home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 10

Я вывалилась из потолка, хлопнулась на спину названого братца и вместе с ним под недовольный вскрик Маэля: «Осторожно, бумаги!» — свалилась на пол.

— В сад! — Я скатилась с крыльев крякнувшего Арвеля. — Быстрее!

Схватила сильфа за руку, потянула к балконной двери, по дороге подцепив за рукав фейри.

— Там химеры!

Прежде чем стать призрачной и провалиться сквозь песчаник, я успела разглядеть огромных трехголовых монстров, созданных из костей разной степени свежести, сваренности и обглоданности.

Такое чувство, что в сад из морозильной камеры сбежал годовой запас для бульона. Запас, которого бы хватило на чан супа для целого города! Потому и химеры вышли размером со слона. Судя по шуму внизу, они как раз разносили сад ундин. А Кай не может сейчас воспользоваться своими способностями.

— Шутишь? — недоверчиво фыркнул Арвель, расправляя притоптанные мной облачные крылья. — Какие химеры? Защита дворца уже бы давно взвыла как бешеная и тут было бы полно магов и стражи!

— Если бы! Химеры там! — Я показала на облако пыли, поднимающееся над той частью сада, где мы только что гуляли с Кайденом.

— Похоже на то… — Маэль вытянул руку, воздух вокруг фейри засеребрился, нас подхватил вихрь. — Я впереди, ты замыкаешь. Присматривай за Леттой!

Вокруг меня закружились голубые искры защиты, установленной Маэлем.

— Да ладно, что там может быть? Пара дохлых кошек? — Арвель с интересом разглядывал приближающееся облако, в котором вспыхивали руны.

Руны! Дело плохо, раз Кайдену пришлось воспользоваться силой. Пальцы знакомо защипало.

— Не понял? Откуда он взялся? Или это твой телохранитель? — Сильф тоже заметил магию охотника.

— Потом! Маэль, сдвинься немного! — Я не видела Кайдена, но понимала — без везения ему придется туго.

Фейри нахмурился, но с линии огня убрался.

Прикрыв глаза, я представила, что тянусь к рунам на груди Кая, сквозь веки заметила, как вспыхнули золотые искры. Вихрем ринулись вниз, исчезли в облаках пыли. Полетели к Кайдену… А где-то там был и Эмрис. Вряд ли хвостатому профессору что-то угрожало, но все равно я за него беспокоилась. Вторая партия искр поменьше отправилась искать Эмриса.

Я распахнула глаза и увидела, как следом за везением полетел туман и сизые облака, первые направил Маэль, вторые — Арвель. Облака текли прямо с крыльев принца… Надо же, а я думала, что крылья — это только признак чистоты крови. Оказывается, еще и естественный накопитель магии.

Туман и облака отрезали нас от дворца, накрыли сад, укутали плотным коконом, скрывая от посторонних глаз. Вовремя! В клубах пыли ярко вспыхнули чары охотника, и чернильным облаком потекла тьма.

Мои туфли коснулись присыпанной обломками песчаника земли, когда пыль разом осела, открыв Кая и Эмриса, на этот раз в виде желтоглазого черного человека, и рассыпающиеся, догорающие зеленоватым огнем угли. И тьму, что, послушная обоим, стремительно превращала химер в пепел.

Маэль нахмурился, переглянулся с Арвелем. Они одновременно вскинули руки, направляя на угли воздух, гася их и затирая своей магией чары охотника и нашего неправильного проклятия-не-проклятия. Воздушные пальцы прошлись и по мне — правильно, если химер победили фейри и наследник, на мне должны быть остатки их магии.

— Неожиданно! — озвучил Эмрис то, что крутилось в голове. Обернулся болонкой и насмешливо тявкнул: — Надеюсь, не слишком большую цену возьмете? Кстати, Летта, у тебя косоглазие, если что. Второй раз ты промазала. Я, конечно, благодарен за новую порцию везения, но ты учти погрешность: два шага влево. А то в следующий раз запулишь в химеру! Ей-то все равно, она мертвая, а ты силы зря потратишь!

— Нет у меня косоглазия! — Я присела, потрепала прозрачной рукой пса по загривку.

Пора заканчивать с нематериальным состоянием — вдруг стража очнется, а тут я в роли привидения. Я сосредоточилась, попыталась представить, что снова становлюсь собой. Ощущение падения — и, нырнув в пыль, я всплыла в нескольких шагах от Кая, уже в нормальном, непризрачном виде. Обернулась к охотнику, обняла, уткнулась лицом в грудь. По плечам заскользили теплые ладони, надежные и родные.

— Но он же охотник? — хмыкнул Арвель. И добавил: — Видимо, во дворце воздух такой, дам на охотников тянет.

— Угу, тянет. Избирательно, раз в несколько десятков сотен лет! — фыркнул Эмрис.

Над садом наконец-то зазвучал сигнал тревоги. Вздрогнув от неожиданности, я разомкнула объятия. Не хотелось, но пришлось. Для всех Кай — мой телохранитель. Правда, круг тех, кто знает, что это не так, неожиданно расширился. К добру или к беде, пока не знаю. Маэль и Арвель помогли, скрыли нас, но что потребуют взамен? Или я зря волнуюсь и сердце верно подсказывает, что не потребуют?

— Ну что, сообщники, соратники, заговорщики! Слушайте мой вариант этого садово-туманного безобразия! — тявкнул Эмрис. — Или есть желающие рассказать все как есть?

Фейри и сильф снова переглянулись и отрицательно покачали головой.


Полчаса спустя мы сидели в кабинете начальника дворцовой стражи в обществе собственно начальника, главы службы безопасности короля и главы королевских магов и наперебой излагали упрощенный вариант происшествия.

Маэль и Арвель решили показать мне сад ундин ночью — в это время он особенно красив, весь сверкает и светится.

Я потащила с собой болонку, телохранитель потащился следом сам. В восторге от светящихся кустов я была ровно до того момента, пока из-за них не выскочило нечто жуткое, костяное и злобное.

Кайден закрыл меня и болонку собой, магии у него нет, так что защищали меня ножом и верой в друзей.

Вера победила. То есть Маэль и Арвель. Вышли из ступора и понеслись спасать. К счастью, принц и мой кузен достаточно сильны, чтобы развеять или сжечь монстров. Да, как все фейри, Маэль мог призвать любую стихию, кроме тьмы, в том числе и огонь. Мальчики разделались с химерами.

Сильные-то они сильные, но опыта ведения ближнего боя маловато — сад разнесли. Но тут больше химеры постарались, которые у неизвестного темного получились крупными: костей на кухне много оказалось. Еще мальчики слегка перестарались с отвлекающим маневром — туманом и облаками. Их вышло больше, чем нужно, да и закрепились они на бывшем саде ундин прочно, маги до сих пор не могут снять.

Наша история вполне устроила высокую комиссию, занятую расследованием происшествия. Нападение химер отлично вписалось в несколько неудачных покушений на принца, как и испорченная сигнализация дворца, которую слегка заклинило. Причем только над садами и кухней, откуда и прискакали химеры. Стража и маги усердно искали темного, устроившего диверсию. Я была уверена, что не найдут: он слишком осторожен. Но это с одной стороны. А с другой — наглый до безобразия. Устроить нападение во дворце — это ж насколько нужно быть сумасшедшим или сильным?

