home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5.13. Допрос с пристрастием

Как я и предполагал, допрашивать нас стали, как только лодка погрузилась на нужную глубину. Дифферент выровнялся и третью рюмку мы наливали уже до краев. Все деликатесы шли на ура. Бог признался, что раньше мог создавать себе любые блюда, но вот беда, их нужно было попробовать, чтобы знать, что создавать. Разнообразие достигалось только новыми вкусовыми ощущениями после посещения других богов, что бывало крайне редко, так как мы все могли наблюдать любовь богов друг к другу. Сейчас у бога был этап познания. Новые ощущения хлынули на него как из рога изобилия. Если еду он просто воспринимал как само собой разумеющееся, то с техническими новинками ему было тяжело. Я успокаивал его тем, что потихоньку от Михалыча сообщил, что я тоже, никогда не был на подводной лодке и не понимаю тут практически ничего. Михалыч знает чуть больше моего, но не на много.

Едва мы закончили с третьей рюмочкой и основательно ее закусили, как пришли за Михалычем. Это и понятно, он считался руководителем операции, так что его постарались изолировать, как можно раньше, чтобы не было сговора, ну и допросить. Часа через полтора пришли за богом. Ну и здесь все вставало на свои места. Михалыч сообщил, кто вытаскивал заключенного с территории тюрьмы, поэтому меня оставили на закуску. Будут ловить на несоответствии с показаниями Михалыча и Стажера. Главное, чтобы бога не обижали, а то начнут допрашивать с пристрастием, а он, если разгневается, то может столько делов наворотить. Даже сейчас, лишенный своей божественной силы, он запросто может лишить человека жизни, просто приказав ему умереть, или разнесет кубрик в хлам, а на подводной лодке это может плохо кончиться.

Наконец пришли за мной. К тому времени я все убрал со стола, мекса засунул в карман. Так что готов был к небольшой локальной войне. Своих мужиков я спасу, а вот про остальных не знаю. Когда меня привели к следователю, то им оказался тот офицер, которому я сообщил о видеокамере фиксирующей все, что творилось в той одиночке, откуда я похитил наш объект. Следователь сообщил, что остальных членов нашей группы сейчас допрашивают другие следователи, так что я могу начинать излагать этапы проведения операции. Я спокойно его выслушал и рассказал ему сказку о том, как нас выбросили с самолета в океан, как мы плыли к берегу и как я, под прикрытием своих товарищей пробрался на территорию тюрьмы, там нашел нужного нам человека по следам ауры, так как являюсь экстрасенсом. В коридоре тюремного блока, где находилась камера с нужным нам человеком, я отключил охранников, используя гипноз и войдя в камеру, вынес оттуда заключенного. Затем таким же образом пробрался до стены, через которую и перелез, используя специальные приспособления, которые вынужден был бросить в море, так как лишний вес не способствовал быстрому плаванию. Следователь слушал мою сказку с таким сарказмом, что у меня закрались подозрения, что они раскололи Стажера. Все-таки мы с Михалычем понимали, в какую клоаку нас затянуло, а вот бог был как малолетний ребенок. Его можно было ловко обмануть и заставить рассказать все, как было. Но потом подумал, ну что сможет рассказать бог? Да ничего особенного. Ну, вот представим, он говорит, что он бог этой планеты, которого захватил другой бог и держал в заточении больше семи тысяч лет, потом туда прилетел я, спас его и вернул на Землю. На Земле нам поручили выкрасть арестованного. Мы переместились через подпространство в скрытую пещеру, и оттуда уже я выбрался через океан. Потом взлетев в виде дракона, проник на территорию тюрьмы. Что было дальше бог не знает, но потом я появился в пещере с тем человеком, за которым нас послали. Мы притащили акваланги в пещеру, одели их и я опять, переместил всех в океан. Там, частично превратившись в дракона, я поплыл к этой лодке, таща их всех за собой. Ну и дальше все развивалось на глазах следователя.

Ну, услышит следователь такой бред, естественно отдаст приказ, чтобы нашего бога заперли в карцер, так как он представляет опасность для окружающих, ибо не совсем психически здоров. Следователь между тем записывал мои показания и хитро посматривал на меня. Записав он распрямился, как будто совершил тяжелый физический труд и предложил мне рассказать все с самого начала, но только правду. Я, как болванчик повторил всю свою бредятину, причем слово в слово. Я ведь не удивлюсь, если ведется и магнитофонная запись нашего разговора мне ведь не трудно, уж библиотека постаралась, чтобы моя память была абсолютной. Вот и пусть сопоставят. Пока следователь переваривал мой монолог, я мысленно обратился к Михалычу, как он там. Тот сообщил, что рассказал все как мы и договаривались. Его байку записали и оставили одного в каюте, подумать. Михалыч посоветовал посылать следователя подальше, так как мы из другого ведомства. С богом все прошло по похожему сценарию, но там уж я посоветовал богу ссылаться на меня и Михалыча и тоже, посылать всех подальше.

