– Происхождение?

Нет ответа.

– Он хоть говорит по-английски? – спрашивает меня бабушка.

– Не знаю.

– Ты не знаешь!

– Он немой. – Мне не нравится говорить это вслух. Это грубо, это жестоко и вообще ни к чему. – Но он понимает английский. Он все понимает.

– Неужели? – говорит бабушка и сжимает пальцами виски, как будто у нее разболелась голова. – Мари, ты понятия не имеешь, насколько это серьезно.

Тут она ошибается. Я отлично понимаю, насколько это серьезно. Я думала, что возвращаюсь домой. Какой бы абсурдной ни казалась эта мысль, но я была уверена, что это место – моя конечная цель. Я думала, что здесь меня поймут. Ключи от моего Замка будут у кого-то другого. Здесь можно будет открыть все замки, и я все равно буду в безопасности. И мальчик будет в безопасности. Здесь будет другая, самая настоящая правда. Папина правда. Даже папина красота. И она зальет меня своим светом. Как глупо.

– Пошли отсюда, – говорю мальчику. – Нам здесь не рады. Мы уходим.

– О нет, никуда вы не пойдете. – Бабушка проходит мимо нас и закрывает собой дверь. – О нем надо доложить. Его следует поставить на учет. Немедля. И тебя тоже, если на то пошло. Отказ от регистрации нелегала приравнивается к пособничеству и подстрекательству к преступлению.

На входной двери два замка. Бабушка запирает оба и прячет ключи в правый карман брюк.

Я вспоминаю о том, что выживание – долгая игра.

– Тогда зарегистрируй его на свою фамилию, – говорю я. – На папину. Бейн.

– Этого еще не хватало, – говорит бабушка.

– Это так и есть, его зовут Мохаммед Бейн.

Питер оживляется.

– Да, она и мне так сказала, – подтверждает он мои слова. – Сказала, что родители его усыновили. В Судане.

– Мари, – говорит бабушка, – посмотри на меня.

Я смотрю ей в глаза.

– Твое будущее, уж не говорю о будущем Питера, – продолжает бабушка, – зависит от того, насколько правдивым будет твой ответ на мой вопрос. Твой папа усыновил этого мальчика?

– Да.

– Тогда как получилось, что у него нет документов?

– Их украли. – Я выдерживаю взгляд бабушки. У нее нет ножа, нет пистолета, и она не имгрим. – Вместе с деньгами. Украли мои документы, а вместе с ними и его. Я их вместе носила.

– Ну тогда все в порядке, да? – спрашивает Питер. – Мы сможем доказать, что он не нелегал. Должны же где-то остаться записи. На первом пункте пропуска, например. Если не в Шотландии, то в Англии. Все будет хорошо. Все уладится.

– Не факт, – говорит бабушка. – Со времени объявления независимости усыновление не является гарантией права на постоянное местопребывание. Так что дело не только в документах, тут еще сроки важны. Но закон не имеет обратной силы. – Она смотрит на меня. – То есть если документы об усыновлении были подписаны до объявления независимости… – Бабушка выдерживает паузу. – Мари, его усыновили больше чем два года назад?

– Да, – ни секунды не раздумывая, отвечаю я.

Питер светится от счастья.

– Хорошо, – говорит бабушка. – Значит, на данный момент мы должны представить только промежуточные данные.

Промежуточные – это, наверное, телефонные звонки, выписки и онлайн-формы. Все надо сделать как можно быстрее. За малейшую задержку предусмотрены штрафные санкции.

– Питер, тебе, естественно, придется дать подробные показания.

– Без проблем, – соглашается Питер.

– Но это не минутное дело, – говорит бабушка и снова обращается ко мне: – Почему бы не посетить ванную? Вам обоим не помешает помыться.


64 Бабушка | Игра на выживание | 66 Купание







Loading...