Едва нас отпустили, как Арвель потащил всех к себе, сказав, что на его покоях самая лучшая защита от прослушки. Однако после химер веры ей не было ни у кого, а потому мужская часть нашей компании, включая Эмриса, старательно проверила плетение от пола до потолка.

Сидя на диване, я наблюдала за их работой и сожалела, что чары лепреконов весьма своеобразны, а мои познания малы, и, кроме как отсыпать везения, ничем помочь не могу. Разве что воздушным ударом, доставшимся от названого братца, стукну. Но таким способом не защиту от прослушки проверять, а клопов на грядке гонять удобно.

— Есть! — Эмрис снял со стены едва заметную паутинку, она вспыхнула серебром, став круглым шариком, который проклятие с явным удовольствием развеяло.

— Готово! — довольно объявил Арвель, слетая с потолка на кресло.

Что любопытно, с того момента, как мы спустились в сад ундин, он ни разу не споткнулся, ни за что не зацепился, не потерял ни одной пуговицы. В отличие от меня! Я почти все время, пока шли в кабинет начальника стражи и обратно, висела на руке Кая, мысленно считая, сколько раз зацепилась носком туфель и куда именно провалился мой каблук.

— Арвель, а ты себя хорошо чувствуешь? — задумчиво спросила я, наблюдая, как Маэль с сильфом и Кайден с Эмрисом рассаживаются по креслам.

— Лучше всех, а что? — Арвель пригладил волосы ладонями, довольно улыбнулся.

— Кажется, на тебе больше нет темного везения… — Я покосилась на Эмриса, болонка обернулась черной тенью, подошла к принцу и, пару минут поизучав его, подтвердила:

— Похоже, сняли. А ну пройдись.

Сильф насмешливо поднялся и, балансируя, точно на канате, прошелся по ковру. Не зацепился о край. Не споткнулся.

Эмрис превратился в белку и бросился ему под ноги. Арвель ругнулся, зверюшка проскочила между ног принца. Сильф сердито покосился на пушистого экспериментатора:

— Доволен?

— Почти! Маэль, тащи сюда нашу схему!

— Вначале поговорим, — покачал головой фейри, не двигаясь с места, — потом схема.

— Зануда! — Эмрис обернулся собакой и запрыгнул на диван.

— Кто вы и что происходит? — Арвель обвел нас любопытным взглядом.

Ответил Кай. Излагал мысли четко, просто и понятно. Начал с объяснения, для чего Эмрису на самом деле понадобилась я и кто такой сам Кайден. Закончил разговором с призрачным наемником и решением искать моих родителей во дворце.

Арвель и Маэль долго переваривали услышанное. Первым отмер сильф, поглядел на Эмриса, качнул головой и хмыкнул:

— Сэмир Нидд, тот самый, почти во плоти! Ну надо же. Хорошо сохранился, дедушка!

— Да получше тебя, внучок, — не остался в долгу хвостатый профессор. — Что делать будете, господа принцы и будущие первые советники? Помогать аль в сторонке постоите?

Стоять в сторонке Маэль и Арвель не собирались: какой нормальный мужчина откажется от тайн и расследований? А если ему едва стукнуло двадцать? Сдавать нас тайным службам тоже не хотели. Во-первых, к нам привыкли и считали друзьями. Меня так точно, а Кай и проклятие прилагались ко мне. Во-вторых, как сказал фейри, желания выставлять себя еще большими идиотами у них нет. Да, благодаря гулянкам и выкрутасам Арвеля у него при дворе весьма своеобразная репутация.

А среди возможных темных лепреконов — самые влиятельные нелюди королевства. Так что вначале надо найти неопровержимые доказательства вины, а потом отправляться к королю в гости с радостной вестью, что по его дворцу гуляет обладатель запаса проклятого везения, решивший устранить его и наследника. Но временно отложивший финал. По непонятной для меня причине.

— Лепрекон может направить темное везение на любого? — Маэль достал из кармана записную книжку.

— Да! — Желтые глаза на собачьей морде сияли двумя янтарными каплями.

— А управлять нелюдем или человеком тоже может любым? — продолжил допрос фейри.

— Угу. — Эмрис потянулся, занимая все кресло и превращаясь в змею.

— То есть сообщник может и не знать, что его используют? И у дворцовых магов будет серьезный улов темных?

— Так и будет, — кивнул Кай и поправил рукав рубашки, пряча край наручей. — Я уловил тьму на трех магах из тех, что нас допрашивали. Уверен, если пройдусь по дворцу, найду и остальных. Их окажется столько же, сколько раз на нас нападали химеры. Возможно, чуть больше, наш лепрекон мог пользоваться ими для других целей.

Ничего себе! Темный лепрекон совсем обнаглел?

— А знаете, — с шипением свернулся кольцами Эмрис, — умно, очень умно! Они делают то, что ему надо, создают химер, преследуют нас. А если их поймают, получится, что они действовали сами, — вот такое помутнение рассудка. Темного везения ведь официально не существует. А кроме того, наши придворные умники о нем не знают. Но! О нем знаем мы!

Толку от этого? С Арвеля темное везение сняли. Найти лепрекона через меня можно, только если слетит печать и я отправлюсь к праотцам. А король… Да кто нас к нему подпустит?

— А еще у них нет меня! — гордо закончил Эмрис, соскользнул с кресла и подполз к Маэлю. — И его.

— Чертежи? У вас что-то получилось? — догадалась я.

— У нас почти получилось. Пару дней, и я… — Эмрис осекся, — и мы сможем вычислять тех, на ком есть проклятое везение.

— И охотников, и жертв? — нахмурилась я. — А как мы поймем, кто из них кто?

— Разберемся! — отмахнулся от меня хвостом профессор. — Главное, он здесь, во дворце.

— Почему ты так решил? Может, он издалека ими управлял?

Не верилось, что так просто отпадают сразу несколько кандидатов на роль злодея.

— Он снял с Арвеля проклятое везение, — фыркнул Эмрис. — Для этого надо как минимум быть неподалеку.

— Само слететь не могло? — предположил Маэль.

— Это тебе не пуговица! — хмыкнул хвостатый профессор. — Даже жаль, что отпадают твои бабка с дедом. Вот что им стоило посидеть во дворце, а? Нет, отправились в поместье, лето, видите ли! — Эмрис подмигнул Арвелю: — Такой красивый заговор мог бы быть. Мать и отец королевы решили захватить власть! Королева в роли марионетки… Эх!

Принц замахнулся, змея отползла подальше.

— Родные твоей любимой фифочки… фрейлины то есть, тоже вне подозрений, у них сезонное обострение — любовь к деревне проснулась. Уехали сами и твою красотулю увезли.

Остались только советник и его жена? Так просто?

— Лорд Илэр не мог такого сделать, — отрицательно замотал головой Арвель.

Бедняга. Хоть он и ненавидел опеку советника, но по-своему любил вторых родителей.

