home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3.34. Отъезжающие

Михалыч и Людвиг появились минут через сорок. Оба кинулись к Татьяне и долго пытали ее, что с ней делали, и кто это был. Татьяна как могла, удовлетворяла их любопытство. Так они узнали, что я ворвался через окно и, как ей кажется, убил обоих бандитов. Что у нее отобрали колье, но должны скоро принести. Что она чувствует себя хорошо, и что они мешают ей собирать вещи в дорогу. Я аж разулыбался. Молодец. Вроде и все сказала и ничего. Минут через пятнадцать в дверь осторожно постучали. Я пошел открывать. На пороге стоял тот самый секретарь. Он передал Татьяне две бархатные коробочки и сообщил, что его хозяин сильно извиняется за то, что невольно стал причиной таких недоразумений, произошедших с молодой барышней. Может эти скромные подарки как то загладят его вину. Я пригласил секретаря к столу и достав всем, кроме Татьяны, по фужеру, разлил бренди из своей фляжки.

— Ну, за удачное разрешение недоразумения.

Мы все чокнулись и пригубили бренди. У всех лица разгладились, и наступило состояние умиротворения.

— Что же, было приятно иметь с вами дело. В знак полного примирения, я хочу вручить вашему шефу вот эту фляжку с бренди. Пусть не смотрит, что она на вид неказистая. Когда он начнет ею пользоваться, то поймет все ее преимущества.

С этими словами я вручил секретарю полупустую, как он думал, погнутую и потертую армейскую фляжку. По его лицу было понятно, что его хозяину уже очень давно никто не дарил такие «подарки». Но читалось так же и то, что он исполнит все в точности, но нам лучше, тогда, держаться подальше от его шефа.

Когда за секретарем закрылась дверь, то все уставились на меня с немым укором. Мол, ты что ненормальный. Завтра, за такой подарок, могут и голову оторвать.

— Михалыч, ну а ты то, что так смотришь, ведь у тебя такая фляжка есть, только с водой. И ты считаешь, что это не королевский подарок. Между прочим, бренди там импортный.

Михалыч только крякнул. Татьяну отпустили собираться, а мы разлили еще по одной, но уже из другой фляжки.

— Что-то я у тебя раньше этих фляжек не видел, заплетающимся голосом спросил Людвиг.

— О, этот готов. Давай уложим его на диван. Я сейчас Ингрид позвоню и сообщу, что ее благоверный у нас отсыпается.

Набрав номер Ингрид извинился, что мы напоили Людвига. Но утром он будет как огурчик, не в смысле, что весь зеленый и в пупырышках, а здоровым и бодрым. Она заверила, что не обижается на меня, да и вообще, пообщавшись со мной, Людвиг стал значительно лучше. Пожелала мне удачной командировки и мы с ней распрощались. Я достал из пространственного кармана кариматы и мы с Михалычем расположились на полу.

Утро мы встретили под храп Людвига. Странно, раньше он никогда так не храпел. Видимо в кои то веки расслабился. Я встал и пошел умываться. Следом за мной, в ванную комнату проскользнула Татьяна. Михалыч хотел растолкать Людвига, но я отрицательно помотал головой. До аэропорта мы добрались на такси. Там нас уже поджидали заказанные билеты и мешки с алюминиевой пудрой. Михалыч обнимался с дочерью и напутствовал ее, чтобы во всем слушалась меня. Я только улыбался. Когда они оторвались друг от друга, я, злорадно потирая руки, сообщил Татьяне, что теперь она, как негр на плантациях, будет день и ночь чистить мои башмаки, стирать постельное белье и обмахивать меня опахалом в жаркие, солнечные дни, других там просто не бывает. Татьяна стала переглядываться с отцом. Тот ей подмигнул, и убитым голосом проговорил, что это все правда. Мы дружно рассмеялись. В это время объявили регистрацию нашего рейса, и мы пристроились в конец очереди. Очередь продвигалась неспешно. Когда перед нами осталось человек десять, то в двери аэропорта вбежал взмыленный секретарь. Найдя нас глазами, бегом бросился к нам. С трудом дыша, он протянул мне серебряную, инкрустированную золотом и драгоценными камнями фляжку и сообщил, что его хозяин несказанно рад моему подарку и передает мне свой скромный подарок. В глазах секретаря читалось недоумение. Я его поблагодарил. А тут и наша очередь подошла. Мы начали оформлять билеты, а секретарь предложил Михалычу подвезти его до отеля. Тот в очередной раз помахал нам рукой, и они вышли из здания аэропорта. Продвигаясь вместе с очередью, спросил Татьяну, где ее драгоценности. Та указала на свои оттопыренные карманы. Попросил ее достать коробочки и снять кольцо. Та безропотно выполнила все, что я ее попросил сделать. Я завязал все ее драгоценности в носовой платок и, засунув руку за спину, отправил их в пространственный карман. За ними последовала и фляжка. Пройдя досмотр и таможню, документы Якова сработали безупречно, мы прошли в накопитель. Я достал из пространственного кармана Татьянино кольцо и протянул ей. Она молча надела его на палец.

