home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5.29. Переход

Благодаря расположению нашей стоянки, мы вышли сразу аж к третьему, по счету, лагерю. Михалыч, подправляемый ментально, четко подошел к воротам и набрав комбинацию, открыл их. Все, теперь нужно поспать, а то я и так последний час шел, стиснув зубы. Мое тело разваливалось. Отмирали, пока небольшие, участки на руке. Они просто отваливались, так что к возвращению в библиотеку, я буду мечтать о смерти. Пока спасало то, что не было насекомых, вот в горах будет сложнее. Ночь прошла спокойно, слава богу, мне не нужно было кормить эту ораву. Термосы с пюре обеспечивали их едой еще как минимум на полгода. Михалыч после того, как все поели, принес мне термос с пюре. Вода у меня была, так что я смог, наконец, подкрепиться. Есть было неудобно, часть пищи вываливалась через дыру в щеке. Ухо я даже проверять не стал. Я и так чувствовал, что с правой стороны вообще ничего не слышу.

Еда немного подбодрила меня, правда ненадолго. Пока был песок, я закапывался в него. Организм справлялся и с жарой и с холодом, хоть в этом мне повезло. Я не отсчитывал дни, сколько мне осталось жить, у меня стояла одна задача, довести группу до портала, дальше можно было просто лечь и умереть. Ведь не было смысла возвращаться. С такими ранами я долго не протяну. Но потом я одергивал себя. Я же пообещал прийти, значит, они меня получат. Ничего, пусть подождут. Дольше ждали.

На четвертый день начались отроги гор. Теперь тропинка вилась в горы. Я сразу решил вести группу через старое русло подземной реки. Так и драконов обойдем и мне будет спокойнее, а то мои ученые мужи свихнутся с ума. Мало им было чужого космического корабля, так еще и драконы. Нет, пусть лучше все будет как можно проще. Прошло еще два дня, прежде, чем мы вышли к расколотому камню. Как и в прошлый раз я предложил им взяться за руки и двигаться за Михалычем. Для него я оставлял четкие указатели и где нужно направлял ментально. Сам шел параллельно, я не знал, сколько рентген я излучаю. Да может это совершенно другое излучение. Так что следовало перестраховываться. Чуть больше четырнадцати часов, и мы приблизились к месту моего портала. Согласовав с Михалычем, что как только я открываю портал, он идет первым и как только утрясет проблемы с безопасностью, так дает отмашку и наши ученые бегом несутся мимо меня. Я не буду отходить от портала, так как не знаю, как портал отреагирует на меня. Пока хотелось, чтобы хоть открылся.

Вот наконец мое таинство с прорисовкой арки подошло к концу и портал распахнулся. Первым, как и договаривались, пошел Михалыч. Я попрощался с ним и напомнил, что мое завещание будет вскрыто, если я не появлюсь у моего нотариуса, ровно через год. Все они указаны в завещании, так что пусть не поминают лихом. Обниматься не стали. Оба понимали, что фон будет очень высоким. Наконец Михалыч прошел в проход. Потянулись томительные минуты ожидания. Наконец из глубины прохода донеслось, что можно проходить, и я махнул рукой. И группа, плотно прижавшись от страха, друг к другу кинулась на слабый свет, льющийся из прохода. Замыкал группу Сергеич, проскакивая мимо меня, он все же дружески махнул сжатым кулаком, держись мол. Все. Я закрыл проход и повернулся к руслу реки. Теперь предстоит путь назад. По пути может случиться все что угодно. Если что-то меня убьет, то значит, так тому и быть, ну а если нет, то через шесть дней я буду опять сидеть на том самом стуле.

Возвращение было муторным. Раны загноились, все же в горах были мухи и какие-то жуки, которые норовили полакомиться тем, что текло из меня. Хорошо у меня была вода. Я все чаще и чаще прикладывался к фляжке. Последние два дня я не мог есть. Все что съедал, выходило из меня с рвотой. Оставалось только пить. Температура поднялась. Часто я отключался, а когда приходил в себя, то удивлялся, направление я не терял. Наконец, очнувшись в очередной раз, обнаружил себя, стоящим над шахтой. Я даже обрадовался, все, скоро конец. Все, что они мне могут приготовить, не идет ни в какое сравнение с этим бесконечным путем которым я добирался сюда. Я не стал прыгать, да и не смог бы этого сделать. Я просто шагнул в провал лифтовой шахты. Я нисколько бы не удивился, если бы подъемника не было. Но нет, ноги встали на платформу, и скамеечка попыталась меня посадить. Но я крепко держался левой рукой за штырь. Я вцепился в него, как утопающий хватается за соломинку. Мне нужно было устоять. Я знал, что если я сяду, то встать уже не смогу, а сдаваться на самом финише, это глупо. Еще китайцы говорили, что когда ты хочешь сдаться, это значит, ты уже начал побеждать, или что-то в этом духе. Мысли путались в голове, накатывали какие-то видения. Я их даже зафиксировать своим воспаленным сознанием не мог. В очередной раз я обнаружил себя держащегося дрожащей рукой за спинку стула. Когда сознание немного прояснилось, то я сделав два шага с подволакиванием правой ноги, буквально рухнул на сидение стула. Пока меня не стянули жгутами, я судорожно сделал несколько глотков из фляжки и выпустил ее. Мне она больше не понадобиться. Та глухо звякнув, улетела куда-то, а затем звук резко оборвался. Но я уже не мог удивляться. Я проваливался в какое-то забытье. На границе сознания слышались какие-то голоса, но я уже ничего не воспринимал. Скорее всего началась гангрена, и я постепенно отхожу в мир иной.