Я придвинулась ближе к креслу названого брата и сжала его ладонь. Сильф хмуро стряхнул мою руку:

— Это не они.

— Никто не виноват, а тебя тем не менее собирались убить, — ехидно заметил Эмрис. — Но передумали, потому что поняли — мы в курсе, что у него есть запас проклятого везения. Не советник, тогда королева.

— Мама?! Что за чушь ты несешь?! — Арвель подскочил с дивана, замахнулся на Эмриса, воздух вокруг загустел.

Кай тенью метнулся к ним, встал между злющим принцем и зашипевшей змеей.

— В любом случае предал кто-то из близких, — сухо сказал он, заставляя принца отступить и вернуться на кресло.

— Но не мама! — упрямо буркнул Арвель. — Она выгорела, когда спасала мою сестру!

Эмрис открыл пасть и… тут же был пойман Кайденом и заброшен на кресло.

— Поосторожней! — прошипел он.

Больше возвращаться к теме вины королевы наш хвостатый не стал.

Посовещавшись, мы решили разделить обязанности. Эмрис и Маэль занимаются схемой для поиска следов темного везения. Арвель, Кай и я — моими родителями.

Чтобы определить родство, нужна частичка кожи, крови или прядь волос. Целительского осмотра во дворце и за его пределами не планировалось, а вот немного волос с расчески достать вполне реально. И главное, врожденное везение наших подозреваемых не сработает: вреда мы им причинять не собираемся.

— А ведь ты вполне можешь оказаться моей теткой! — хмыкнул Арвель, когда я неожиданно поменяла нормальный вид на призрачный.

Проклятию все равно, не отбыла положенное время — значит, получи. Хорошо хоть проваливаться никуда не пришлось — названый братец сидел в кресле под боком.

— А то! — разглядывая его через прозрачную митенку, согласилась я. — Так что поуважительней, племянничек, поуважительней!

— Мэли будет в восторге! — Арвель совершенно не сомневался, что у нас получится. Забавно, как он изменился за неполных два месяца. Из избалованного сноба и гуляки стал нормальным молодым парнем. — Особенно когда узнает, что Кай охотник, а ты, — он показал на змею, ставшую болонкой, — тот самый аферист. Это же как повторение истории!

— Повежливее, молодой человек! Я, на минутку, на десяток сотен лет старше! — нарочито грозно прорычал Эмрис.

— Да ладно, — не проникся Арвель. — Сколько тебе тогда было? Двадцать восемь, если не ошибаюсь. Мне двадцать, так что не намного ты нас старше!

Принц нахмурился, озадаченно потер белую бровь:

— Одного понять не могу, почему ты до сих пор живой? Столько не живут.

— А тебе мало, что я в таком виде? — Болонка демонстративно отвернулась.

— А он? — Арвель показал на Кая. — Он же вроде как не из твоего времени?

— Вроде как, — передразнил Эмрис, продолжая изображать обиженную невинность.

Кайден пожал плечами:

— Как только вспомню, скажу.

— Да-а-а! — со смешком выдохнул принц, откинувшись на спинку кресла. — А лорд Сиэн с отцом пеняли, что у меня слишком мало друзей.

— Зато теперь ты можешь с гордостью предъявлять им наш веселый зверинец! — поддакнул Эмрис.

И тут же получил по ушам от Кая и Маэля.

— Ребят, а вы не близнецы, случайно? — сердито пробурчал он. — А то прямо как между двумя родственниками сижу!


Сад фейри утром выглядел прелестно. Небольшие зеленые холмы, беседки, увитые цветами, радуги, раскинувшиеся над узкими ручьями и белыми мостиками над ними. Но мне было не до красот, я старательно моргала, чтобы не уткнуться лицом в вязание и не уснуть. Посиделки фрейлин проходили на удивление скучно.

Дамы, занявшие беседку, сплетничали, потягивали чай. Изредка тыкали иголками в пяльцы — именно в них, в вышивку попадала едва ли половина «рукодельниц» — и взмахивали спицами. Новое лицо, мое, заспанное, вызвало интерес минут на пять, пока меня представляла принцесса, благополучно отбывшая заниматься музыкой. Следом отбыл Эмрис. Фактически сделал ноги от бросившихся его тискать дам. Кай отправился его ловить. И не вернулся. Точнее, вернулся, но не совсем. Он был в шаге от меня, наблюдал с сочувствием, не замеченный фрейлинами.

Леди Стелла тоже не задержалась, сослалась на визит модистки, но обещала вернуться к приходу сестры.

Королева должна была почтить нас своим вниманием очень скоро. «Очень скоро» затягивалось. Модистки у меня не было. Сплетни оказались неинтересными — в основном обсуждали прически и наряды. Хотелось замаскироваться под подушки на скамейках и незаметно уползти куда-нибудь подальше.

Когда я уже была близка к тому, чтобы, изобразив обморок, покинуть дам на руках верного телохранителя, появилась ее облачность в белом платье простого кроя с черными вставками. В русые волосы королевы была вплетена черная ленточка в знак траура по погибшей дочери и синяя — символ надежды. Видимо, в честь того, что Арвель жив. Печальные серо-зеленые глаза, следы слез на красивом лице… Нет! Я не могу поверить, что она способна убить собственного ребенка.

С леди Авророй пришли жена советника, что ловила каждое движение королевы, поддерживая и помогая, леди Стелла и незнакомая дама, чем-то слегка похожая и на ее облачность, и на ее сестру. Незнакомка была одета несколько старомодно.

Фрейлины повскакивали с мест, бросились приветствовать королеву и ее спутниц. Я встала со скамейки и осталась стоять на месте, не без основания опасаясь, что с моим невезением представлять меня придется, предварительно достав из-под каблуков дам.

— Летта, солнышко! — Леди Стелла, как нож сквозь масло, прошла сквозь строй дам, разделяя их на две шеренги, подхватила меня под локоть и подвела к королеве. — Аврора, смотри, какой цветок привез в наш сад Маэль, правда хорошенькая? Летта, не смущайся! Аврора, позволь представить: Виолетта, кузина лорда Маэля.

Королева вымученно улыбнулась. Не этого ей сейчас хотелось. Не сидеть с дамами за рукоделием, а остаться одной.

Я поклонилась и слегка вздрогнула, неожиданно натолкнувшись на пристальный и цепкий взгляд незнакомки.

— Мама, ну что вы! — Стелла тоже заметила этот взгляд. — Хватит пугать девочку. Вы не в своей любимой деревне! Летта, строгая дама — это наша мать, леди Сиэн. А милая дама справа — леди Илэр.

Я поклонилась. Не повезло Арвелю — он утром улетел добывать расчески бабки и деда. Но, видимо, разминулся с бабулей. Или она прилетела раньше? Еще вчера? Вместе с супругом?

Тогда у нас появились еще подозреваемые. Точнее, торжественно возвратились в ряды подозреваемых.

После положенных по этикету поклонов мы вернулись к рукоделию. Разговоры стали громче, фрейлины старались развлечь королеву. А она терпела, словно ей было положено отсидеть с нами какое-то время.