— Ну, как, убедилась, что кольцо защитное?

— Да. Я же тебе не все рассказала. Они же меня убить пытались. Ножами тыкали, даже один раз из пистолета стрельнули. Я уж и с жизнью распрощалась, но на мне не было ни одной царапины.

— Да, такое кольцо нигде не купишь. Так что храни его. Я ведь не зря сказал, что бы ты сама никогда его не снимала. Вот сегодня был последний раз, когда ты его сняла. Там, куда мы летим, я научу тебя делать его невидимым. Ты же знаешь, что это иногда может быть полезно.

— Как это невидимым? Ты что, волшебник? Или меня опять прикалываешь.

— Нет. Я не волшебник, я дракон! — И я на нее грозно зарычал. — Только маленький.

— Да ладно тебе Макс прикалываться. Ты мне лучше расскажи, в Таиланде, там как?

— В смысле? Что значит, как? Там тепло. Водичка изумительная. Народу конечно много, но все в основном на пляже загорают. В воде место есть. Мы там с тобой отдохнем на одном острове до вечера, а потом переберемся на другой остров, а оттуда переберемся в пустыню. Так что советую накупаться вдоволь.

Тут объявили выход на посадку, и мы потянулись к переходному шлюзу. Посадка в самолет проходила буднично. Опять столпотворение в проходе. Мы проскочили на свои места. Ручной клади у нас было мало, так что мы взяли ее с собой. Татьяна попросилась к иллюминатору, и я ее туда пустил, в конце добавив, что она еще налетается, правда, на драконах. Татьяна фыркнула и уставилась в иллюминатор. Ну, понятно, она на такие шуточки не обижаются, но и всерьез такую информацию не воспринимает. Посмотрим, как она потом запоет. Самолет стал выруливать на взлетную полосу, и я заставил себя погрузиться в сон.

Разбудили меня настойчивые тычки в бок. Я открыл глаза. Ясно, обед. Я изменил положение кресла и разложил складной столик. Татьяна смотрела, как я это делаю и повторяла за мной. У меня возникли кое-какие подозрения, и я ее спросил, сколько раз она летала на самолете? Оказалось, что это второй раз. Стюардессы разнесли стандартные наборы, и мы принялись за еду. Татьяна с аппетитом съела все, что принесли и я предложил ей забрать у меня все сладкое. Та молча кивнула, и через пару минут и с этим все было кончено. Я, дождавшись, когда стюардессы заберут подносы, все сложил в спинку впередистоящего кресла и стал готовиться ко сну.

— Макс, разве тебе не интересно смотреть, как проплывает внизу земля. Ведь страшно подумать, на какой мы высоте. А вдруг откажут двигатели, и мы понесемся вниз. Вот кто тогда нас спасет?

— Да я и спасу, ты меня только разбуди.

— Да ну тебя, Макс, вечно ты прикалываешься.

— Все, Татьяна, ты смотри в иллюминатор, а я собираюсь выспаться дней на десять, а то в пустыне мне будет не до сна.

