home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


4.25. Людвиг отличился

Добирались мы до дома часа полтора, все же пробки на дорогах это огромная проблема в крупных городах. Наконец увидели знакомые ворота. Выгрузившись прямо перед воротами, отпустили Сашку домой. Пройдя в дом, Михалыч бросился к телевизору и начал переключать каналы.

— Ты хочешь посмотреть про сбитый самолет? — Спросила у него Татьяна.

— К…акой самолет? — Выдавил из себя Михалыч.

— Ну, этот, малазийский. Там человек триста народу было. Все погибли.

Михалыч зашарил вокруг себя рукой, и я тут же сунул ему фляжку. Опять бульканье.

— Ты, Михалыч, так и сопьешься, нельзя же так переживать.

— Да будешь тут переживать, только все налаживаться начало, а тут бах и чуть… — тут он зажал себе рот. — Точно, надо ограничить спиртное.

Тут у меня запиликал телефон. Вытащив его из кармана, я нажал кнопку ответа. В трубке послышался взволнованный голос Ингрид. Она срочно просила меня приехать, так как с Людвигом начались какие-то странные проблемы. Он стал агрессивен, и у него появилась чешуя на руках. Он никак не может взять себя в руки. Носится по комнате и громит все, что попадает у него на пути. Я сказал, что буду у нее через час и нажал кнопку отбоя.

Повернувшись к Михалычу, сообщил, что у Людвига начались какие-то непонятности с кровью, так что мне срочно нужно отправляться туда. Михалыч посмотрел мне в глаза и попросил взять его с собой.

— Михалыч, да я не против, только тебя сейчас искать будут. Ты представляешь, какой сейчас бедлам начнется. Ведь чуть не завалили борт номер один.

— Ты откуда, про это знаешь?

— Ты других-то не считай глупее себя. Тебе ведь открыто никто не говорил? Вот и у меня своя голова на плечах есть, так что звони своему начальству и давай отправляться, а то тебя это тоже может коснуться.

Михалыч быстро созвонился с начальством. Как не странно, но разрешение прогулять пару дней со мной он получил, так что нас ничего здесь не задерживало. Предупредив Татьяну, что дня два нас здесь не будет, мы прошли в предоставленную мне комнату. Взяв Михалыча за руку, я представил ту самую гору, на которую мы прятали туши для шашлыка в горах. Если честно, то я решил, что уж на этой горе мало что могло измениться за прошедшее время, снег не выпадал, ну а кроме птиц туда никто и не поднимется. Движение рукой, неприятные ощущения в районе пупка, и мы уже стоим на этой круче. Отсюда я попробовал переместиться на крышу дома Людвига, но у меня ничего не получилось. Тогда я представил свой рабочий стол в моем кабинете. Миг, и мы уже стоим перед столом. Дальше бегом бросились к транспортным воротам. Охранники предложили нас подвезти, хотя лица у них были донельзя удивленные. Еще бы, ведь мы на территорию компании не входили, да и пропуск был только у меня. Время было дорого, и мы согласились. Еще пятнадцать минут блуждания по каким-то улочкам, и вот мы перед домом Ингрид. Михалыч поинтересовался номером квартиры, и мы бегом бросились в подъезд.

Ну, что сказать, мебели в квартире не осталось, Ингрид жалась к стене, но из дома не убегала. Мы с Михалычем подхватили Людвига под белы рученьки, которые уже до локтей были покрыты чешуей. Я нанес ментальный удар, и мы потащили его безвольное тело в другую комнату. Оставив Людвига на попечении Михалыча, я вернулся к Ингрид. Беременным такие встряски ни к чему. Я, как мог, успокоил ее и дал ключи от своего номера в отеле. Пусть нормально поживет эти дни. Вытащил всю наличность, которая у меня была, и отдал ей. Возможно, этого хватит на приобретение новой мебели. Проводив ее до дверей, посоветовал успокоиться, так как мы подоспели вовремя, и я теперь буду лечить Людвига, так что его не будет на работе дня два, три. Закрыв за ней дверь, я вернулся в комнату с моими друзьями. Там, взяв их за руки, представил пещеру драконов и помог себе рукой. В этот раз в животе тянуло очень сильно, ну да это и понятно, ведь сейчас я тащу двоих, да еще и перемещаюсь в третий раз за день.

Мы оказались практически в темноте, так как было раннее утро, и пещера еще не начала освящаться. Молнии уже не было, а светило, только начало вставать и еще не показалось из-за гребня противоположенного горного кряжа. В пещеру врывался свежий утренний бриз. Обращенные к нам склоны были черны, и только некоторые одинокие бока горных пиков уже начало освещать восходящее светило. В такие моменты чувствуешь величие гор. Они дают тебе понять, что ты для них ничто. Да, они позволили тебе подняться на них, но это не значит, что они смирились с тем, что ты топчешь их своими ногами. Им просто интересно, что эта козявка будет делать дальше? Но бывает и так, что любопытство перерастает в злобу, и тогда ничто не спасет тебя на горных склонах. Горы величественны, и всегда нужно помнить об этом, и давать горам понять, что ты это знаешь и помнишь.

