home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


4.12. Дома

Неяркий свет ударил по глазам, мы синхронно зажмурились и рухнули вниз. В полете я умудрился перевернуться и полетел спиной вперед, прижимая Татьяну к своей груди. Так мы и рухнули метров с полутора на что-то мягкое, как оказалось, на большую стопку поролоновых матов. Тут же вспыхнул яркий свет и мы, закрыв глаза, ждали, когда хоть чуть-чуть привыкнем к свету.

— Кто такие? — раздался чуть ли не синхронный окрик с трех сторон.

— Я, Максим, а это, Татьяна. Михалыч должен был быть в курсе, что мы прибудем сюда.

Зрение ко мне постепенно возвращалось, и я стал различать солдат в камуфляже с оружием наизготовку.

— Лицом к стене, оба! Руки на стену и ждем начальство. Не советую делать какие-либо лишние движения. В случае неповиновения имеем разрешение на силовое решение проблемы.

Мы, не сговариваясь, сползли с матов и повернулись к бетонной стене, упершись в нее руками. Минут через пять, в одной из стен открылась дверь и в подвале зазвучали шаги. Человек остановился от нас где-то в пяти, шести метрах.

— Максим, медленно поворачиваемся, руки держим за головой.

Я не торопясь повернулся и руки положил на затылок. Передо мной стоял офицер, который сверял мое лицо с одной из фотографий, которые держал в руках.

— Так, отойдите вправо на три шага. Теперь Татьяна, медленно поворачиваемся и держим руки за головой.

Процедура повторилась, а затем, повинуясь какому-то жесту офицера, бойцы буквально исчезли с наших глаз. Видимо их огневые точки были сделаны с каким-то визуальным эффектом, потому что стены казались сплошными. Офицер пригласил нас за собой, и мы направились к единственной видимой двери. Когда дверь открылась, то я удивился ее толщине. Видимо такими снабжаются военные бункеры. Дальше мы прошли по коридору и оказались перед еще одной такой же дверью. Наконец мы вышли в жилое помещение, где нас развели по разным комнатам с просьбой дождаться вышестоящее начальство. Небольшая комнатка была оборудована столом с двумя стульями и кроватью, застеленной солдатским одеялом. Подушки не было. Недолго думая я прилег на кровать, и не прошло и минуты, как я уже крепко спал. Не знаю, что делала Татьяна, но я позволил себе расслабиться, так как все время с момента перехода в мир Зангрии постоянно был настороже.

Разбудило меня похлопывание по плечу. Я разлепил глаза и увидел довольную рожу Михалыча. За ним стояла улыбающаяся Татьяна и давешний офицер. Я сполз с кровати и обнялся с Михалычем. Все же я рад был его увидеть, да и надеялся, что он меня выведет отсюда в люди. Вещей у нас с собой не было, не рассказывать же всем про пространственный карман, так что мы направились вслед за Михалычем, по дороге подписывая какие-то бумаги, а в одной из комнат с нас сняли отпечатки пальцев. Михалыч только разводил руками, бюрократия и перестраховка. Наконец мы вышли в такой знакомый мне дворик и Михалыч потащил нас к машине.

— Поехали к нам, там жена покормит, да на свою кровиночку насмотрится, а то знаю я, в каких условиях вы там добирались.

— Михалыч, а как же начальство?

— Так я и есть теперь начальство. После того, как картель поставил условие, что он ведет дела либо со мной, либо ни с кем, то сам понимаешь, звезды так на погоны и прыгнули. Вспомнили, что я, оказывается, один из лучших аналитиков, и давно засиделся в начальниках отдела. Короче, повысили и заставили взять все это под мой контроль. А что, работа не пыльная, конечно есть риск, что вместо тебя оттуда выйдет какая-нибудь гадость, так на то мы пост охраны и выставили. Правда есть шанс, что будет кто-то или что-то очень похожее на тебя, но не ты, вот тут я не знаю, что и придумать.

— Зато я знаю, — вмешалась Татьяна — мне Тиренз показывал, как сделать амулет контроля изменения ауры. Я его из любой ветки минут за десять сделаю.

Михалыч предложил Татьяне, не забывать, что она предложила и, ухватив за руку, потащил к служебной машине, я не отставал от них. Пока ехали, то меня просветили, что квартиры у меня теперь нет, так как весь дом выкупила контора Михалыча. Жильцов переселили, и в здании теперь располагается его контора, кроме того, углубляют бункер, так как не исключено, что выход арки портала может сместиться как вверх, так и вниз. Мне это понравилось, не хотелось терять точку выхода в родной мир. Татьяне Михалыч в двух словах пояснил, что не солидно, если его блокпост будет встречать гостей, помахивая дубиной, да и сами бойцы будут испытывать сомнения. Если уж делать амулет, то он должен иметь какой-нибудь заслуживающий доверия вид, а вот внутрь можно будет поместить хоть что, так что он этим займется завтра, а Татьяна создаст амулет привязки к нашим аурам с возможностью вносить новых доверенных лиц.