Я действительно так думал. Еще десяток секунд и я спал, как убитый. Второе пробуждение было вызвано тем, что объявили о том, что самолет идет на посадку, и попросили привести спинки кресел в вертикальное положение. Татьяна уже все сделала и даже пристегнулась. Я улыбнулся и рассказал ей анекдот про чукчу в самолете. Прилетел чукча и спускается по трапу с самолета, а штаны болтаются снятые, на самых сапогах. Ему указывают на это, а он отвечает, что, мол, вас не поймешь, то застегните ремни, то расстегните ремни. Самолет тем временем коснулся земли и покатился по взлетно-посадочной полосе, гася скорость. Вскоре подали трап и мы вышли в нестерпимое пекло. Такое чувство бывает, когда заходишь в парную. Татьяна сразу стала красная. Дышала с трудом. Мы дошли до здания аэропорта, там нас встретила прохлада. Быстро прошли таможню. Нам предложили обменять валюту. Я разменял двести евро. Нам должно хватить. Сувениры тут дешевые, а вещи, что здесь, что в Швейцарии, что дома, все одно и то же. Получили багаж. Татьяна попробовала поднять один мой мешок и у нее ничего не вышло. Я попросил ее подождать меня буквально пять минут, а сам, взяв в каждую руку по два мешка, пошел в туалет. Там запихал мешки в пространственный карман. Выйдя предложил Татьяне сбегать в туалет, а то мы будем добираться до острова часа полтора, а то и два. Дождавшись ее, вышел на площадь перед аэропортом. Еще раз, посмотрев на красную Татьяну, взял закрытое такси. Татьяна, попав в прохладный воздух, опять стала сама собой. Таксист лихо несся по улицам. Для меня это было дико. Левостороннее движение. В прошлый раз это так в глаза не бросалось. Оно и понятно, тогда я сидел за водительской кабиной и наблюдал все только сбоку, а теперь, как будто сам веду машину. Таксист довез нас прямо до до причала. Здесь было не так жарко, сказывалась близость океана. Пошли выбирать катер. Я, считая себя старожилом, направился сразу в конец пристани и там, как и в прошлый раз, сторговался с водителем, капитаном его сложно назвать, за триста бат. Катер был не новый, но я чувствовал, он нас довезет. Помог Татьяне забраться по небольшой, буквально две ступеньки, лестнице, которая начиналась прямо в воде. Татьяна, сняв обувь, вспорхнула по этой лесенке, а следом и я. Не прошло и пяти минут, как катер был полностью загружен желающими попасть на остров. Всем раздали цветные наклейки на одежду, это своеобразный обратный билет. Мотор взревел, и мы понеслись в открытое море. В этот раз, недалеко от нас скакал по волнам такой же катер. Наши водители устроили гонки друг с другом. Азарт захватил всех и люди орали, подбадривая своего водителя. Оба катера влетели в огороженную зону и, развернувшись, кормой причалили к берегу. Все сошли по ступенькам прямо в воду и разбрелись по пляжу. Мы заняли два шезлонга, переоделись, и пошли купаться. Вода была чистая и такая теплая, что вылезать не хотелось. Вручил Татьяне местную валюту и предложил приобрести подарки для своих родителей и друзей. По пляжу сновали торговцы с различным товаром. Я опять, как всегда, уснул в тенечке, а Татьяна, то плескалась в море, то загорала. Когда время стало приближаться к пяти часам вечера, то за отдыхающими стали приходить катера. Татьяна начала нервничать и разбудила меня.

— Макс, скоро мы останемся одни на острове. Посмотри, по-моему, это наш катер загружается. Вон, у всех полоски с нашим цветом.

— Танюша, успокойся. Мы сейчас пойдем вон туда и, оттуда, переберемся на другой остров, и как я тебе обещал, дальше наш путь лежит в пустыню.

— Я думала, ты шутишь. — Лицо Татьяны было обиженным.

Я встал, и начал собирать свои вещи. Помог Татьяне собрать ее сумку. Та побежала переодеваться, а я натянул на себя свой летный костюм прямо здесь, и поверх него обыкновенные джинсы и рубашку. Зашнуровал кроссовки. Наконец вернулась Татьяна. Я взял ее сумку и засунул в пространственный карман.

— Макс, а куда девалась моя сумка?

— Понимаешь Татьяна, я же тебе обещал, что расскажу все, как только попадем в пустыню, так что потерпи немного. Сейчас нам нужно будет пройти по вот этой дорожке.

Мы направились по асфальтированному тротуару, который шел вдоль небольших торговых лавок. Я поинтересовался у Татьяны, все ли деньги она истратила? Та отрицательно покачала головой и сообщила, что оставила и для меня. Тогда я посоветовал ей зайти в ближайшую лавку, и потратить все оставшиеся, так как сюда мы в ближайшее время не вернемся, а дома нам эта валюта будет не нужна.

