home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


4.26. Новый дракон

Драконы принялись за завтрак, и мы с Михалычем тоже решили перекусить, а то уж больно смачно чавкали рядом две огромные морды. Я вытащил из пространственного кармана две большие тарелки горячих, обалденно пахнущих мант, и поставил их перед нами. Михалыч одобрительно крякнул и вытащил две рюмки и фляжку с бренди. Ой, как бы нам не спиться, с такими командировками. Молния ела с закрытыми глазами, было видно, что лечение далось ей тяжело, зато Малыш уминал свою гору мяса и подозрительно часто поглядывал на наши тарелки. Несколько раз я замечал, что то с тарелки Михалыча, то с моей, пропадал верхний мант. Миг, и его уже нет. А глазенки у Малыша веселые, но честные-честные. Пропадает? Да вы что! Следить надо! Конечно. Длинны то языка хватает, а уж работать он им умеет. Мы делали вид, что не замечаем, и это еще больше подзадоривало Малыша. Единственное, что он не трогал, это рюмки с бренди. Я решил поиздеваться над маленьким и достал тарелочку с нарезанным лимоном. Мы с Михалычем выпили и стали закусывать лимончиком. Вот тут то и наступила кульминация момента. Миг, и с тарелки исчезли пара нарезанных долек лимона, а в следующий миг мы с Михалычем хохотали, глядя на сморщившуюся морду Малыша. О, это тебе не манты тырить. Малыш обиделся на нас и улетел размять косточки, а может перебить кислый вкус водой из озера. Мы уловили в ментале удовлетворение от Молнии. Видать, давно нужно было наказать сорванца.

Мы с Михалычем были настолько измотаны перемещениями внутри нашего мира, а затем и сюда, что решили вздремнуть, пока Людвиг приходит в себя после лечения Молнии. Разложив спальные мешки на кариматы, мы юркнули в них и отключились. Спать на камнях еще то удовольствие. Хоть и подстелен каримат, но он штука тонкая и скорее предназначен для того, чтобы тело не теряло тепло, отдавая его поверхности под спальным мешком. А вот матрасом он служит постольку поскольку. Так что проснулись мы, мягко говоря, не в настроении. Все тело ныло, а голова побаливала, сказались перемещения между часовыми поясами, а уж перемещение в другой мир тянуло на скачек через вековой пояс. Раньше у меня все протекало гладко, но тогда я стартовал в этот мир из какой-нибудь статичной точки, в которой я провел несколько дней или до которой добирался достаточно долго. Да и скачки, в этот раз, были с использованием новой технологии, заложенной в меня богиней.

Как бы там ни было, а разбужены мы были в связи с тем, что Людвиг стал приходить в себя. Молния посоветовала контролировать его действия, так как сейчас у него будет наблюдаться рассогласованность моторики движений. Это связано с тем, что в его сознании стали брать верх двигательные навыки, присущие драконам, а вот сами мышцы к этим движениям не готовы, да и импульс идет к такому объему каждой группы мышц, какой наблюдается у взрослого дракона. Сейчас важно научить его летать, потому что если организм начнет полную трансформацию, то у Людвига могут не выдержать мышцы и связки. Лучше всего было бы, если бы он сначала получил только крылья. Это функция вообще отсутствует у нормального человека, кроме того она является больше магической, чем физической. Так что порванные мышцы исключены, а уж дальше можно будет попробовать полную трансформацию. По мнению Молнии, будет лучше, если Людвиг, когда очнется, будет видеть вокруг себя людей, тогда не будет позыва к трансформации организма. И в это время нужно попытаться его научить летать.

Я зловеще разулыбался и сообщил всем, что лично опробовал методику обучения полетам и готов преподавать ее начинающим, тем более что сам обучался именно в этих местах. Михалыч смотрел на меня с подозрением. Он то знал, что когда я начинаю так куражиться, то за пазухой у меня, обязательно есть какая-то гадость.

Молния уже знала мою методику самообучения полетам, поэтому сообщила нам, что будет летать невдалеке и понаблюдает за нашим обучением Людвига искусству выполнения полетов, и выпорхнула из пещеры. Мы остались дожидаться пробуждения Людвига. Его дыхание изменилось, веки несколько раз дернулись и, наконец, он открыл глаза.

— О, Макс, Михалыч, как я рад вас видеть. Вы не поверите, мне снилось, что я стал драконом и ел сырое мясо, раздирая его когтями и зубами.

При этих словах у него опять стала проступать на руках чешуя. Я решил форсировать события и, просемафорив Михалычу на пальцах, чтобы он оставался на месте, я повел Людвига к выходу из пещеры, подбадривая его, что сейчас мы выйдем на солнышко и подышим свежим воздухом. Видимо положительные эмоции поспособствовали тому, что чешуя с рук пропала, а настроение Людвига поднялось. Мы, в обнимку, так как мне нужно было поддерживать Людвига, вышли на площадку перед входом в пещеру. Перед нами открылся прекрасный вид на противоположенный горный кряж и огромный провал под ногами. Людвиг аж сбился с дыхания. Да, зрелище завораживало. Это было что-то сродни американскому каньону.