Сильные удары по лицу с одной и с другой стороны вернули меня на краткий миг в действительность. Передо мной стояла верховная богине и орала что-то хлеща меня по лицу. До меня, как через вату, стал долетать смысл слов.

— Где, где знания древних? Они исчезли. Как ты это сделал?

Я болтался в кресле и глупо улыбался оставшейся половиной лица. Хоть здесь правда восторжествовала. Было приятно осознавать себя победителем, хотя я не имел к этому никакого отношения. Я не стал говорить богине, но у нее исчез золотой блеск волос, а это значит… Богиня сквернословила, продолжая хлестать меня по лицу, но видимо у хозяина этого кабинета терпение кончилось. Внезапно она исчезла за границу света. Теперь в дело вступила библиотека древних.

— Мы все видим, что Макс сдержал свое обещание и мы можем приступить к финальной части суда. Макс у тебя есть пожелание, как мы должны это сделать?

Я пожал здоровым плечом. Да, какая разница как. Теперь меня ничто не будет волновать, и тут в моей голове четко проявилась одна мысль. Ведь я обещал Тангирне прогулку по Земле. Теперь это не получится, но можно оставить что-нибудь о себе ей на память. Я попросил возможность воспользоваться своим пространственным карманом. Получив разрешение, я залез здоровой рукой в него и вытащил мешочек с драгоценными камнями. Положив его к себе на колени, я попросил Молнию или Гайера передать это сестре королевы Зангрии, это будет моим извинением, что я не смог выполнить своего обещания и какой-никакой памятью обо мне. На этом все мои счеты с прожитой жизнью подошли к концу, и я сообщил суду, что готов.

Опять на грани моего воспаленного мозга, который снова начал отключаться, я услышал, как обсуждаются варианты моего уничтожения, ведь, как выяснилось, я все-таки божественная сущность. Ведь есть и последствия для тех, кто наносит последний удар. Богиня, возбужденная сильнее остальных, посоветовала скормить меня глархам. Так не придется самим прикладывать руку к моей смерти и глархи будут довольны.

Под сводами кабинета прозвучали слова, — да свершится правосудие — это библиотека озвучила начало казни. Меня подняло в воздух, и через пару секунд я оказался возле Чертового пальца. Видимо здесь часто бывали глархи, хотя я, бывая здесь, их не встречал. Но сейчас за дело взялась моя любимая богиня. Когда я услышал визг приближающейся стаи глархов, то, совершенно не осознавая, что я делаю, забился в щель между камнями, наверное, инстинкт самосохранения работает независимо от сознания. Стая вылетела из-за ближайшего обломка и бросилась ко мне. Я повернулся в расщелине на спину, чтобы было сподручнее отбиваться от обезумевших от запаха крови глархов. Перед камнями началась свалка, несколько раз меня кусали за ноги. Кости сразу переламывались, мышцы челюстей у глархов самые сильные, а вот выдернуть мое тело из той щели, куда я забрался, они не могли. Меня там просто расклинило. Поврежденную ногу оторвали по самое колено, и за нее шла борьба не на жизнь, а на смерть. А вот сожрать вторую мешал комбинезон из их шкуры, правда прокусить его они смолги. Нога там тоже была полностью оторвана и кровь заливала все вокруг, однако держалась как на веревочке. Я отстраненно все это фиксировал сознанием, как будто смотрю кино. Чувство боли покинуло меня и мне оставалось только наслаждаться видом того, как меня будут обгладывать. Внезапно один из глархов издал протяжный вой и рухнул на песок. Прошло не более пяти минут, и вот уже вся стая валяется на песке без признаков жизни. В небесах прозвучало «Правосудие свершилось». Богиня, вереща, что ничего еще не закончилось начала угрожать библиотеке. Потом, видимо что-то произошло, и она уже угрожала, что никуда не уйдет без знаний древних, а потом с легким хлопком исчезла.

Мое сознание начало меркнуть. Внезапно у себя в голове я услышал — хозяин держись, я иду. — Это мог быть только Мекс и я мысленно закричал, чтобы он не приближался ко мне, иначе умрет. Я пытался объяснить, что мое тело радиоактивно, причем настолько, что глархи не продержались и пятнадцати минут. На этот крик потребовались все силы, и мое сознание, мигнув напоследок, выключилось.

Пришел я в себя лежа на чем-то неудобном. Когда я изменил положение тела, то подо мной что-то звякнуло. Я пощупал рукой то, на чем я лежал. Это были какие-то холодные черепки. Внезапно, где-то в стороне, знакомый до боли ментальный образ передал мысль, что мол, как он сказал, так и произошло, золото вытянуло всю ту заразу, что убивала всех вокруг. Теперь мне следует еще с недельку здесь поваляться и все как лапой снимет. А второй сгусток ауры уверял первого, что он давно всю заразу перенаправил за грань, так что хозяин жив и не заразит никого. Теперь можно приступать к лечению.


5.28. Суд | Кровь обязывает | 5.30. Возвращение к жизни







Loading...