Зашли в небольшую лавку, Татьяна стала перебирать разложенные вещи, рассматривать всякие украшения и поделки из дерева. Мы еще купили несколько вещей, а остальные деньги я отдал продавцу. Тот смотрел на меня, как на ненормального, но кланялся и благодарил. Взгляд Татьяны ничем не отличался от взгляда продавца. Я напомнил Татьяне, что эти деньги нам будут не нужны, так как мы покидаем Таиланд в ближайшие тридцать, сорок минут, поэтому не надо на меня так смотреть. Мы вышли из лавки, и я направился по дорожке дальше, пока она не превратилась в тропинку. Татьяна шла за мной, недоумевая, то ли я, в очередной раз шучу, то ли мы действительно, попадем сейчас в пустыню. Проходя мимо группы знакомых деревьев, я указал Татьяне на них и сказал, что здесь я познакомился с ее отцом. Мы свернули с тропинки, и вышли к берегу. От места, где мы отдыхали на пляже, нас закрывали скалы. Я вытащил из пространственного кармана Татьянину сумку и предложил сложить туда пакеты с покупками.

— Макс, откуда появилась моя сумка? Я же ее не видела, пока мы были в лавке. Слушай, а ты же хотел взять в пустыню мешки с пудрой. Я их, что-то не вижу. Ты их через транспортную компанию отправил?

— Татьяна, я же сказал, все расскажу в пустыне. Давай перекладывай пакеты в сумку, и я ее опять спрячу. И тебе и мне нужны свободные руки.

В сумку все не поместилось. Я убрал сумку в карман, а за ней туда же последовали пакеты.

— Все, мы готовы к путешествию. Скажи, как бы ты отнеслась к тому, что у меня, допустим, выросли крылья, и я перенес бы тебя вон на тот остров.

Островок был маленький, каменистый и до него было метров пятьсот, шестьсот. Было видно, что он необитаемый. Видимо местные забраковали его как туристическую зону.

— Да не знаю я. Ты Макс такие вопросы задаешь.

— Ну, я имею в виду, что ты испугалась бы или восприняла это спокойно?

— С твоими фокусами я уже ничему не удивлюсь. Где моя сумка, где мои покупки? Мне кажется, что ты мне голову дуришь.

— Ну и ладно, тогда давай готовиться к полету. Я тебя буду держать на руках, а ты, если будет страшно, можешь уцепиться за мою шею. Ну что, полетели?

В глазах Татьяны можно было прочитать все, но только не веру в наш полет. Я подхватил ее на руки, та завизжала и я, оттолкнувшись от земли, взмыл в воздух. Татьяна не сразу поняла, что мы летим. Она пыталась ударить меня кулачками, предполагая, что я к ней пристаю, однако, как только ее глаза увидели крылья, и она почувствовала, что мы летим, все на какое-то время прекратилось. Она замерла с занесенным для удара кулачком, а потом, резко вцепилась мне в шею.

— Татьяна, ты хочешь меня задушить? Перехватись как-нибудь поудобнее, да можешь на море посмотреть с высоты птичьего полета.

— Кто ты? — Еле смогла произнести она. — Ангел или дьявол?

— Ну, первое твое предположение не оригинально, твой папа тоже меня сначала ангелом посчитал. Ну, сама подумай, у нас считается, что у ангелов крылья состоят из перьев, а у меня они кожистые. На дьявола я как-то то же не тяну, слишком добрый. Ну и какое твое третье предположение?

— Ты что, и правда, дракон? И меня украл у папы, чтобы сделать своей женой?

— Вот это предположение! Ты что, сказок в детстве перечитала? Если дракон, то обязательно нужно схватить невинную девицу, да и еще жениться на ней. Точно, сказки на тебя плохо действуют. Все, кончай гадать, сейчас будем приземляться.

Я опустился на траву и выпустил Татьяну. Не обращая на ее растерянный вид, пошел к знакомой скале. Опустился перед ней на корточки и начал рисовать арку портала. Когда портал засветился, и стала видна пустыня за ней, я позвал Татьяну. Та недоверчиво, маленькими шажочками приближалась ко мне.

— Татьяна, кончай изобретать в голове всякие сказочные штучки. У нас с тобой, у каждого, есть по одной проблеме, которую мы должны решить вон в том мире. То, что ты видишь, это просто другой мир. Как только мы решим все свои проблемы, то я сразу отправлю тебя домой. Там тебя будет встречать отец. Давай, не трусь. Мне не трудно держать портал открытым, но я все же трачу свою энергию, так что, хотя бы меня пожалей.

Татьяна осторожно, бочком, видимо, чтобы выскочить назад, если что, перешла границу арки портала, я скользнул за ней и за нашими спинами портал схлопнулся.


3.33. Пикник | Кровь обязывает | 4.1. Пустыня







Loading...