home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5.12. По морю ходят

Выждав еще с час, я дал Михалычу отмашку на поиск аквалангов. Он легко это сделает, так как Молния не зря потрудилась над его организмом. Если уж в открытом космосе мы сможем продержаться не менее часа то, что говорить о ласковом море, ну а я его подстрахую в драконьей ипостаси от всякой морской живности. Мы оставили бога в гордом одиночестве, а сами разделись и отправились в воду. Подводный грот, представляющий вход в пещеру был не широкий, так что пробирались мы по нему в человеческой ипостаси. Выбравшись в открытое море, я преобразовался в дракона и стал контролировать окружающее пространство, чтобы обезопасить поиски Михалыча. Тот, ориентируясь на какие-то координаты, уверенно плыл к конечной точке. Вскоре показалась одинокая скала, выглядывающая над поверхностью моря. Ну, тогда понятно, почему Михалыч так уверенно греб, ориентируясь только по компасу. У основания скалы лежали четыре комплекта аквалангов и ласт. Мы собрали их все в мою лапу и вернулись к проходу. Дальше дело техники. Я сменил облик, подхватил Михалыча и один дыхательный комплект и переместился в пещеру. Потом проделал еще два захода. И вот на полу древней пещеры лежат четыре комплекта современных армейских аквалангов. Теперь предстоял мой выход. Я решил проникнуть на территорию тюрьмы с воздуха. Если упасть вертикально, то ни один часовой не заметит маленького дракона, который рядом с землей превратится в человека. Единственной проблемой был Мекс. Я не знал, как он поведет себя, когда меня долго не будет. Переговорив с ним, я выяснил, что он прекрасно может чувствовать себя в пространственном кармане, кроме того, у него самого есть такой карман. Мекс забрался в карман, а я поплыл на выход. Проплыв под водой в драконьем облике к той самой скале, к которой мы плавали за аквалангами, я взмыл вверх. Выбрав небольшую высоту, метров сто пятьдесят, я направился к территории тюрьмы. Найдя достаточно безлюдный участок рядом со стеной, я рухнул вниз. Драконье чутье подсказало, когда нужно тормозить, и я завис буквально в метре над землей. Миг, и я стою возле стены. Дальше мне нужен будет только визуальный контакт, и я буду перемещаться скачками, пока не почувствую ауру. Странно, но я ее здесь не чувствовал. В прошлый раз, при поиске девушки, я ощущал ее аж на другом материке. Может, тогда мне было проще, что ее не прятали за бетонными стенами. Во всяком случае, нужно будет проскакать весь периметр. Я сделал около четырех перемещений метров по двадцать, тридцать, когда ощутил слабые отголоски нужной нам ауры. Мне нужно было попасть внутрь, но как это сделать, я еще не решил. Внезапно Мекс дал о себе знать, оказывается, телепатическая связь у нас работает, даже если малыш находится в моем пространственном кармане. Мекс предложил выпустить его, а он применит свои способности, так как его вид может ходить за гранью, правда, не долго, иначе, смерть. Мне было очень интересно, что это за грань такая, но времени на это не было. Я выпустил Мекса и он, на моих глазах, растворился в воздухе, как будто он действительно зашел за какую-то невидимую мне стенку. Через минуту он, так же как и ушел, появился из ниоткуда. Мыркнув, он передал мне образ внутреннего помещения. Так стало гораздо легче. Я переместился внутрь тюрьмы по переданной мне картинке. Это было какое-то подсобное помещение. Вроде кладовки для швабр и ведер. Благо мы с Мексом видели в темноте, как днем. Ведра не загремели, швабры не посыпались, но комната была заперта снаружи. Теперь я ощущал ауру гораздо лучше, видимо стены достаточно хорошо экранировали ауру живого человека. Я достал рубашку и майку нашего объекта спасения. Мекс все понял и, как и в прошлый раз, исчез. В этот раз он отсутствовал около трех минут, и я стал беспокоиться, так как у меня не выходили из головы слова Мексика о времени нахождения за гранью. Наконец он проявился возле меня и передал мне картинку камеры с нашим объектом. Камера одиночка, но под потолком объектив от видеорегистратора, это значит, что я засвечусь на мониторах. Конечно, это будет утром, но вот лицо мне свое светить не хотелось. Хорошо Мекс передал мне вид всей камеры, и я выбрал точку, из которой я буду виден на мониторах со спины. Посадив Мекса в карман, я переместился в камеру прямо к нарам со спящим объектом. Миг и моя рука прикасается к спящему, а в следующий момент мы оказываемся в пещере. Теперь время пошло на минуты. Я не стал будить нашего спасенного, а погрузил его в анабиоз. Мы напялили на себя акваланги. Дольше всего пришлось повозиться с богом и объектом. Все же бог был далек от технического прогресса, а объект был расслаблен как кисель. Затем я переместил всю нашу четверку к торчащей из воды скале. Михалыч подал условный сигнал, и мы направились на ответный сигнал по пеленгу. Когда я определил направление, то отрастил себе рыбий хвост и, взяв за руки всех троих, потащил как на буксире в открытое море. Недалеко от подводной лодки мне пришлось отпустить моих друзей и дальше мы плыли, как могли. Темп теперь задавал бог. Надо отдать ему должное, он довольно быстро освоился с аквалангом, благо плыли мы на одной и той же глубине. Но принцип движения ногами в ластах он освоил не менее быстро и вот вдалеке показалась темная громадина подводной лодки. Не знаю, как Михалыч, но я в них не разбирался, так что дальше всех вел именно Михалыч. Шлюз в лодке был большой и поэтому мы все, за один раз поместились в него. Дождались, когда уйдет вода, и нам откроют люк, чтобы попасть внутрь лодки. Глаза бога были как у ребенка. Ему все хотелось потрогать, попробовать на зуб. Мы с Михалычем как могли, успокаивали его. Честно говоря, я не на много отличался от бога. Ведь я тоже был первый раз на подводной лодке.