— Не понимаешь, почему она не уходит? — не отрываясь от вязания, тихо спросила мать королевы, искоса поглядывая на меня.

Я незаметно кивнула.

— У королевы есть обязанности, и посиделки с фрейлинами — это часть из них. Правда, Аврора свела их к минимуму, но совсем отказаться от них не выйдет. Дамам нужно немного отдыха, свободы, сплетен. А фрейлины нужны королеве, чтобы развлекать гостей, помогать в ведении хозяйства, немаленького, кстати. И большая часть дам отлично с этим справляется. Остальные поймут со временем, что фрейлина — это не только кукла рядом с королевой, это ее помощница, преданная, как генерал королю.

— Если так, то можно и потерпеть, — улыбнулась я, не понимая, к чему ведет дама.

Зачем она вообще подсела ко мне? Я же специально забралась обратно в угол, подальше от королевы, чтобы не привлекать внимания и понаблюдать за ее облачностью и женой советника.

— Как твоя фамилия? — неожиданно спросила дама.

— Арон, — ответила я быстро и правильно.

Фамилию дальней кузины Маэля я вызубрила так, что, разбуди меня ночью, вначале скажу ее, потом уже вспомню настоящую.

— Да, конечно, — кивнула каким-то своим мыслям леди Сиэн.

Больше она со мной не разговаривала, полностью погрузившись в вязание.

А я, незаметно наблюдая сразу за тремя подозреваемыми, все отчетливее убеждалась, что они не могли убить детей и отправить меня на смерть. Либо они очень искусные лицедейки.

Как и сказала леди Сиэн, посиделки продлились всего час, потом королева в сопровождении сестры, жены советника и матери удалилась. Следом упорхнули фрейлины.

Я задержалась, запутавшись в нитках. Клубок, не без участия невезения, снова и снова выскальзывал из рук, и вскоре я оказалась в настоящей паутине. Точно как гиана! Разве что, в отличие от духа, ходить в коконе из нитей я не умела.

Кай с улыбкой оглядел спутанные ноги и руки и ловко разрезал нити ножом. Спрятав оружие в ножны, закрепленные на голени, он ласково коснулся кончиками пальцев моей щеки. Я вздрогнула от легкого прикосновения, отдавшегося в сердце нежностью. Кайден ничего не говорил, не пытался сорвать украдкой поцелуй. Но смотрел на меня так, словно я была невероятным чудом, которого безумно долго ждали. И которое ни за что не отпустят…

Губы сами расплылись в счастливой улыбке, я протянула Каю руку, он поймал мои пальцы и, глядя в глаза, поцеловал. Едва касаясь губами подушечек, игриво, заставляя забыть, что мы в беседке и в нее кто-нибудь может заглянуть.

Например, желтая в коричневое пятнышко болонка с обрывком бумаги в зубах. Выплюнув ношу, Эмрис сварливо пробурчал:

— Нашли время в швей-вышивальщиц играть. Я тут вам карту набросал! Первый крестик — покои советника и его жены, второй — бабули нашего принца. Прибыла вчера вечером, одна, аккурат перед нашим свиданием с химерами, так что у нас на одну кандидатуру на роль темного лепрекона больше. В покои советника попадете без проблем: там как раз горничная порядок наводит, позаимствуете ключ — и готово. У бабули окна всегда открыты. Конечно, там карниз, но Кай у нас тоже не леди в кринолинах. Третий крестик — покои короля и королевы, попасть вряд ли попадете, а посмотреть, что да как, — вполне. Разумеется, у нас есть Арвель, но вдруг его ветром в море на обратном пути унесет?

Маленький пес с серьезной мордой, деловито отдающий приказания, выглядел комично. Ни дать ни взять генерал. Для полноты образа не хватало мундира.

— Ну? Чего стоим? Не настолько у тебя много невезения, Летта, так что все у вас получится. А я нет, не могу, у меня там Маэль в формулах сидит, как дама в рюшах, надо вытаскивать парня! — Болонка, гордо задрав хвост, выскочила из беседки.

Эмрис был уверен, что у нас все получится. А вот я сомневалась. Шустрый клубок ниток, в два счета спеленавший меня, словно колбасу, приготовленную для копчения, наглядно доказал, что пока на мне висит темное везение, даже самый безобидный предмет в моих руках может взбеситься.

— В конце концов, я ведь могу просто постоять в коридоре? — задумчиво предложила я, с сомнением поглядев на Кая.

Он уверенно кивнул.

Просто постоять не получилось.

По закону подлости нам попалась очень шустрая горничная, специалист по скоростной уборке. Когда мы подошли к покоям советника и его супруги, тележка на облачной подушке уже исчезла за поворотом коридора. Хорошо, что Эмрис подробно набросал план дворца. Нам удалось перехватить сильфиду в галерее. Выскочив из-за угла, я «случайно» налетела на тележку и улеглась бы в лужу из моющих зелий, не подхвати меня Кай. Пока я извинялась и помогала собирать уцелевшие пузырьки, Кайден исчез вместе с ключами, «упавшими» с пояса девушки.

Сильфида была слишком хорошей служанкой, чтобы отправить меня гулять полями-огородами вместе с моей косорукой помощью. К моменту возвращения охотника в улыбке девушки даже слепой мог прочесть, как меня любят и сколько лет долгой жизни желают, вот только, пожалуйста-пожалуйста, подальше от тележки, дворца, столицы и вообще всего Арвейна.

— Ой, погодите! — остановила я поспешное отступление горничной. Подхватила связку ключей, «случайно завалившуюся» за бежевую портьеру. — Это не ваше?

Улыбка сильфиды стала еще шире и приветливей. Забрав ключи, она практически убежала.

— Получилось? — спросила с надеждой у Кайдена.

Фейри увлек меня в закрытую портьерой узкую нишу и продемонстрировал два маленьких бумажных свертка с пометками «Л. И.» и «Ф. И.». Ура! Волосы лорда и леди Илэр у нас есть.

Обрадованно подпрыгнув на месте, я оступилась. Кай подхватил, пространства для маневров в нише не было, и я оказалась прижатой к его груди. Дыхание Кайдена коснулось щеки, я подняла голову. Полумрак закрытой портьерой ниши, глаза, смотрящие в душу. И понимание, что в этот раз он не удержится и прикоснется. Радость предвкушения. И вкус губ того, ради кого бьется сердце. Поцелуй. До головокружения, до дрожи в коленках, до счастливого вздоха…

— Летта, — ладонь Кая на моей щеке, и я, точно котенок, прикрываю глаза, наслаждаясь теплом прикосновения, — ты мое везучее невезение. Проклятие на удачу.

— Кто чье проклятие, это надо разобраться, — улыбнулась я, из-под ресниц разглядывая смуглое лицо фейри.

— Ты — мое. — Кай коснулся губами моих губ мимолетно и быстро. — Одарила везением, заставила вспомнить, что значит быть живым.

Кай неохотно оторвался от меня, вздохнул и отодвинул портьеру. Понятно, поцелуи дело хорошее, но локоны матери королевы сами в бумагу не запакуются. А поцелуи… у нас их будет еще много! Уверена.