Так за разговорами промелькнуло около получаса, и мы подъехали к одной из высоток, где жила семья Михалыча. Время было уже позднее, и Михалыч отпустил служебную машину до завтрашнего утра, а мы направились к ближайшему подъезду. Лифт поднял нас на девятый этаж, и мы очутились возле обычной обшарпанной двери. Михалыч не стал открывать своим ключом, а позвонил в дверь, видимо, чтобы хозяйка успела привести себя в порядок. Дверь открылась и с криком «мамка!» на шее симпатичной, невысокой, стройной женщины повисла Татьяна. Слезы брызнули у обоих одновременно, так что мы с Михалычем, оттеснив их к стенке, прошли в небольшой коридор обыкновенной двухкомнатной квартиры. Михалыч потянул меня на кухню, это и понятно, что там, в комнате творится, неизвестно, а кухня, это место традиционного паломничества незваных советских гостей. Вскоре на кухню просочились и мать с дочерью. Михалыч представил меня жене. Я тут же был усажен за стол, все остальные самостоятельно заняли свои традиционные места. Хозяйка, ее звали Анна, начала накрывать на стол, так как ужин к приходу хозяина был заранее приготовлен. Михалыч подмигнул мне и, исчезнув буквально на минуту, вернулся с бутылкой водки и бутылкой бренди. Его глаза вопросительно уставились на меня, и я махнул в сторону бренди. Михалыч одобрительно кивнул, а потом на ухо прошептал мне, что в бутылке тот самый бренди из нашей волшебной фляжки, но жена думает, что он покупает такой бренди в магазине и всем своим знакомым советует приобретать такой же. Те удивляются, что вкус почему-то не соответствует, а сам Михалыч по этому поводу хихикает, но молчит. Бренди разлили всем кроме Татьяны, ей я вытащил из пространственного кармана бутылку с соком и застолье начало набирать обороты.

Уже когда взрослые слегка захмелели, я напомнил Татьяне о подарках. Мы начали доставать из пространственных карманов то, что у каждого предназначалось в качестве подарков. Татьяна достала печально известное ожерелье и браслет, подаренный ей в аэропорту руководителем картеля, потом, под моим удивленным взглядом очень красивый ювелирный гарнитур с рубинами, который прекрасно подошел Анне. Мне и Анне она пояснила, что это подарок родителей Тиренза, и протянула отцу украшенный драгоценными камнями кинжал. Видя, что сейчас последует не самый приятный разговор матери с дочерью я, привлекая к себе внимание, предложил отправить Татьяну спать, так как она очень сильно устала с дороги. Под сверлящим взглядом Анны, Татьяна выскользнула из кухни, и я остался наедине с взбудораженными родителями.

— А что вы хотели, она молодая красивая девушка и, естественно, привлекла к себе внимание молодого человека.

Сообщил я им, попутно доставая из своего кармана «подарки» для Михалыча, которые нашел в пещере под Чертовым пальцем. Михалыч понимающе кивнул и принялся упаковывать находки в полиэтиленовые пакеты, фиксируя их бирками. Анне я протянул кольцо высшей защиты, от чего у Михалыча полезли брови вверх, но я успокоил его жестом руки и продолжил свой монолог. Естественно спросил, считают ли они свою дочь красивой, и получил в ответ два кивка, а умной, и опять, два китайских болванчика. Тогда я обрадовал их, что у их намечаются смотрины, и к ним собираются родители жениха. Что тут началось! Анна не знала, толи отказывать сватам, толи соглашаться? Но как соглашаться, если по меркам нашей страны они жили достаточно бедно, деньги, что я передал Михалычу, было решено потратить на обучение дочери, так что паника нарастала. Я поднял руку и попытался успокоить взволнованных родителей. Во-первых, я сообщил им, что сваты, без моего вмешательства не появятся здесь, во-вторых, я выторговал у той стороны отсрочку на один год, а со свадьбой отсрочка будет как минимум на четыре года, в-третьих мы должны обсудить с Михалычем, что можно будет рассказать Анне. Та посмотрела на нас, и, всхлипнув, вышла из кухни.

