home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


4.17. Отец и дочь

Минут через пятнадцать в дверь постучали. Я поплелся открывать. Оказалось, что это пришел счастливый отец. Я посторонился и пожелал ему, чтобы он чувствовал себя как дома, на что он ответил мне, что для него это звучит как оскорбление. Вспомнив, что передо мной один из самых влиятельных людей в среде профессиональных торговцев оружием, я только развел руками. Предложив ему расположиться с дочкой в моей комнате, чтобы им никто не мешал, я остался в гостевой. Опустился на диван и уже настроился отключиться часика на два, как в дверь требовательно постучали. Чертыхнувшись про себя, я поплелся открывать. Кого я только не представлял за дверью: и официанта; и секретаря моего гостя; и Людвига или Якова; даже представил себе Михалыча. Но, открыв дверь, я был ошеломлен и смятен неким, ароматно пахнущим ураганом, женского рода.

— Ты меня не знаешь, но мы заочно знакомы, так что Макс, я бы хотела, чтобы ты несколько дней был бы моим экскурсоводом по этому городу, кроме того, я хотела бы что-нибудь здесь прикупить. Я столько слышала, что земные женщины испытывают невообразимый азарт, когда отправляются в поход по магазинам!

Слова «земные женщины» несколько насторожили меня. Я уже не был тем наивным простачком, который отправился в незнакомый мир, просто шагнув в темноту. Я поинтересовался у леди, кто она такая и как мне к ней обращаться, на что, новоявленная леди только рукой махнула, и сообщила мне, что как-то же я общался с единорогом, хотя слово «единорог» относится к отдельному виду оборотней. Тут мои догадки стали складываться в некую законченную картину, и я понял, что это одна из богинь, которая просила единорога договориться со мной о том, чтобы проводить ее к месту, где находится библиотека древних.

Я склонил голову и произнес, что я не могу отказать богине в такой малости, на что незамедлительно получил ответ, что я и не смог бы, так что я могу собираться, и мы двинем по магазинам. Жестом руки остановил, обрушившийся на меня, энтузиазм моей гостьи и сообщил ей, что есть одна причина, по которой я не могу надолго покидать мою подопечную, которая находится в соседней комнате, так как поделился с ней своей кровью, чтобы она не умерла.

Богиня только рукой махнула, что, мол, не заморачивайся, сообщила мне, что все уже улажено и кровь в моей подопечной стабилизировалась и вообще, если я сумел воспользоваться знаниями древних, то такую мелочь должен знать. Признаться, я ничего такого не обнаружил в той лавине бесполезных знаний, что обрушились на меня в той злополучной библиотеке. Но может богине виднее. Я только пожал плечами и поблагодарил ее за оказанное содействие. Потом, извинившись, постучал в дверь и попросил отдать мне пакет с тряпкой. Вскоре пакет был у меня в руках. Дверь закрылась, а я минут пять прислушивался, когда начнутся крики о том, чтобы я быстрее вернул пакет. Значит и правда, богиня такое может, что же, спасибо. Я взял свои вещи и попросил богиню располагаться с удобствами, а я пойду, переоденусь.

Когда вышел из ванной, то застал богиню, увлеченно тыкающей пальчиком в пульт, листающий телевизионные каналы. Увидев меня, она оторвалась от этого увлекательного занятия и поинтересовалась, как мы можем такое смотреть. Потом оценивающе оглядев меня с ног до головы, она слегка прищелкнула пальцами, и я ощутил, что у меня появилось два дополнения, что-то под левой мышкой, очень похожее на кобуру с пистолетом, и что-то, пристегнутое на голени. Потрогав это что-то через брюки, я понял, что у меня появился неслабый тесак. Вопросительно уставился на богиню.

— Ой, Макс. С тобой так сложно. Ты же будешь сопровождать богиню, а в ваших фильмах охрана обязательно носит вот такой джентльменский набор, так что будешь соответствовать.

Я смог только кивнуть в ответ, а сам подумал, как мы будем проходить разбросанные в некоторых местах скрытые металлодетекторы? Я могу убрать оружие в пространственный карман, но это не сделаешь на глазах у всех, да и богиня обидится. Я, в общих чертах, передал ей свою мысль, на что та только рукой махнула и пообещала, что все будет в порядке. В принципе, ей можно верить, так как из моей комнаты не слышно никаких призывов о помощи, значит кровь, действительно, стабилизировалась. Я написал моему гостю записку, в которой сообщал, что моего участия для его дочери уже не требуется, так что он может забирать ее с собой. Если во мне появится необходимость, то я, естественно, появлюсь там, куда он укажет. Письменно попрощался с ними обоими, а затем подал своей даме руку и мы вышли из номера.