После удачно проведенной операции по изъятию волос советника и его супруги я приободрилась и к комнатам леди Сиэн шагала, почти не спотыкаясь.

Окно и карниз, по которому можно добраться до ее опочивальни, мы обнаружили быстро. А потом я выяснила одну простую вещь: если на тебе проклятое везение, нужно держаться от окон подальше. Особенно от тех, рядом с которыми в стене скрыт узел охранного заклинания. Потому что он непременно выйдет из строя.

Что-то взвизгнуло, нас с Каем моментально окатило водой и отнесло от места «возгорания» на другой конец коридора. Маги прилетели быстро, извинились за неудобства, подсушили одежду и занялись поломкой. Судя по ругани сильфов, я с перепуга стукнула по их драгоценному заклинанию воздушным ударом, и теперь им придется несколько часов возиться с подпорченным плетением.

Женщины, конечно, народ любопытный, но вряд ли маги будут в восторге, если я останусь торчать за их спинами, как репейник посреди грядки. Придется Арвелю доставать волосы бабки самому.

Напоследок мы с Каем изучили обстановку у покоев короля и королевы. Там было тихо, безлюдно, даже охраны не наблюдалось. Но, судя по тому, как едва заметно нахмурился Кай, навещать венценосную пару придется моему названому брату. Так и вышло. Поизучав пару минут коридор, Кайден сказал, что мы возвращаемся.

В одной из галерей на нас выскочила Фифа. Болонка, точно полотер, полировала носом паркет, что-то вынюхивая. Или кого-то. Едва черноухая исчезла из виду, сверху донеслось:

— Темные туманы, чем же я таким провинился в прошлой жизни?!

Посмотрев на потолок, я подавилась смешком. Вцепившись в лепнину непропорционально огромными когтями, там висела желто-коричневая болонка. Под передней лапой пса были обрывки бумаги.

— Нет, вы представьте! — Эмрис отрастил крылья и пальцы на лапе с непонятыми обрывками неясно чего, слетел на пол и, потрясая зажатыми в миниатюрный кулак бумагами, продолжил: — Эта муфта хвостатая, закуска питона неощипанная, она за мной бегает и поет!

Мы с Каем переглянулись, я давилась смехом, охотник с его выдержкой казался совершенно невозмутимым, вот только веселые искры в глубине серых глаз выдавали его с головой.

— Стоит только из комнаты высунуться, а эта верещалка ушастая тут как тут! — Эмрис тявкнул от возмущения. — Она меня не боится! Не знаю, кто ее зельем храбрости напоил или мозги отключил, но я даже в питона превращался, а она поет!

— А ты бы не высовывался из комнаты. — Я потянулась за бумагами, которыми размахивал пес.

Эмрис отскочил в сторону, не давая посмотреть, что он там по потолкам с собой таскает.

— Как «не высовываться»? Из-за этой?! — вскипело проклятие. — Да если бы она не была любимицей принцессы, давно бы отправил куда-нибудь, пугать призрачным тельцем народ! И чтоб без возврата! Да-да! Вот так прямо и отправлю, без точки выхода и точки возврата, — куда выкинет, там и будет привидением тявкать! Но ведь нам не нужен скандал? Вот и приходится осваивать собачье скалолазание. А сидеть там круглосуточно я не могу: когда я хожу, я думаю! Вам же нужны мои мозги?

— Очень, — посерьезнел Кай.

Видимо, он тоже заметил оговорку Эмриса о призрачном переносе. Интересно, получится в этот раз узнать у нашего хвостатого профессора подробности или он опять сбежит? Вопрос переносов он мастерски обходил стороной. Или обегал, но чаще просто удирал.

— Значит, если не настроить координаты, останешься призраком? — Кай присел, поймал пса за шкирку, не давая уйти от разговора. — Что еще нам надо знать о твоих переносах?

— Да я же вам все и так сказал! — попытался вывернуться из его пальцев Эмрис.

— А что именно ты нам сказал? — Я присела на корточки.

— Не знаю, как через стихийные порталы, что открывают маги-самоубийцы, а через мои можно пройти только в измененном состоянии. На время. Потом вернешься к точке привязки. Не вернешься — тебе крышка. — Эмрис дернулся и, оставив клок шерсти в пальцах Кая, отпрыгнул на пару шагов. — Но вы же ребята умные, вы же и так все поняли? Стал бы я скрывать, что могу контролировать переносы, если бы мог действительно переносить, а не на время забрасывать? Формула требует доработки! И я не настолько гениален, чтобы посвящать вас, други мои, в детали. Может, я больше ничего путного и не изобрету?

Да нам детали и ни к чему. А вот сведения о том, что наша болонка может закинуть кого угодно и куда угодно, не повредили бы. Особенно для изъятия волос некоторых придворных особ.

— И не надо на меня так смотреть! — возмутилась болонка, перехватив мой взгляд. И неохотно призналась: — Если бы я мог переносить больше одного живого объекта в сутки на одну точку выхода, я бы сам по всем покоям прошвырнулся. А так либо ты, Летта, либо еще кто-то. Я тебя выбрал и твою печать. А не сказал — ну так а зачем? Вот знаете вы теперь, и что? Все равно бесполезно.

Хвостатый профессор, как обычно, выкрутился. Сложно спорить с его доводами. Либо волосы, либо моя печать на месте. Слетит печать — пожалуйста, можно еще одного переносить. Но лучше пусть держится.

Про переносы по желанию придется забыть, потому как переносы Эмриса — и не переносы вовсе, а временное забрасывание в другое место в виде призрака. Одного желающего в сутки. И желающий у нас уже есть — я. Что ж, будем ждать Арвеля с гостинцем. А потом… Потом надо будет думать, как лучше обрадовать родителей своим возвращением, чтобы меня опять не попытались прибить. Все же есть вероятность, что они и темный лепрекон — одно лицо.


В гостиной Арвеля нас встретил недовольный Маэль.

— Хвостатый не попадался? — хмуро разглядывая бумаги со схемами, спросил он.

— Попадался, сказал, думает. — Я уселась в кресло.

— Думает… — повторил Маэль, отложил расчеты и, откинувшись на спинку кресла, процедил: — Иногда мне кажется, что это заклинание никогда не заработает как надо! Такое чувство, что Эмрис тянет время, но для чего?..

— Ты преувеличиваешь. Наш котопес, конечно, тот еще авантюрист, но он действительно хочет помочь! — отозвалась я и повернулась к Каю, ища поддержки.

Кайден стоял рядом, опираясь о стену, и с каменным лицом смотрел перед собой, между темных бровей залегла едва заметная хмурая складочка.

— Да ладно вам! Согласна, Эмрис много недоговаривает, но на самом деле помогает, — упорно повторила и почувствовала себя попугаем. — И вообще, Маэль, если что-то не получается, надо отложить на некоторое время, потом вернуться. Тем более у нас есть чем заняться. Мы достали волосы советника и его жены. Ты ведь умеешь проводить магическую проверку на родство?

Маэль умел. Отодвинув бумаги, он вооружился ножницами. Пришлось пожертвовать часть волос. Пока фейри плел заклинание, напоминающее зеленую чашу, я нервно ерзала. Родители или нет?