Я посмотрел в глаза Михалыча и поинтересовался, как мы будем выходить из создавшейся ситуации? В настоящий момент все очень сильно завязано друг с другом, кроме того, сваты, не кто-то со стороны, а король с королевой государства Зангрия. Вот тут Михалычу стало нехорошо, он вскочил и забегал по кухне, бормоча себе что-то под нос. Я не прерывал его челночный бег, а спокойно допивал свой бренди. Наконец Михалыч грузно плюхнулся на свой стул и спросил меня, чем это им грозит. Я успокоил его, сообщив, что ничем серьезным, и это лучше, чем, если бы ее посватал единорог, который тоже положил глаз на его дочь.

— Единорог, это же конь? — Тупо спросил меня Михалыч. Я успокоил его, сообщив, что единорог это единорог, а конь это конь, но, несомненно, они чем-то похожи. Михалыч аж застонал от душивших его чувств. Наконец я воззвал к его благоразумию и попросил вернуться к теме нашего разговора, а именно, что мы можем сообщить Анне. После долгих препирательств было решено, что нужно рассказать основной сюжет нашего знакомства и поверхностно пройтись по проблемам в Зангрии попутно затронув и Татьянину проблему. О статусе родителей Тиренза пока говорить не будем, а то Анна сойдет с ума. Кроме того нужно будет решить проблему с их жильем. Королевскую чету не следует принимать в многоквартирном доме, в этом я поспособствую деньгами, а уж особняк они сами купят. Михалыч опять начал открещиваться от денег, но я, понизив голос, сказал ему, что его дочь выбрала сама планета, и она будет лелеять, любить и защищать его дочь, кроме того, мы просто не сможем противопоставить что-то богам, когда они приняли решение. А именно о таком решении и сообщила мне Молния, получившая информацию даже через голову местного бога, а это многое меняет. И, самое главное, Татьяне ни в коем случае нельзя появляться в Зангрии раньше чем через четыре года.

Михалыч был подавлен. Я налил ему немного бренди и предложил выпить за удачное разрешение этих вопросов. Мы молча выцедили бренди. По-моему Михалыч даже вкуса его не почувствовал и решили звать Анну. Михалыч грузно встал и став как-то меньше ростом вышел из кухни. Минуты через полторы появилась Анна с красными глазами и, усевшись на свое место, гневно посмотрела на меня.

— Анна, давай я начну рассказывать, а ты постарайся осознать все, что здесь услышишь. И еще одно. Все это является тайной, и нам с Михалычем очень бы не хотелось посвящать тебя в это, как говориться меньше знаешь, крепче спишь. Все бы ничего, если бы не Татьяна. Понимаешь, она оказалась втянута в эту историю частично по нашей, а частично по своей вине. Может я не правильно выразился, это не столько вина, сколько судьба. И вся эта тайна связана с работой твоего мужа.

Рассказ занял всю первую половину ночи. Я, как мог, обходил скользкие темы с кровью, ранением, драконовской сущностью, но магическую силу мужа и дочери обойти не мог, поэтому злость в глазах Анны изменилась на недоверие. Пришлось заставить Михалыча продемонстрировать свои магические способности, переместив чашку с блюдцем со стола в раковину. Анна смотрела на нас как на монстров, чем мы собственно и являлись. Переводила взгляд с одного на другого. Наконец в ее сознании все выстроилось в некую логичную картину, и она спросила меня, являюсь ли я тоже магом. Я только кивнул, и она попросила меня продемонстрировать что-нибудь из своего арсенала, на что я ей ответил, что являюсь ментальным магом и мог бы заставить ее поверить во все это без капли сомнения так, что она еще и подталкивала бы нас на ускорение процесса замужества своей дочери. В целом же ей следует все это уяснить и в первую очередь с секретностью, если она не желает мужу проблем на работе. Морально подготовиться к приезду сватов, переводчиками будем выступать все мы, включая Михалыча. Если смотрины пройдут нормально, то через годик можно будет наведаться к родителям жениха, сейчас же следует не ударить лицом в грязь и принять сватов на уровне. Мы с Михалычем уже предприняли ряд мер для обеспечения этого, а Анне следует морально подготовиться, кроме того, еще же ничего не известно, может молодые разругаются или найдут себе другую вторую половинку. Анна вроде успокоилась. На этом мы закончили полуночную пьянку и я, распрощавшись с озадаченными родителями, покинул их гостеприимный дом. Михалыч предлагал мне остаться, но стеснять их мне не хотелось, все же квартирка была маленькая.


4.11. Нужно возвращаться | Кровь обязывает | 4.13. Амулеты







Loading...