Спустившись в холл, я, оставив свою даму на одном из уютных диванчиков, направился к стойке администратора. Мне нужна была машина на прокат, моя, так и стояла в доме Якова. Подписав пару официальных бумаг, я стал временным обладателем небольшого спортивного автомобиля. Подхватив свою даму под руку, я вывел ее на автомобильную стоянку. Нажав на кнопку брелока, я увидел ответное мигание фар и легкий вскрик клаксона, выделенного нам автомобиля. Проводив даму к средству нашего передвижения, я распахнул перед ней дверку и предложил устраиваться поудобнее. Захлопнув дверку, и обойдя машину, уселся на водительское сидение, поворотом ключа завел мотор. Показал богине, как нужно пристегиваться ремнями безопасности и под ее ехидные комментарии выехал с территории отеля. Мы останавливались возле каждого магазина, и я понял, что тогда, с Татьяной, наш поход по магазинам выглядел детской забавой по сравнению с этим. Богине было все интересно. Она приценивалась к посуде и игрушкам. Мерила платья различных фасонов. Надо сказать, что многие вещи ей были к лицу. Нет, она не была красавицей. У нее не было той холодной красоты, ради которой многие фотомодели часами не вылезают из косметических салонов и парикмахерских. Ее красота была мягкой и больше, внутренней. Чтобы как-то обращаться к ней, я подобрал несколько неопределенных обращений: «дорогая», «милая», «солнышко» и, даже, «богиня». Все бы ничего, пока мы не наткнулись на магазин женского белья. Не знаю, как я выдержал, ведь каждый примеряемый комплект я должен был оценить и прокомментировать. С моим голосом творилось что-то невообразимое. Он стал хриплым и трескучим. Богиня недоумевала, или делала вид, что недоумевает, по поводу изменения моего голоса. Я пытался морозить всякую ахинею, и про простуду и про жажду, а вернее, сухость во рту. В общем, из этого магазина я вышел выжатый как лимон. Время приближалось к обеду, и я предложил моей экскурсантке зайти в какой-нибудь ресторанчик или кафе и перекусить. Сам же в мыслях лелеял возможность слегка успокоиться и восстановить свое душевное состояние. Богиня посмотрела на меня слегка лукаво, но, похоже она видела или ощущала мое состояние и поэтому, слегка подумав, согласилась. Я помог даме донести ее покупки до машины, на какую сумму она накупила вещей, я даже не представлял. При расчете, я тупо протягивал свою кредитную карточку, молча расписывался, забирал пакеты и коробки и тащил все это в машину. Вот и в этот раз, затолкав их в небольшой багажник, уселся за руль и, решив, что мне нужно не только поесть, но и проветриться, направился в тот ресторан, в который меня и Татьяну доставили головорезы Пастора. Езда по горной дороге в открытой машине слегка остудила мое разыгравшееся воображение, так что парковался я уже в нормальном состоянии. Помог своей даме выбраться из машины и повел ее к входу в ресторан. Перед нами распахнулись двери и метрдотель, встречавшийся мне здесь и в прошлый раз, разулыбавшись, пригласил нас расположиться в небольшом уютном кабинете. Только сейчас до меня дошло, что я не имею опыта обслуживания в таких заведениях. Раньше либо меня угощали, либо я брал простые блюда только чтобы наесться. Теперь же мне следовало выбрать что-то самому, да еще и посоветовать своей даме. Но богиня решила все просто, она попросила накормить нас, полностью полагаясь на опыт метрдотеля. Я вздохнул с облегчением.

Обед проходил непринужденно и мы уже заканчивали с десертом, когда в двери кабинета постучали и на мое разрешение в дверях появился новоявленный отец. Он, обнимая дочь за талию, поинтересовался, как у нас прошел обед, и не хотим ли мы чего-нибудь еще? Мы поблагодарили его чуть ли не одновременно и рассмеялись. Тот улыбнулся и, пожелав нам приятного аппетита, удалился, все еще прижимая дочь к себе. Покончив с десертом, я позвонил в колокольчик, чтобы рассчитаться за обед. В дверях опять появился метрдотель и, рассыпаясь в благодарностях за то, что мы посетили их ресторан, наотрез отказался брать с нас деньги за обед, так как хозяин приказал ему включить нас в список близко доверенных ему людей. На всякий случай я оставил метрдотелю свою визитку, так как предполагал, что его хозяин может и передумать и мы с богиней направились к автомобильной стоянке.