Сверкающая магией жизни чаша была готова. Маэль опустил пару моих волос. Я замерла, затаила дыхание. Кай сел в соседнее кресло, обнял меня за плечи.

Один за другим в чашу нырнули два добытых от советника и его жены волоса. Первая вспышка была белой — не родственники. Вторая тоже.

— По крайней мере, теперь их можно с легкой душой записать в злодеи! — разочарованно выдохнула я, поднимая глаза к потолку. И подпрыгнула от неожиданности, встретившись с желтым взглядом хитрых глаз крылатой болонки.

Эмрис слетел на пол, подбежал к Маэлю, протянул маленький бумажный сверток — длинные пальцы на лапе болонки выглядели занятно.

— Это чтобы не говорили, что я не помогаю! Бабкин локон, свеженький, только из прически. Ради него десять минут терпел почесывания живота, — гордо сообщил Эмрис.

— А чем ты его срезал? — Маэль с интересом разглядывал русую прядь.

— Когтями. Если что, вы виноваты — неудачно подстригли мне когти. — Эмрис запрыгнул на диван. — Ну? Бросай скорее, должен же я знать, за что страдал?

Русый волос отправился в магическую чашу. Вспышка была белой. Снова белой. Круг возможных родственников сужается, катастрофически.

— Ну, Арвелю крупно повезло либо с сестрой, — подвел итог Эмрис, — либо с теткой. Летта, да не хмурься, дедуля нашего сильфа о-го-го, так что вполне мог наставить бабуле рожки с какой-нибудь лепреконшей! Если это так, у нас еще одна подозреваемая!

До вечера я, сидя на балконе, высматривала в небе облачную колесницу с темными грозовыми конями, на которой улетел братец. А возможно, и настоящий брат. Привыкнуть к тому, что я в любом случае родственница Арвеля, не удавалось.


Летта, устроившись в плетеном кресле, упрямо смотрела на горизонт. Отгорел закат, появились первые звезды.

Кайден, сидя у ног девушки, наслаждался непривычной лаской: Летта задумчиво перебирала его волосы, видимо, мягкие прикосновения успокаивали ее. А заодно отвлекали охотника от мрачных воспоминаний, которые складывались в весьма любопытную картинку.

Теперь Кайден точно знал: его предал друг.

Один из тех, кому он полностью доверял. Предал ради себя, ради своей свободы. Ни имени, ни деталей в памяти пока не появлялось, но Кай отчетливо понимал: хотя времени прошло много, среди его близких опять есть существо, способное предать ради собственных интересов. Способное предать, но предаст ли?

На этом сходство не заканчивалось. В прошлом тоже была девушка, которую охотник любил. Однако тогда он отступился от нее, потому что она попросила. Сейчас Кайден сделает все, чтобы не потерять Летту.

И последнее совпадение — он снова связан с королями сильфов. Причем плотно.

Кай осознавал свое место в этой истории. Нетрудно догадаться, кем он был. И понять, кого должен желать уничтожить.

Должен. Но не станет.

Время изменило Кайдена. И он видел, что не его одного.


Точка на горизонте — и я готова прыгать от радости. Странное чувство… С одной стороны, я знаю, что к дворцу подлетает братец, а с другой — понимаю, что знать этого не могу, и боюсь ошибиться. Проверить? Конечно!

— Я к Арвелю! — Наклонилась, заглянув в лицо Кайдена, нежно коснулась губ и заверила: — Я быстро!

Провалившись в белую вспышку, с визгом приземлилась на сиденье рядом с братцем. Вцепилась призрачными пальцами в его руку.

Арвель тихо ругнулся, буркнув:

— Знаешь, сестричка, тебя можно в нашу военную академию засылать, проверять будущих вояк на стрессоустойчивость!

— Не надо, они же меня прибьют раньше, чем успею сказать, что я не призрак, — возразила я. — Не все же такие выдержанные, как ты.

— Подлизываешься?

— Очень надо. Достал волосы деда?

— Понятно, значит, советник и его жена не подошли?

— Нет. И твоя бабуля тоже, — вздохнула я.

Арвель насмешливо покосился на меня и, направляя колесницу к балкону, хмыкнул:

— У тебя такое лицо, будто к тебе стая химер в родственники напрашивается.

С химерами братец, конечно, погорячился, но от мысли, что у меня появятся настолько знатные родичи, было не по себе.

— Ты совсем не рада, тетушка? — поддел Арвель.

— Очень рада! — Я слегка толкнула братца плечом. — А знаешь, кто еще будет рад?

Принц остановил повозку у балкона, вопросительно приподнял светлую бровь.

— Мои сестры, они всегда мечтали о братике.

— А у тебя их… — нахмурился Арвель.

— Четыре! Две — мелкие совсем. — Я вспомнила о болонках принцессы и хмыкнула: — И они очень любят всякую пушистую живность.

Арвель рассмеялся. Неожиданно обнял и фыркнул в ухо:

— Напугала орла небом! — отстранился и вручил мне бумажный сверток. — Иди. А я к родителям.

И крикнул в распахнутые балконные двери:

— Маэль, без меня деда не проверять! Я быстро!

Я провалилась в портал, приземлилась на диван рядом с Каем.

Пока названый братец навещал венценосную чету, я успела измочалить край свертка пальцами. Три кандидатуры на «должность» родителей. Очень мало. Впрочем… Погодите, а мы никого не забыли?

— Мы забыли леди Стеллу. — Я мрачно посмотрела на друзей, отложив наконец несчастный сверток на столик.

— Вы забыли, а мы нет! — Эмрис в змеином облике свесился с люстры. — И даже Арвеля предупредили, что надо и тетку навестить.

Судя по лицам Маэля и Кая, на которых не было удивления и досады, вспомнили они об этом явно без меня. Когда успели? Глупый вопрос — пока я скучала на посиделках с фрейлинами.

— Почему не сказали? — обиделась я, чувствуя себя лишней на этом торжестве мужской логики.

— Мы собирались, — прошипела змея.

— Не успели, — уточнил Маэль. — Арвель сам хотел сказать, это он вспомнил про тетку.

— Клумбу престарелого лорда подарю, — мстительно пообещала я. — Каждому!

Маэль и змей в недоумении переглянулись. Кай едва заметно нахмурился.

Пришлось пояснить:

— Клумба престарелого лорда — это клумба с лекарственными травами для улучшения памяти. И красиво, и можно листьев нащипать и отвар сделать.

Парни дружно рассмеялись.

— Ты, главное, нам клумбу ревнивой жены не дари, — проворчал Эмрис, подхватив кончиком хвоста несколько бумаг со стола.

То, что законы анатомии — не для многоликого профессора, я уже успела понять, но все равно с интересом наблюдала за его действиями. Эмрис растянулся на люстре, точно желтый чулок, и начал изучать бумаги. Маэль тоже погрузился в расчеты. А мне не оставалось ничего другого, кроме как ждать. Чтобы успокоиться, я вышла на балкон.

