home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5.22. Подготовка экспедиции

Все уже было сказано и мы просто сидели и потягивали очередную рюмочку бренди. Я, вспомнив о своей миссии, рассказал, что проведу несколько недель в том месте, где начала распространяться металлическая плесень. Причем отправлюсь я туда сегодня вечером. Туда я притащу ученых из своего мира. Пусть разбираются, как эта штука попала на Зангрию и чем еще она опасна. Это займет несколько недель, так как ученые планируют собрать большое количество образцов всего, что будет доступно. Моя задача обеспечить им безопасность, комфорт, ну и, доставку.

Мы посидели еще минут двадцать. Король посетовал на то, что дела государства заставляют его бросить меня, так как скоро начнется совещание, посвященное развитию сельского хозяйства. Я заверил его, что прекрасно все понимаю. Единственное, это мне неудобно, что все так вышло с женщинами, поэтому я оставлю королеве такую же вазочку с конфетами, и им обоим вот по такому браслету. Хочу, чтобы король заверил их, что я нисколько не обижен на них и все мои предложения остаются в силе. Я вытащил вазочку и браслеты. Король удивленно крякнул. Так уж получилось, что луч светила отразился от хрустальной вазы и рассыпался искрами по комнате. Браслеты показались королю мелкими безделушками, на фоне такой вазы.

— Скажи Макс, а у моей будущей родни есть такие вазы?

— Да мой король. Мне вспоминается где-то три, четыре подобных вазы в их доме.

А сам вспомнил, что, действительно, есть у Анны несколько хрустальных ваз, хотя это и есть почти все их «богатство». Наследие социализма. Вазы были обыкновенными, изготовленными по технологии «литье», по сравнению с моей, которую я подглядел у нашего нувориша-мафиози, ручной работы и необыкновенной красоты. Что-что, а тяги к прекрасному у нашего бандита не отнять.

— Да! Богато живут. — Только и сказал король. После этого поднялся, давая мне знак, что время вышло, и он должен идти. Я вышел вслед за ним. Мы прошли по коридорам и спустились по центральной лестнице. Здесь мы расстались, и король направился в тронный зал, а я на выход из дворца. Как только оказался в безлюдном месте, то перенесся в наш с Михалычем лагерь возле космического корабля. Нужно было все приготовить к прибытию научной группы. Думаю, Михалыч приготовит палатки и спальные мешки, а то я смогу снабдить всех только кариматами и то, если смотаюсь в башню. Я связался с Михалычем и поинтересовался, как идут дела. Как ни странно, связь наша работала плохо. Я с трудом разобрал, что он мне пытался передать. Все же какая-то аномалия здесь присутствует. Перенесся на полигон в наше секретное место. Уже начало вечереть. Я вышел из дота и направился к офицерскому домику. Там было оживленно. Подъезжали машины, разгружали какие-то ящики. Я заметил невдалеке уазик Михалыча и направился к нему. Водитель был мне не знаком, поэтому я поинтересовался, где мне найти Михалыча. Тот показал на близлежащую казарму. Я направился туда, и не зря. Там разместился временный штаб научной бригады. Еще раз поинтересовался у солдат, где мне найти начальство. Мне указали на одну из дверей. Пройдя туда, я попал на окончание яростного спора. Михалыч злился и высказался в том плане, что если ученым дать волю, то они потащат с собой все оборудование, какое у них имеется в распоряжении, даже стационарное. Увидев меня, он обрадовался.

— Макс, ну хоть ты им скажи, что нельзя туда везти столько аппаратуры.

— Туда вообще не нужно везти никакую аппаратуру с электронной начинкой. Она там просто не будет работать. Настраивайтесь на визуальные и тактильные методы исследования. Будет работать простейшее электрооборудование. Генератор нужно будет брать с ручным запуском. В общем, еще раз напоминаю, электроника там не работает. Для снимков возьмите старые фотоаппараты с пленкой. Правда, гарантировать, что снимки получатся, не могу, так как сам не проверял. В это время по казарме прозвучала команда «Смирно». Значит, приехал наш куратор. Его кабинет располагался напротив этого, так что Михалыч направился на доклад, а я остался один на один с руководителем научной группы.

— Скажите, а это правда, космический корабль? Вы его видели? Мы сможем оттуда хоть что-нибудь забрать?

— Ну, утверждать, что это именно космический корабль, я не возьмусь, мне показалось, что это была орбитальная космическая станция, которая по каким-то причинам сошла с орбиты, причем не в сторону своей планеты, а в открытый космос и была захвачена притяжением этой планеты. Не исключено, что она была направлена туда сознательно. Только вот кем или чем, сказать не возьмусь. В пользу второго предположения говорит то, что вскоре после падения началось заражение местности. В аппарате были живые организмы, которые умерли вскоре после того, как выбрались из аппарата. Животные, впоследствии, были уничтожены огнем. Я бы дал один совет, не усердствуйте в поисках биологических остатков, ибо я сам склоняюсь к тому, что аппарат был направлен для захвата планеты и все, что его населяло, представляет угрозу. Скажу вам по секрету, один такой случай имел место и потребовал колоссальных затрат, чтобы восстановить того, кто подвергся воздействию этого аппарата. У меня нет достоверных сведений, но есть две гипотезы, основанной на первичной информации, полученной при первом контакте с этим устройством. Первый вариант я вам уже рассказал, а вот второй, подразумевает захват этого космического объекта и перенаправление его на ту планету, куда мы с вами направимся. И я сам больше склонен ко второму варианту. И еще, если вы заметите у своих подчиненных какие-то действия, больше похожие на поведение робота, то есть бессознательные действия, то срочно ставьте меня в известность или любого из руководителей этой операции. Эту информацию донесите до своего зама, так как не исключено, что вы сами можете оказаться в числе пострадавших.