Людвиг был в бессознательном состоянии, и поэтому мы не стали будить Малыша, а уселись на каримат и стали ждать Молнию. Сейчас для Людвига было только одно лекарство, это Молния. Она со своим богатым опытом и знаниями сможет оказать помощь в освоении Людвигом драконьего тела. Я, на сто процентов был уверен, что началась неосознанная трансформация человеческого тела в тело дракона. У меня это происходило постепенно, да и случай помог, ведь первым проявлением драконьей сущности были появившиеся крылья. Может поэтому переход к полной трансформации протекал у меня как само собой разумеющееся. У Людвига же это произошло скачком. У него запустился как бы обратный процесс. У нас чешуя появлялась тогда, когда мы сильно злились на что-то, а у него, после появления чешуи, пришла не злость, а ярость. Хорошо, что Ингрид не пострадала, видимо остатки разума все же оставались подвластны сбрендившему Людвигу.

Я успел даже задремать, когда в проходе пронеслось чье-то тело. Ну, понятно, чье! Молния вернулась. Бросив туши каких-то козлов на пол пещеры, она повернулась к нам, и у нас в головах прозвучал вопрос, как это мы появились на планете, что Гайер не обнаружил нас. Я, вкратце поведал драконе, что получил такой подарок от богини, которую проводил в библиотеку древних, и теперь могу путешествовать между мирами, как это делают единороги. Правда, сам механизм мне не доступен, я его просто получил. Ноу-хау, как говорят американцы, что в переводе означает, знаю как, а вот я не знаю как, переношусь и все. Молния хмыкнула и сказала, что подарки богов всегда имеют какую-то скрытую подоплеку, двойное дно, как сказали бы у нас. Я мысленно пожал плечами, даже если что-то в меня и встроили, я все равно не могу это выключить. У меня просто появилась это способность вместе с каким-нибудь троянским конем, но что я могу сделать? Изменить мне это не под силу. Я полюбопытствовал, может Молния видит или чувствует во мне что-то чужеродное по сравнению с моим прошлым состоянием, ведь она меня проверяла? Оказалось, что никаких отклонений от того состояния не наблюдается, так что может ничего постороннего и нет.

Успокоившись, таким образом, я, наконец, сообщил Молнии о нашей проблеме. Поведал все без утайки, и что сам не присутствовал, когда у Людвига это началось, и что даже не догадываюсь, от чего все произошло. Единственный свидетель, начала таких изменений сама находится в плачевном состоянии, и сказать нам ничего не успела. Все, что мы успели сделать, это погрузить его в сон и перенести сюда в надежде на ум и опыт Молнии. Молния хмыкнула на мою неприкрытую лесть и принялась разглядывать Людвига. Мы с Михалычем отошли подальше и принялись ждать.

Пока Молния проводила свою диагностику, я решил поиметь совесть и сообщить Гайеру, что мы с Михалычем гостим в его мире. Выйти на связь получилось легко, так как точка выхода силы располагалась невдалеке. Сообщил ему о нашей проблеме, ну и рассказал, какой сюрприз получил от богини и что воспользовался им, чтобы срочно попасть к Молнии в надежде на то, что она сможет помочь моему другу и кровному родственнику. Спросил, может Гайер подключится к диагностике и лечению Людвига. Гайер пообещал держать все это на контроле, но вмешиваться в процесс лечения Молнии не будет. Если будет необходимость, то Молния сама известит его. Мы поболтали о проблемах этого мира, рассказали, что с нами произошло в нашем, за время нашего отсутствия здесь. Что произошло с богиней. В общем, развлекали друг друга беседой.

Через некоторое время проснулся Малыш. Громогласно заревев, он бросился к нам «обниматься». Мы были вылизаны его шершавым языком до блеска, потом обваляны на полу пещеры, после этого нам пришлось с кряхтением вставать с пола и повторять все то же, что только что рассказывали Гайеру. В общем, время прошло незаметно. Наконец к нам приблизилась Молния. Вид у нее был уставший. Я вызвался разделать туши и принести ей мяса. На что получил благодарный кивок. На разделку со мной пристроился Малыш. Так что пришлось в процессе разделки угощать его вкусными кусочками. Притащив к морде Молнии куски мяса, я пошел отмываться, а потом намеревался отдохнуть, так как видел, что Людвиг лежит на том же самом месте, где мы его оставили с Михалычем, подложив под него каримат.


4.24. Запасной аэродром | Кровь обязывает | 4.26. Новый дракон







Loading...