Теплая летняя ночь и потрясающий вид на ночной город совершенно не помогали. Я зябко поежилась. На плечи тут же легли мужские ладони. Кай молча обнял, прижал к груди. Стало легче, но ожидание утомляло. Где Арвель? Что он там возится? Хотелось провалиться к братцу, но вряд ли король и королева оценят призрачную девицу, выпавшую на голову их сына из потолка.

— Как думаешь, сегодня химеры будут? — спросила я.

Лучший способ отвлечься — переключиться с одной проблемы на другую.

— Нет. Пока мы во дворце, вряд ли они появятся, — успокоил Кайден. — Злодей знает, что мы поняли, чем он пользуется и как.

И боится разоблачения. Он снял темное везение с Арвеля. Уверена, с короля тоже уберет. А я для него все еще опасна.

— Не беспокойся. — Кай уловил мое настроение, ласково погладил по волосам, коснулся виска легким поцелуем. — Он боится — это главное.

— Я тоже! — нервно сглотнула я и, развернувшись, уткнулась лицом в рубашку фейри.

Долго бояться мне не дали. Увлекли, затянули в омут поцелуя. Заставили забыть о страхах и утонуть в нежности…

— Служба доставки! — Довольный Арвель уселся на перила.

— Достал? — вскинулась я.

— А то! — Сильф вручил мне бумажный пакет, внутри оказались три светлые пряди, на каждой — бумажка с надписью: «мама», «отец», «тетушка». — Собственноручно с расчесок снял! — хвастливо выпятил грудь Арвель. — С кого начнем?

Первой я решила отправить в магическую чашу прядь деда Арвеля. Вспышка была белой — и снова нет. Я почувствовала разочарование — все же я не настолько наивна, чтобы мечтать стать принцессой. Точнее, в детстве мечтала, но вот становиться ею на самом деле не хотелось. Впрочем, слабая надежда, что моими родителями окажутся тетка Арвеля и ее мифический жених, была. И опять осталось трое.

Я потянулась к золотистой пряди леди Стеллы, но братец меня опередил:

— Э нет, теперь я выбираю! — и бросил в чашу прядь короля.

Зеленая вспышка ослепила. Пару минут я в ступоре смотрела на чашу и не верила. Мой отец — король? Король… мой отец? Но я же на него совершенно не похожа! Ни капельки!

Арвель, покосившись на меня, потянулся к русой пряди.

— Погоди! — Я перехватила руку брата. — Дай мне пару минут.

Отдышаться, подготовиться, крепче вцепиться в ладонь Кая. Понять, что мой отец — король. А мать…

— Давай! — выдохнула я, зажмурилась, распахнула глаза, чтобы не пропустить момент, когда точно буду знать, кто мои родители.

Белая вспышка ослепила.

— Да ладно? — Арвель бросил еще несколько русых волосков.

Опять белая.

И еще.

— Быть такого не может, чтобы отец… когда мама была беременная… — пробормотал, хмурясь, мой настоящий сводный брат.

И еще несколько волос отправилось в чашу. И опять — белый свет.

— Так, хватит тут фейерверки устраивать! — Эмрис спустился на пол, обернулся сотканным из тьмы человеком, отпихнул Арвеля к дивану: — Посиди.

В чашу отправилась половина золотистой пряди.

— Чтобы точно, — пояснил профессор, желтые глаза блеснули предвкушением.

А чаша вспыхнула зеленью. Никогда в жизни не видела такого издевательски ядовитого зеленого!

Арвель упрямо мотнул головой, стиснул кулаки и выскочил из комнаты. Маэль виновато покосился на меня и вышел следом. Правильно, а то мало ли что принц на «радостях» натворит.

Кай обнял меня за плечи.

А я, глядя перед собой и ничего не видя, пыталась осознать, что леди Стелла — моя мать. Как такое возможно? Арвель утверждал, что отец любит мать. И на момент моего рождения у них уже была дочка, и они ждали двойняшек…

— Эх, королевские шкафы, чтоб им рассыпаться! — Эмрис помахал перед моим лицом рукой. — Приходи в себя, девочка. А я пока слухи перескажу. Тут их много бродит про Стеллу, королеву и правителя сильфов.

Слухи оказались весьма занимательными.

Началось все в день, когда лорд Сиэн решил представить сразу двух дочерей королю. Повод был подходящий — весенний бал. Яркая Стелла сразу привлекала внимание. Аврора на фоне сестры выглядела несколько тускло.

Естественно, когда обе дебютантки получили приглашение на танец от самого короля, все были уверены, что именно старшая дочь лорда Сиэна запала ему в сердце. А приглашение младшей — простая вежливость.

Весь сезон балов Стелла и Аврора неизменно танцевали с его облачностью. Их приглашали на прогулки, пешие и на колесницах. Старшая леди сияла, с нетерпением ждала предложения. И оно последовало. Ее сестре. Выяснилось, что король сразу влюбился в младшую из девушек, к слову, взаимно.

Стелла сделала вид, что обо всем знала. После свадьбы сестры уехала на некоторое время из дворца. А когда вернулась, появился ее мифический жених.

— Дворцовые слуги сплетничали, что Стелла не только танцевала с королем. — Эмрис хмыкнул, потер пальцами темную щеку. — И не с королем, кстати, тоже. Поговаривают, что первый советник за ней ухаживал, да жена его быстро пресекла поползновения.

После Стелла отлучалась из дворца нечасто, став практически тенью сестры. И все решили, что она смирилась. Кое-кто из дам за глаза восхищался ее самоотверженностью: еще бы, отдать сестре любимого и всю жизнь быть при ней помощницей, почти служанкой.

— Не понимаю, какие отношения между ними… всеми? — недоуменно пробормотала я.

Я вообще не могла представить, что чувствовала Стелла. А король? Не мог же он не знать, что у него был внебрачный ребенок? Или мог?

— Сложные, — фыркнул Эмрис. — Классика жанра: он любит ее, а его любит другая, и она ждет ребенка. И любимая тоже.

— И кто же решил меня убить? А кто — спасти? — совершенно запуталась я.

Хотелось бросить к темным туманам этот мой «подкоп», сбежать куда-нибудь подальше с Кайденом и прожить там пусть недолгую, но счастливую жизнь. Безо всяких королевских многоугольников. Но побег — это не для нас, а потому роем дальше.

— Убить — не Стелла точно… — вздохнула я.

Для нее я — ребенок от любимого мужчины, его частичка. Скорее поверю, что это она поставила печать и почти выгорела. Сил-то у сестры королевы немного.

— Кто? Король? — Я прислонилась щекой к надежному плечу Кая, он действовал на меня лучше валерьянки, рядом с ним я чувствовала себя уверенней. — Но зачем такие сложности? Проще отослать меня подальше вместе с матерью. Однако он не отослал… Или отослал? Или она сама уехала, когда пришло время?

— Сама. Стелла ездила в поместье первого советника после рождения Арвеля, — подтвердил догадку Эмрис.

— Их дочка была первой, кто погиб от «болезни», — задумчиво продолжил Кай.

— А что, если не она была целью? Не ее хотели убить… меня. И все эти смерти, и сестра Арвеля, она ведь тоже умерла? Король не знал о бастарде? Или знал?

