home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


4.14. Работа по профилю

— Макс, мы уже с вами говорили о том, что я могу очень многое, а если чего-то не могу, то прилагаю все силы к тому, чтобы исправить такую ситуацию. Конечно, есть некоторые вещи, которые хотеть просто нереально, я такое понимаю и никогда не форсирую ситуацию. Сейчас я попал в некий цейтнот и, кажется, в безвыходную ситуацию на своей территории, то есть на территории где я торгую оружием. Думаю, что вы в курсе специфики моей деятельности. Так вот, там, где я продаю оружие, я король. В таком месте я могу потребовать все, что угодно и мне не откажут. И вот в таком месте у меня украли дочь, причем никто во всем мире кроме буквально десяти человек не знает, что она мне дочь. Более того, местные разводят руками и клянутся, что ничего не знают о похищении девушки. В тех местах процветает работорговля, сами понимаете, проститутки, бесплатная рабочая сила. Но хозяева таких заведений только разводят руками. Мои люди осмотрели весь контингент и даже подняли снимки отправленного товара. Ее нигде нет. Прошло уже четыре дня. Если это торговцы живым товаром, то ее сейчас накачивают наркотиками и учат искусству любви. Мне противно и то и другое. Макс, найди ее. О твоей командировке я лично переговорю с Яковом. Макс, нельзя терять ни минуты. Я знаю, что у тебя еще нет своих детей. Поверь, терять своего ребенка это худшая из зол. Я и так наказан за специфику своей работы. Дочь даже не догадывается, кто ее отец и что он из себя представляет. Макс, прошу, не отказывай мне в этой просьбе. Ты же знаешь, я никогда не прошу. По-моему, я даже просить не умею. Макс. Помоги мне.

— В принципе я не против, тем более что испытываю к Вам некую симпатию. Для работы мне нужны ее личные вещи. Хоть что-нибудь. Ну и, естественно, фотография. Работать буду один. Если нужно будет ее откуда-то вывозить, то обойдусь своими силами.

— Макс, я хотел дать тебе одну из своих бригад. Там такие отморозки, что даже говорить страшно.

— Нет. Повторюсь. Я работаю один, но то, что я перечислил должно быть обязательно, иначе я вытащу оттуда всех, и тогда вы сами будете разбираться, кто вам подходит, а кто нет.

— Я все понял, Макс. Сейчас принесут ее вещи, но только они десятилетней давности, а вот фотография прошлогодняя. Такой вариант подойдет?

— Думаю, что смогу попытаться отследить. Если же не смогу найти след, то мне нужна информация, где ее видели последний раз.

— Это мы вычислили. Она пропала в Венесуэле. Тебе дадут все документы, что удалось нарыть за три дня.

В это время появился давешний официант и передал моему оппоненту небольшой сверток. Тот, раскрыв его, осмотрел и протянул мне. Я тоже заглянул. Это были вещи маленькой девочки навскидку восьми — десяти лет. Фотография красивой девушки и рабочая папка.

— Что же, все отлично. Теперь, если Вы не против, то я пойду заниматься этим делом. Правда есть один вопрос, куда доставить и как наказать?

— Макс, доставить может быть лучше сюда. А наказать, на твое усмотрение, как заслужили. Я видел результат твоего наказания, меня бы устроил такой вариант.

Я опять склонил голову и, попрощавшись, вышел из кабинета. Выйдя на улицу, я прошел в небольшой парк рядом с отелем. Там развернул одежду и напряг чутье дракона. На самой периферии чувствительности засек всплеск похожей ауры. Миг, и кожистые крылья вспороли воздух. Мой путь лежал на далекие всплески ауры.