— Людвиг, помнишь, что я говорил, что у меня есть прекрасная методика обучения полетам, правда, может я об этом говорил Михалычу? Не помню. Да не беда, в моей методике очень важной составляющей является неожиданность!

С этими словами я столкнул Людвига с края обрыва и сам полетел вместе с ним, оттолкнув его руками немного в сторону. Надо отдать Людвигу должное, он не заорал, видимо сказался опыт прыжков с парашютом, а раскинув руки и ноги в стороны, попытался остановить вращательное движение тела. Как только он принял позу в полете лицом к земле, так сразу за его спиной появились два крыла и он резко ушел от меня вверх. Тогда я тоже выпустил крылья и стал подниматься вверх, чтобы сравняться по высоте с Людвигом. Тот радостно орал или пел, из-за большого расстояния мне слышалось плохо. Наконец мы сравнялись с ним, и я поинтересовался, насколько ему понравилась моя методика? Людвиг пообещал надрать мне задницу, но в целом, в методике просматривается положительная составляющая. Однако надрать мне задницу все-таки следует.

Дальше мы осваивали искусство полета и самое главное, приземления. Мне стало даже завидно, когда Людвиг с первого раза приземлился на площадке перед пещерой так, как надо. Да, опыт не пропьешь. Выяснилось, что Людвига учили не только прыгать с парашютом, но и летать на дельтаплане и простых одновинтовых самолетах. Но, по оценке Людвига, это был самый лучший полет, потому, что все, что было нужно для полета, у него было с собой. Радостные мы зашли в пещеру, и я мысленно позвал Молнию, а сам сообщил Людвигу, что сейчас познакомлю его с нашей родственницей, и ему не следует ее бояться. Это ей он обязан своей жизнью, а точнее кровью. Тут Людвиг начал озираться через плечо и шарить за спиной руками. Я его успокоил, рассказав, что крылья будут появляться при необходимости и так же исчезать, как только нужда в них отпадает. Причем организм сам знает, когда их доставать. Следующей нашей задачей будет научиться извлекать их сознательно. В это время в пещеру влетела Молния. Она, как всегда, эффектно затормозила у противоположенной стены и, сложив крылья, направилась к нам. Людвиг слегка побледнел, но увидев, что и я и Михалыч не делаем попытки сбежать, успокоился. Молния подошла и, обнюхав Людвига, сообщила ему, что теперь сама займется с ним обучением, как правильно должен летать дракон. Я, по ее мнению, летаю как лягушка, выпущенная из пращи.

Я поблагодарил Молнию за столь лестную оценку моих способностей, и представил ей Людвига, а ему ее. Объяснил, что по крови она является нашей прародительницей, а тот, кто поделился со мной своей кровью, ее сын Малыш, который скоро появиться здесь и тогда Людвиг сможет с ним лично познакомиться.

Михалыч смотрел на Людвига с завистью. Я потрепал его за рукав и сказал, чтобы он сильно не завидовал, так как у Людвига была какая-то аномалия, ведь с ним самим ничего такого не происходит. Я имел в виду, что звериная ипостась не берет верх над человеческой. Вот пусть и радуется. Однако я не исключаю, что и он, когда-нибудь, получит возможность летать. Тем более у нас есть Молния, а она всегда знает, кто на что способен.

Тут в проход ворвался еще один дракон, и завертелось…

— Макс, даже этот новый дракон превосходит тебя. В нем чувствуется агрессия, а ты, добрый дракон. Драконы такими не должны быть. Когда он освоит свое второе тело, то оттаскает тебя за усы. Ну-ка, скорее познакомь меня с ним.

— Людвиг, это сын нашей Молнии, его зовут Малыш.

— Малыш, это Людвиг, он мой друг и друг Михалыча, а еще, его не надо пока бросать в озеро, Молния не успела укрепить его скелет.

— Макс, я уже все сделала со скелетом. Он же уже получил драконью ипостась, только еще не умеет ей пользоваться.

Малыш аж подскочил от такого заявления Молнии. Ни слова не говоря, он сгреб Людвига в лапу и выпорхнул из пещеры. Думаю, горы долго будут помнить тот визг, который издает тело человека, когда его швыряют в воду метров с пятидесяти. Я даже не прокомментировал этот поступок Малыша, так как сам прекрасно помнил, что проделывала Молния с моим телом. Для Людвига это будет хорошим уроком, что с Малышом всегда нужно быть начеку.


4.25. Людвиг отличился | Кровь обязывает | 4.27. Предательство







Loading...