Эмрис отрицательно покачал головой:

— Не знал. Наш злодей действовал слишком импульсивно для мужика. Явно женское поведение.

— Тогда, — продолжила я невесело размышлять, — остается одна виновница всего этого кошмара. Обманутая жена, сестра, которой изменили, королева… Но ведь она не могла специально убить собственного ребенка и сестру? Королева… она ведь не хотела темного везения, она просто хотела… убить ребенка сестры, то есть меня. Убить быстро и без следов, чтобы все выглядело естественно. Но не до конца разобралась. — Я озадаченно потребила непривычно длинную прядь и перечислила: — Король не знал. Советник знал и, возможно, помогал Стелле. Королева знала и пыталась убить меня, но уничтожила несколько детей, включая свою сестру и дочь. Страх какой! Королева пыталась спасти свою дочку и выгорела. А меня запечатала Стелла и советник? Или только Стелла? Она ведь скрыла беременность? Так? Это ведь дворец, тут куча слуг… будь она беременна, это бы запомнили. А так…

На ум пришли рассказы мамы, Гленда часто смеялась над нарядами, которые были в моде двадцать лет назад и напоминали многослойные балахоны из плотной ткани. Она еще шутила, что под ними можно было слоненка спрятать. Или живот.

Перед глазами всплыло печальное лицо королевы. Траурная черная ленточка и голубая ленточка — символ надежды… Она помнила, все эти двадцать лет помнила о том, что сделала.

— Призрачный наемник сказал, что меня приказали убить.

И убили бы, если бы не ундина.

— Леди Стелла, — задумалась я. — Она ведь не знает, что ее ребенок жив?

Эмрис неопределенно повел плечами. Кай хмуро смотрел на магическую чашу.

Конечно же нет. Ей наверняка сказали, что я умерла. Двадцать лет королева жила спокойно. А что до темного везения, которым она наградила короля и Арвеля, — чем не способ контролировать мужчин? С принцем она немного переборщила, потому и стало заметно. Потом появилась я. Опасный подарок из прошлого. И королеве снова пришлось осваивать темные знания, чтобы избавиться от живой улики. Не вписывался сюда только Эмрис. Какой смысл матери цеплять на собственного сына проклятие? Ну не для того же, чтобы проучить? Или для того?

— Когда вы закончите заклинание поиска? — Кайден погладил меня по спине, вопросительно посмотрел на Эмриса.

— Сегодня-завра, думаю, сработает, — пообещал профессор.

В балконную дверь проскользнул светящийся фиолетовый огонек — магический вестник. Кому мы понадобились посреди ночи?

Послание зависло рядом со мной, пришлось выбираться из объятий Кайдена. Легкого касания к гладкой поверхности хватило, чтобы в воздухе высветилась надпись: «Мы с Арвелем в дворцовом каземате. Принесите мне бумаги и Эмриса. Мы тут надолго. Маэль». И приписка, что нужно обратиться к начальнику личной охраны короля, который сейчас сидит в кабинете начальника дворцовой стражи. Сказать ему, что кузина принесла вещи и любимого питомца.

— «Принесите Эмриса»… — передразнил Эмрис. — Тоже мне, нашел сумочку с лапами! — ворчал он, собирая разложенные по комнате бумаги и сразу деля их на две стопки. — Маэлю и мне, — пояснил он, перехватив вопросительный взгляд. — Раз уж они там с Арвелем загорают, пусть делают это с пользой, а я тут как-нибудь. Держи! Привет принцу!

И вручил Каю увесистую стопку и писчие принадлежности.

— Удачно навестить и спокойной ночи! — Эмрис завалился на диван со своей частью бумаг. — Зная нашего Арвеля, раньше обеда их с профилактических посиделок не отпустят. До обеда просьба не беспокоить!

Однако какая забота. Хоть бы спросил, как я себя чувствую. Не каждый день узнаёшь, что твоя мать — сестра королевы, а отец — король. Сердито покосилась на что-то увлеченно читающего профессора, вышла из комнаты. Кай — за мной.

— Летта, не пыхти ты так! Зато ты нашла родителей! — донеслось нам вслед.

Успокоил так успокоил. Нашла — и не знаю, как подступиться. Не скажешь же леди Стелле: «Здравствуйте, я ваша дочка, давайте пройдем магическую проверку? Ах да, я бы очень хотела услышать, что на самом деле случилось между вами, королевой и королем».

Мысли о настоящей матери занимали голову, пока мы шли в кабинет начальника дворцовой стражи. И пока я просила допустить меня к арестантам, и весь путь в подвал.

— У вас десять минут. — Высокий сильф открыл небольшое окошко в тяжелой двери, укрепленной магией. — Бумаги через окно передадите.

И отошел в другой конец низкого коридора, где я насчитала пять камер. Кай просунул бумаги в окошко.

— А где болонка? — забирая документы, спросил Маэль.

Выглядел фейри немного помятым, но вполне бодрым.

— У Арвеля в гостиной. — Я наклонилась, разглядывая братца.

Арвель валялся на низком лежаке, скрестив ноги, и бездумно глядел в потолок. Вид принц тоже имел слегка пожеванный.

— За что вас сюда посадили? — одними губами прошептала я.

Кай загородил меня собой, перекрыв обзор стражнику.

— Арвель потребовал у отца объяснений в весьма грубой форме, — так же тихо ответил Маэль. — Тот очень удивился…

Как мы и думали, король ничего не знал о внебрачном ребенке.

— А потом еще сильнее удивился, — продолжил Маэль, — когда внимательно выслушал все, что Арвель ему выпалил. И приказал уйти. Увы, увести его из кабинета короля у меня не вышло.

Я понимала Арвеля, но все равно хотелось стукнуть братца — нашел время устраивать объяснения с отцом. Нет бы подождать, пока у нас будет нужное поисковое заклинание. Впрочем, я бы на его месте тоже вряд ли бы стала ждать.

— В итоге мы оба тут, — закончил Маэль.

— Тебя-то за что?

— За то, что не помешал другу наделать ошибок.

А король крут. Хотя, возможно, по-своему прав. Зачем нужен друг, который спокойно смотрит, как ты лезешь гигантской росянке в челюсти?

— Кай, не отходи от нее ни на секунду, — внезапно подал голос Арвель.

— Мог бы не говорить, — отозвался Кайден.

— А я не говорю, я напоминаю! — усмехнулся принц, явно переобщавшийся с одним почти проклятием повышенной болтливости и ядовитости.

— Я и сама от него ни на шаг не отойду! — пообещала я. — Не скучайте, мальчики!

Вскоре я выяснила, что погорячилась с обещанием. По крайней мере, на десять минут пришлось от Кая отойти. Вначале в ванную, потом за ширму.

— Семь минут! — улыбнулся Кай, когда я нырнула под одеяло и оттуда объявила, что ему можно заходить.

Кайден устроился на полу — сегодня Эмриса рядом не было. Не думаю, что королева украдкой проберется в мою спальню, чтобы сорвать печать, но предосторожность лишней не бывает.


ГЛАВА 9 | Проклятие на удачу | ГЛАВА 11







Loading...