Колебания ауры прекратились, как только я перелетел океан. Прошло чуть более пяти часов, и теперь я уже твердо видел расположение ауры, и ее цвета мне очень не нравились. Они сильно напоминали цвета ауры короля, когда его отравили карфенитой. Значит наркотики. Может, ее еще не трогали, а только приучают к наркоте. Минут через пятнадцать я нашел в сельве небольшое ранчо, и аура светилась оттуда. По моей карте это была уже не Венесуэла, а пограничная зона юго-западной части страны. Где то здесь сходились границы еще двух стран, Бразилии и Колумбии. Солнце уже закатывалось за горизонт, так что я прямиком направился к двери, перемахнув невысокий забор из жердей. Собаки даже не тявкнули, они чувствовали, что пришла смерть. Я поднялся на крыльцо и толкнул дверь. Та оказалась не запертой, и в комнате я различил шесть человеческих аур. Ментальный удар, и все шесть застыли как истуканы. Поверхностно прошелся по сознаниям всех. Из шестерых, только один располагал информацией, которая меня интересовала. Все, что было нужно, я вытянул из его мозгов и поступил с ним так, как и с Хельмутом. Затем спустился в подвал. Внизу стоял смрад. Когда-то здесь было три человека, но теперь остался один, и это была знакомая аура. Просканировал состояние девушки. Да, действительно, ее не трогали, а только готовили, как подарок, для одного очень влиятельного человека страны. От него не было заказа, это была, так сказать личная инициатива. Что же, тем лучше. Меньше мороки, а то бы пришлось с грузом на руках искать по всей стране такого политического лидера. Я поднялся из подвала и, направляясь к выходу, нашел по признакам ауры ее личные вещи. Оттуда выгреб все, что было. Часть вещей было не моей пострадавшей, значит тех несчастных, что скончались в подвале этого дома. Когда уже перемахнул через изгородь, то снял ментальные путы с хозяев дома. Теперь им есть, чем заняться. Ведь рвущий жилы в немом крике идиот, поселился у них надолго.

Опять пять часов полета и я, наконец, различил знакомые очертания Цюриха. Приземлившись возле небольшой горной речки, я раздел девчонку и приготовился отмывать ее от нечистот. Видимо ее организм сопротивлялся той заразе, которую в нее пихали, как насильно, так и с едой. Одежда была в рвоте, На руках синяки от наручников. Это видимо последствия первых дней, пока она еще сопротивлялась. Джинсы можно было выкинуть, так как в туалет ее не водили. Сделав заводь из камней и земли, нагрел воду с помощью магии и опустил туда красивое тело молодой девушки. Она лежала в бессознательном состоянии, а вода постепенно остывала, так как ледяные струи горного потока начали прорываться через построенный мной барьер. Основная грязь и нечистоты были смыты, а все остальное можно будет доделать в ванной моего номера. Так как было только ранее утро, то я, взлетев с голым телом на руках, направился на свой балкон. Естественно, балконная дверь была закрыта. Я положил девушку прямо на пол и, слетев с балкона за ближайшие деревья, бегом бросился к входу в отель. Пулей взлетел на свой этаж, открыл дверь ключом и, промчавшись через весь номер, открыл дверь балкона. Девушка так и лежала на полу. Я поднял ее на руки и понес в ванную комнату. Там включив теплую воду, наполнил ванну и, опустил туда девушку отмокать. Сам уселся рядом на край ванны и набрал один единственный номер на хитром телефоне. На третьем звонке трубку взял заказчик. Я сказал, что все выполнено, но пациент находится в очень тяжелом состоянии. Скорее всего, отравление наркотиками, больше никаких повреждений нет. Было бы неплохо показать пациента наркологу. Мой номер в отеле они знают, так что буду ждать, сколько смогу, если никто не появиться, то буду действовать по обстоятельствам. Выключил телефон и увидел, что на меня смотрят внимательные глаза, в которых застыла боль.

— Ну, считай, милая, что все твои мучения уже позади. Меня зовут Макс, и я твой как бы телохранитель. Давай помоем голову, сполоснемся и будем выбираться из ванной. Думаю, что через пол часика нас посетит доктор.

Минут через сорок в мой номер постучали. Я открыл дверь. На пороге стоял миленький, толстенький старичок. Я приглашающе махнул рукой, и он стремительно вошел в номер. Я проводил его во вторую комнату, где в кровати лежала моя очаровательная находка. Мне срочно пришлось подбирать ей одежду из своего гардероба. Бермуды и майка, вот и все, что я смог ей подобрать. Доктор присел на приставленный к кровати стул и, вытащив свой медицинский инструмент, приступил к осмотру. Я, извинившись, вышел. Пока доктор осматривал девушку, в дверь опять постучали. Я, ничуть не удивился, увидев на пороге моего заказчика. Сообщил ему, что у нее сейчас доктор. Одежды на ней нет. Она была, но в таком состоянии, что я ее просто выкинул. Потом достал все, что забрал в том странном доме и вывалил прямо на журнальный столик. Мой визави уверенно отсортировал все документы и драгоценности. Вопрошающе взглянул на меня. Я ответил, что кроме нее там были еще две девушки, но к тому моменту, когда я навестил это место, они уже начали разлагаться. Ее участь была стать постельной игрушкой одного из политических лидеров той страны, где я ее нашел. Причем похитивший проявил в этом самостоятельность, так как заказчика не было. Виновный наказан, а вот с душевным и физическим здоровьем еще не все понятно. Она уже в сознании, но соображает что-нибудь или нет, непонятно. Я с ней попытался поговорить, но говорил только я.