Наш разговор был прерван вошедшим Михалычем. Он подмигнул мне и торжественно сообщил, что все готово к отправке. Так что утром будем на точке. Я понимающе кивнул и попросил его провести меня к начальству. Мы с Михалычем вышли из кабинета, оставив начальника научного подразделения в глубокой задумчивости. Как только вышли в коридор, Михалыч спросил меня, какое впечатление на меня произвел старший ученый муж. Я пожал плечами, в основном говорил только я, а он задавал мне вопросы. В целом, нормальный, адекватный, увлеченный ученый, и нам предстоит постоянно контролировать его увлеченность, а так же всей его команды. Тут мы подошли к двери и Михалыч несколько раз стукнул в дверь кулаком. Послышалось разрешение, и мы вошли в точно такой же кабинет, только зеркально отраженный. Отличия составляли только плакаты на стенах. Здесь не занимались разбором караульной службы, здесь учились разбирать автомат и еще, одевать противогаз и проводить дезактивацию.

Наш куратор был доволен, видимо ему, осточертела кабинетная работа и живая натура требовала выплеска энергии. Кроме того все приготовления прошли на удивление удачно. Все, что запросили по снабжению экспедиции, получили и теперь оставался самый последний штрих, а именно, очутиться на другой планете. Это было самое слабое место в проведении операции, как с его, так и с моей стороны. С его, он просто не мог это контролировать, а я, не знал, как задурить людям головы, чтобы потом не возникало вопросов, а как мы здесь очутились. Ментально воздействовать на ученые головы мне не хотелось. Все же я не мог дать стопроцентную гарантию, что такое воздействие пройдет бесследно. После пятиминутного разговора у нас обоих отлегло от сердца. Оказалось, что за меня все уже продумали. Каждый ученый муж должен будет выпить сегодня перед сном таблетку, за этим проследят, для снижения воздействия перегрузок на неподготовленный организм, а на самом деле, просто снотворное. Утром они проснутся уже в другом мире, а им сообщат, что космический челнок улетел. Так же пройдет и эвакуация. Ну, а я, со своей стороны предложил им сейчас перенестись на планету и развернуть пункт приема, так как места там достаточно суровые и бывают сильные бури, так что лучше бы принимать ученых уже в палатке. Оба моих собеседника со мной согласились и мы, оставив все на полковника, исполняющего роль зама, и предупрежденного о моем скором возвращении, были мной перенесены с одной многоместной палаткой на наше место. Оно было хорошо еще и тем, что находилось в небольшой низине. Видимо благодаря скрытому входу в библиотеку, это место всегда оставалось в одном и том же состоянии страшно подумать, сколько тысяч лет.

Куратор только крутил головой, пока мы с Михалычем разворачивали штабную палатку. Палатка оказалась надувной, и нам осталось только закрепить ее кольями, чтобы не унесло ветром. Потом я попросил их немного подождать меня и смотался в башню, за еще одним комбинезоном для начальства. Все же нам с ним, видимо, придется часто бывать в таких командировках, так что пусть носит, да и заслужил. Не предал нас с Михалычем, когда запахло жаренным, так что наш человек. Я вернулся буквально через десять минут. Когда я положил перед генералом комбинезон, он непонимающе уставился на Михалыча. Тот, не говоря ни слова, взял комбинезон и повесил его на веревку, внутри палатки. Не торопясь достал пистолет, и от бедра сделал два выстрела в произведение из шкуры гларха. Комбинезон дернулся, сложившись чуть не пополам, а потом из него выпали две расплющенные пули. Мы с Михалычем молча расстегнули верхние пуговицы и показали точно такие же комбинезоны. Куратор расцвел. Ведь приятно получить на халяву пуленепробиваемое белье. Тут уж мы его еще и просветили, что это еще и своего рода кондиционер. Зимой тепло, летом прохладно. В нашем распоряжении было еще часа два, поэтому куратор попросился на ознакомительную экскурсию к кораблю. Мы вышли через небольшой тамбур наружу и отправились к кораблю. Расстояние в триста метров прошли довольно легко, оба мои спутника имели хорошую физическую подготовку, ну а Михалыч был еще и подкорректирован Молнией. Корабль производил неизгладимое впечатление. Первый раз, когда я его увидел, он выглядел поменьше, так как больше чем на половину был погребен под песком, зато после того, как Молния его освободила из песка, имел чудовищные размеры. Наша горстка ученых может ходит по нему годами. Мы с Михалычем исследовали максимум два процента, да и то наскоками. То в одном месте, то в другом. Мы сделали круг почета, показав основные входы на корабль. Под завывание ветра рассказали, как забрались в него и что было внутри. Сообща пришли в к выводу, что придется резать корпус и делать шлюз, для удобства наших головастых друзей.


5.21. Дворцовые хлопоты | Кровь обязывает | 5.23. Сонно-научная бригада







Loading...