home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


6.19. Дела семейные

Что же, в сообразительности ему не откажешь. Та куча настолько заполнит комнату, что мы просто не сможем из нее выбраться. Я утвердительно кивнул королю и направился на свое место. Мне кажется, что король просто не хотел меня отпускать, так как еще не обвыкся в новом для себя месте. А раз так, то я достал свою фляжку и стал наливать королевский бренди по рюмочкам, Михалыч, разглядев мой маневр, тоже вытащил свою фляжку и принялся наливать сидящим рядом с ним, а Татьяна с Анной поспешили наполнить женщинам фужеры вином. Я закончил разливать и поднял глаза. Все смотрели на меня. Это что, они меня еще и тамадой выбрали, причем единогласно. Делать нечего, я поднял свою рюмку и предложил выпить за наше знакомство, так как сегодня встретились самые близкие люди наших дорогих Тиренза и Татьяны. Едва я поднял рюмку, чтобы чокнуться с ближайшими ко мне женщинами и мужчинами, как от дверей пронеслось «без меня не начинать!». Головы автоматически повернулись к двери и зафиксировали, как появившейся единорог стал превращаться в человека. Миг, и перед нами нарисовался муж Артизы. Я, устало, указал рукой на единорога и представил его как мужа нашей несравненной, старшей жрицы храма тайринов, Артизы. Тот быстро переместился на указанное ему место и уже подставлял свою рюмочку под фляжку Михалыча. А еще педагог называется. Ну, да, они спаянный, а вернее, споенный коллектив. В принципе, особой необходимости в представлении единорога не было, так как со всей семьей Татьяны он познакомился на планете, где держали богов в заточении, а уж всю семью своей жены он знал как облупленных. Кстати, о богах.

— Бог, давай сюда, только сначала мероприятие, а дела потом. Позвольте вам представить бога нашего мира.

В дверях появился улыбающийся бог. Его узнали и указали на свободное место за столом. Застолье начинало набирать обороты. Богу, как оказалось, ничто человеческое было не чуждо. Он с удовольствием ел и с еще большим удовольствием пил. Бренди нашего короля шло на ура у любителей крепких напитков. Я даже вспомнил королеву, как она выпила рюмку этого бренди, даже не поморщившись, когда мы огорошили ее перспективой замужества ее дочери с единорогом. Король, кстати, все время называл его вином, может, это связано с некачественным переводом в моей голове. Ведь я брал основу языка из головы Артизы. Как бы там ни было, а за столом все уже перезнакомились. Хрустальные бокалы мелодично звенели, рюмочки, тоже отзывались более тихим, но не менее мелодичным звоном. Оказалось, что мужа Тангирны зовут Веслатием. Мне он не нравился, даже не потому, что о нем весьма нелестно отзывалась Эмкарна, и не потому, что я его ревновал к Тангирне. Было в нем что-то неприятное, отталкивающее. Я знал в своей жизни несколько человек, которые не могли смотреть в глаза собеседнику, не потому, что были в чем-то виноваты, а просто были очень стеснительны, что и вошло в привычку отводить взгляд. Здесь же взгляд все время шарил по сторонам что то выискивая. Оставалось такое чувство, что он ищет рядом с собой острый нож, чтобы воткнуть его тебе в живот. Почему-то именно такая ассоциация возникала у меня, когда я сталкивался с ним взглядом. Немного грубо, но по сути, очень близко к истине. Короче, не нравился мне этот человек, и все тут.

Гости, которые вняли моей просьбе и осторожно ели незнакомые блюда, от напитков, как оказалось, вовсе не собирались отказываться или ограничивать их объем, поэтому вскоре мы наблюдали картину абсолютно пьяных гостей. Причем Веспатий уже обнимался с единорогом, называя того рожиком. Хорошо, что не ежиком. Я подал сигнал Михалычу, и тот предложил показать гостям их покои. Распределив гостей между тремя хозяевами их повели по комнатам. За столом остались я и бог. Тот грустно посмотрел на меня и поинтересовался, когда ему можно будет появиться еще раз, чтобы переговорить с единорогом. Я пожал плечами, ведь я-то знал, что единорог не пьяный, а скорее, подыгрывает своей родне. Думаю, что минут через пять мы будем лицезреть его за этим столом. О чем и сообщил немного воспарявшему духом богу. Он же пьет на равных с Михалычем, а это, кое что да значит. Я же сам присутствовал при такой пьянке. Чтобы его споить, это нужно, наверное, ведро коньяку. Пока отвлекся на воспоминания по той пьянке, то вдруг вспомнил, что богу не имеет смысла перемещаться домой, а завтра опять прыгать сюда. Я напомнил, бог может остаться ночевать в соседнем доме, где буду спать и я. Бог поблагодарил меня и налил себе еще бренди. Я взял его рюмочку и отодвинул ее в сторону, а из пространственного кармана достал два чистых коньячных фужера. Потом открыл бутылку армянского коньяка, и налил ему и себе. Поинтересовался, пробовал-ли он настоящий солнечный напиток. Тот непонимающе смотрел на меня. Я взял свой фужер и с наслаждением принюхался к напитку. Да, похоже настоящий, а не подделка. Сейчас это редкость. Я, согревая свой фужер в руке рассказал богу об одном политическом деятеле, который ненавидел мою страну, но однажды ему пришлось стать нашим союзником. Он жил на большом острове. Там, частенько сыро и промозгло и они любят пить хорошие, согревающие напитки. Пить понемногу, чтобы получать удовольствие. Так вот, у того политического деятеля была возможность иметь все самое лучшее, тем более, через пролив находилась другая страна, которая славилась такими напитками и простыми винами. Но, как бы тот деятель не ненавидел нашу страну, но коньяк он предпочитал армянский, почти такой, как мы сейчас держим в своих руках. Мы уже собирались пригубить, так разрекламированный мною коньяк, когда за нашими спинами раздалось.

— Красиво говоришь! Наливай!

Ну, такой голос я не мог не узнать. Я молча достал третий фужер и плеснул туда из бутылки. Фужер поставил рядом с собой. Теперь по обе стороны от меня будут сидеть две заинтересованные друг в друге стороны.

— Что же еще раз позвольте представить, бог нашего мира. Я указал рукой на бога, сидевшего слева от меня. И единорог, он же муж нашей несравненной принцессы Артизы и, как выяснилось, по совместительству еще и педагог.

Единорог в это время садился на стул рядом со мной по правую руку. Он громко выркнул, но промолчал. Я продолжил.

— Так получилось, что боги и единороги всегда ищут друг друга. Я видел вас обоих в деле. Вы оба мне симпатичны, поэтому предлагаю сейчас выпить, а потом, я вас оставлю наедине, а вы уж сами договоритесь о своих интересах. Могу сказать одно, за каждого из вас я готов поручиться.

Я поднял свой фужер и мы чокнулись и по залу поплыл красивый, чистый хрустальный звон. Напиток был великолепным. Пился легко и в нем чувствовался неповторимый аромат и послевкусие. Мои собеседники, глядя на меня, тоже слегка отпили из своих фужеров и смаковали дивный вкус напитка. Я встал из-за стола и, отодвинув далеко назад стул, вышел из-за стола. Я решил выйти во двор, хотелось подышать свежим воздухом и посмаковать оставшийся в фужере напиток. За моей спиной послышался звук сдвигаемых стульев, видимо разговор будет очень интимный и не для посторонних ушей.


6.18. Дорогие гости | Кровь обязывает | 6.20. Порталостроение







Loading...