Я видел, как мой собеседник прячет руки под стол, так как он никак не мог унять их дрожь. Тогда я достал фляжку с бренди и налил ему и себе, затем послал волну успокоения и предложил выпить за успешное завершение этого дела. Мы молча выпили. В это время дверь во вторую комнату открылась, и оттуда вышел взволнованный доктор. Он набросился на нас с обвинением в том, что мы давали девушке наркотики с функцией моментального привыкания. Сейчас у нее началась ломка, так как она не получила наркотики вовремя. Такое состояние продлится максимум два дня, а потом, скорее всего, кома и смерть.

— Доктор, наркотики мы ей не давали, так как только перед вашим приходом доставили ее из другой страны, где она была взята в заложники. Хотелось бы знать, чем ее кололи, чтобы попытаться найти варианты ее лечения.

— Да нет никаких вариантов. Эта разновидность наркотиков и заточена на то, чтобы их постоянно потреблять. Нет наркотика, смерть пациента. Все.

Я попросил доктора все же назвать тот наркотик, который он обнаружил по косвенным признакам. Доктор произнес какое-то длинное название и сообщил, что, по его мнению, она получала этот наркотик около четырех, пяти дней, а это уже стойкое привыкание. На отца было страшно смотреть. Я проводил доктора до дверей и сказал ему, что мы с ним еще свяжемся, как только определимся со стратегией лечения. Спросил, сколько мы ему должны за консультацию, доктор только рукой махнул и вышел за дверь.

Я повернулся к моему визави. Тот, казалось, постарел лет на двадцать. Я попытался расспросить, знает ли он что-нибудь об этом наркотике. Тот только рукой махнул и выдавил из себя, что это конец.

— Ладно, хватит Вам себя накручивать, теперь за лечение возьмусь я. Мне нужны две капельницы, пошли кого-нибудь до ближайшей аптеки или больницы. Пусть заплатят любые деньги. Ассистировать мне будешь ты. Ничего что я так, по панибратски, но извини времени нет. Я тащил ее сюда около шести часов, плюс я не знаю, когда ей делали последний раз инъекцию этого наркотика. Так что времени у нас, кот наплакал.

Мой, теперь уже напарник, оживился и, наорав на кого-то в телефон, опять уселся в кресло. Нам оставалось только ждать. Я разлил еще по одной. Предложил выпить, чтобы руки не тряслись. Наконец в дверь постучали, и я понесся открывать. Забрав капельницы в полном сборе, я захлопнул дверь перед носом уже знакомого мне секретаря. Перенес все это в комнату с девушкой. Расставил капельницы, как мне казалось удобным. Стащил с себя рубашку и верхнюю часть комбинезона, с которым никогда не расставался, и улегся на кровать рядом с девушкой.

— Так, давай я тобой буду командовать, а заодно расскажу, что ты получишь после всей этой процедуры. Начали. Накладывай нам на руки жгуты. Теперь втыкай иголку вот так ко мне, а теперь вот так дочери. Хорошо. Не волнуйся. Нужно закрепить иголки пластырем или примотай чем-нибудь, о дезинфекции не заботься. Моя кровь убьет все, что не надо. Теперь отпускай понемногу жгут у дочери, а теперь у меня. Все. Нам остается только ждать. Теперь я попытаюсь рассказать тебе кое-что. Если посчитаешь это неприемлемым для девушки и для себя, то выдергивай иголки и, может быть, тогда она просто умрет. Так вот я не совсем человек. Кровь у меня особенная. Если я разозлюсь, то у меня могут вырасти когти, захочу, вырастут конкретные зубы. Если ты видел фильмы про оборотней, то что-то в этом роде, только без всяких заскоков с психикой. Человек просто имеет это и все. Если его не разозлить, то у него это вообще может никогда не проявиться. Еще она получит возможность общаться со мной мысленно. Вот, пожалуй, и все. Да, самое главное. Мне придется находиться возле нее дней десять. Дня три, четыре вообще соприкасаясь с ней. Если ты принимаешь мои правила игры, то тогда постарайся обеспечить нам комфорт. Сам понимаешь, ни в туалет, ни помыться, мы не можем пойти отдельно. Потом все будет проще. Да, и еще одно, по отношению к этой девочке у меня теперь есть обязательства, она моя кровная сестра. Поверь, для меня это не пустой звук. Есть еще кое-какие нюансы, но это я буду оговаривать уже с ней. Ничего такого, что затронет ее честь. Вот, пожалуй, и все. Теперь твой ход. Нужно принимать решение. Ее матери здесь нет, так что ты ближайший родственник.


4.13. Амулеты | Кровь обязывает | 4.15. Проблемы главы картеля







Loading...