Пока мы снимали акваланги, к нам подошел какой-то офицер и, убедившись, что мы притащили нужный объект, дал команду на погружение и разворот на обратный курс. Я попросил постараться как можно быстрее уходить от острова, так как в камере, где держали заключенного, стояла система видео наблюдения. Как только определят, что его в камере нет, поднимется тревога и в первую очередь, будут искать в море. Офицер кивнул, что понял мою мысль и покинул нас, приказав матросам разместить всех по каютам. Вещей у нас не было, так что, оставив казенные акваланги и ласты, мы направились за матросом, который привел нас в отдельный кубрик. Каюты были двухместные, так что я разместился с богом, а Михалыч остался в своей каюте в одиночестве, так как нашего подопечного куда-то забрали. Когда его проносили мимо меня, я дал команду на выход из анабиоза. Думаю, что минут через пять он проснется, ну а дальше пусть болит голова у встречающей стороны. Я выпустил Мекса и пригласил Михалыча к нам в гости, так как собирался обмыть это дело. Достав из пространственного кармана балык, красную и черную икру, крабов хлеб и сливочное масло, я живописно расставил все это на небольшом столике. Из того же кармана вытащил традиционную фляжку с бренди и стопочки. Бог уже был знаком с такой простой процедурой, как выпивка, поэтому сразу же придвинул к себе свою стопочку. Михалыч краем губ улыбнулся, но от ехидных слов воздержался. Вообще мне все больше и больше нравился наш бог. Так уж получилось, что из всех восьми богов, только трое обратили на себя мое внимание. Остальные были либо заносчивы, либо скрытны, либо глупы. Казалось бы, разве можно сравнивать богов и людей. Оказалось, что можно, и сравнение не всегда было в пользу богов.

Между тем лодка стремительно уходила от острова, одновременно погружаясь на необходимую для большей скрытности, глубину. Пока команда была занята лодкой, я мысленно сообщил обоим моим спутникам, что разговаривать здесь о наших делах не следует, особенно о божественном статусе нашего бога. Масло масляное, но они меня поняли. Сразу предупредил, что, скорее всего, будет индивидуальный допрос. Богу порекомендовал, чтобы он назвался стажером. Пусть это будет и кличка. На остров попали в два этапа. Сначала нас сбросили с самолета в воду. Километрах в пяти от берега. Добирались просто вплавь, ночью. Затем Михалыч со стажером обеспечивали мое прикрытие, а я проник через стену, по воздуху на дельтаплане. Что было дальше, вы не знаете, так как я перелез через стену и притащил арестованного в бессознательном состоянии. После этого мы поплыли к оставленным для нас аквалангам и, одевшись, направились к лодке. Оружие бросили на дно, так как арестованного пришлось тащить на себе. Нам помогло намного быстрее доплыть к лодке, попутное течение. Дальше они все знают.

Пока я все это вкладывал в их головы, Михалыч наделал бутербродов и разлил бренди. Мы чокнулись и выпили за успех нашего безнадежного дела. Затем я, вспомнив о нашем основном диверсанте, достал из пространственного кармана кусок сырого мяса размером с Мекса и блюдечко с молоком. Все это было красиво разложено на полу. Не на стол же класть сырое мясо, да и неудобно будет мексу. Тот не обиделся и с остервенением принялся рвать зубами мясо. Молоко он оставил на потом. Правильно, сначала едят самое вкусное.


5.11. Божественная забота | Кровь обязывает | 5.13. Допрос с пристрастием







Loading...