Я опять вернулся сознанием в допросную. Следователь не знал, за что можно зацепиться, чтобы начать выводить нас на чистую воду. Это его работа. А вдруг мы снюхались с американцами? Была и еще одна загвоздка, с Михалычем было все ясно, а вот мы с богом были темными лошадками. Мои данные в урезанном виде фигурировали в ведомстве Михалыча, а вот бог был чист как стеклышко. Ни пальчики, ни фотография, ни данные, ни-че-го. Наконец следователь понял, что давить на нас не получится и отпустил обратно в кубрик. Сейчас он, наверное, займется с нашим объектом. Вот и флаг ему в руку, барабан на шею и паровоз навстречу. Мы все собрались в нашей с богом каюте. Я дал команду, чтобы о допросе и боге только мысленно, а все остальное можно вслух. Опять достали фляжку и стопочки. Приближалось время обеда, так что я не стал доставать свое, а то это будет выглядеть подозрительно. Вслух сказал мужикам, что скоро обед, поэтому можно по одной, для аппетита. Мы дружно выпили. Бог поинтересовался, а есть ли еще какие-нибудь напитки. Мы с Михалычем переглянулись и поинтересовались, алкогольные или другие. Бог пожелал другие. Я достал ему и нам пару упаковок яблочного и апельсинового сока, мы разлили их по стаканам, которые были в каюте. Так попивающих сок нас и застал посыльный, который принес нам обед. Мы поблагодарили и принялись за обед.

На третий день все и началось. У Михалыча начался приступ, как у Людвига. Он начинал звереть. Хорошо, я застал это все на ранней стадии, а то мы засветились бы по-полной. Я объяснил богу, что происходит с Михалычем. Единственным вариантом было посещение Зангрии. Я попросил бога не проявлять свою божественную силу в Зангрии, куда мы оттранспортируем нашего больного. Там им займется дракона, обладающая магией. Она так уже вылечила Людвига и лишь на нее у меня остается надежда. Есть только одна проблема, мы здесь исчезнем. Как потом будем все объяснять, я даже не представляю. Но оказалось, что такую малость бог может делать даже с таким уровнем силы, как у него. Были созданы наши фантомы. Если ведется видеонаблюдение, то они легко заменят нас на видео. Хуже, если за нами придут или будут разговаривать с нами. Фантомы могут отвечать односложно «да», «нет». Но вести полноценную беседу они не могут и они нематериальны, хотя дверь откроют и закроют. Вернее это сделает та божественная сила, что присутствует у бога. Ведь весь мир связан с ним. Я не стал расспрашивать бога о его возможностях, главное, что мы можем перенестись в Зангрию. Поэтому мы все вышли из каюты, а уже обратно в нее вошли наши фантомы, а мы переместились в Зангрию. Нам повезло, и Молния была еще дома. Я коротко объяснил ей ситуацию с Михалычем и богом. Надо отдать ей должное, она не стала высказывать мне, что я разбрасываюсь своей кровью налево и направо. Не высказала претензий и чужому богу. Раз он здесь, значит так нужно, но она предупредила меня, что поставит об этом в известность Гайера. Сам диалог знакомства Молнии и бога я не слышал. Меня просто вышвырнули из обоих разумов одновременно. Но все закончилось мирно и Молния принялась за лечение Михалыча, а я, помня, в каком состоянии она потом будет, отправился на охоту. Когда я принес двух косуль, то увидел, что Молния выглядит отвратительно. Так что я вовремя. Скосив глаза, я увидел, что бог сидит как-то странно. Весь напряжен и отрешен от действительности. Я вопросительно посмотрел на Молнию. Та, уплетая первую косулю сказала мне, что Михалыча она подлечила, и так как силы у нее еще оставались, то она решила подправить нашего бога. Он очень долго был отсечен от своей божественной силы, а богам это не идет на пользу. Если бы она не вмешалась, то процесс восстановления занял бы около семисот, а то и тысячу лет по времени Зангрии. Сейчас у него все нормализовалось, но он должен подчинить себе такой объем силы. Кроме того она сообщила о чужом боге Гайеру, и как только бог пришел в себя, то она поспособствовала их знакомству и общению. Сейчас у них идет диалог. Сколько это продлиться, Молния не знает. Но не меньше, чем до захода солнца, это точно. Я успокоился и подсел к Михалычу. Тот еще был без сознания, но процессы изменения тела прекратились, так что я надеялся, что он оклемается гораздо быстрее Людвига, все же он был уже почти драконом, да и кровь моя находится в нем достаточно долго. Так что к настоящему драконьему телу должен привыкнуть быстрее.


5.12. По морю ходят | Кровь обязывает | 5.14. Дракон и бог







Loading...