Обратный путь в город протекал спокойно и, я бы сказал, сонливо. Сытый желудок, умиротворение пейзажем, послеобеденная лень. Даже богиня, казалось, не рвалась продолжить свой шопинг. Я где-то читал, что у женщин это своеобразная болезнь. Предложил богине просто проехаться по местным достопримечательностям, а вечером планировал сводить богиню в оперу или театр. Нужно будет связаться с Яковом или руководителем картеля, ведь билеты, скорее всего, не достать. Пока вел машину, то задумался, ведь в последнее время мне все время попадаются обезличенные партнеры. Взять хотя бы новоявленного отца: ни фамилии; ни, где живет; ни места работы. Ничего не знаю. То же самое с единорогом, теперь еще и с богиней. С одной стороны, я ясно понимаю кто они, а с другой, как к ним обращаться при посторонних? «Эй, ты!» ведь не подойдет.

— Макс ты не прав. — Заявила мне богиня. — Просто у тебя еще не включилась ментальная адресация. Сейчас ты думаешь просто в мир, а не к кому-то конкретно, поэтому тебе и тяжело распознать своего мысленного визави. А так как ты мыслишь громко, на всю округу, то тебя все и слышат, ну и естественно тот абонент, к которому ты хотел бы обратиться.

Я оторопел. Она что, мои мысли читает? Получается, что в магазине нижнего женского белья я был как раскрытая книга?

— Да, Макс. Я получила незабываемые ощущения! Не обижайся, ты не представляешь, как мне это было приятно слышать и чувствовать. Мы же живем долго и все приедается, а тут буря чувств и мыслей, достаточно фривольных надо сказать!

Я был красный как рак. Я уже давно научился ставить блок на свои мысли, но оказывается, для богов это не является преградой. Как же стыдно! Богиня попросила остановить машину возле небольшой горной речушки. Мы вышли из машины, и подошли к скалистому берегу. Богиня взяла меня за руку и стала говорить мне своим тихим и нежным голосом о том, что она совсем не против таких шалостей, тем более что я ей нравлюсь, а если сказать больше, то сильно ее заинтересовал. Ей никогда не было так интересно с лицом противоположенного пола. И если говорить откровенно, то боги слишком скучны. Каждый занимается своим миром и своим делом. Со временем все становятся подозрительными, ищут каких-то привилегий перед другими, подозревают всех окружающих в каких-то заговорах против них. В общем, все, как и в большой семье. Кто-то хороший, кто-то плохой, кто-то завистливый, кто-то грубый, а кто-то, просто дурак. Многие пытаются подмять под себя более слабых. Она еще не вошла в полную силу, так как слишком молода. К ней относятся как к ребенку, но это скоро пройдет, так как она уже входит в полосу зрелости. Буквально еще пятьсот лет, и ей придется, так же как и другим, защищать себя, свои интересы, быть сильной, может даже жестокой. Она пока и сама не знает, как у нее все это повернется, и ей очень нужны знания из библиотеки древних.

Слушая ее, я понимал, что сделаю все, о чем она только попросит, а уж к библиотеке я ее провожу, ну и прослежу за ней, после окончания сеанса. Я еще помнил те ощущения, которые испытывал, поглощая знания и усваивая их. А как тяжело давалась систематизация их в финальной стадии, так что я буду с ней до конца. О чем и сказал ей на этом скалистом берегу, обняв ее за талию. Она посмотрела мне в глаза, закинула руки мне на плечи и потянулась своим носом потереться о мой. Я же, прижав ее к себе, нашел своими губами ее губы. Поцелуй получился затяжной и очень нежный. Мне так не хотелось прекращать этот поцелуй, но богиня высвободилась из плена моих рук и прошептала мне, что до посещения библиотеки она не может позволить себе так расслабиться. Так что я должен надеяться и ждать до конца нашего возвращения. И еще, ей очень понравилось со мной целоваться. Таких физических проявлений чувств нет в том пантеоне богов, где она обитает. Там распространено касание друг друга носами. Это тоже приятно, но не так, как поцелуй. Мы еще постояли на берегу, обнимая друг друга. День заканчивался, и я предложил возвратиться в город и попробовать достать билеты в театр, на балет или оперу. Богине будет интересно посмотреть на то, как развлекаются земляне. Мы сели в машину и направились домой.


4.16. Разговор по душам | Кровь обязывает | 4.18. Развлекаю как могу







Loading...