home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


7.9. Новая родственница

Пока я больше ничем Картил помочь не мог, то решил заняться благоустройством пещеры. Выдолбил в торце пещерки нам шкафчик. Когда эта ниша в стене приняла более или менее удобоваримый вид, то перетащил туда все раковины с супом. За новыми моллюсками решил не ходить, а вот за водой сходить было нужно, но я не знал, как Картил перенесет удаленность от моей крови. Повернулся и осмотрел женщину. Отечность спала, она удивленно смотрела на меня. Я ей подмигнул и отправился за водой, но только не на мелководье с моллюсками, а здесь, рядом с пещерой. Сначала отходил, а потом бегом возвращался, вроде, никаких признаков, когда моя кровь начинала бунтовать в новом реципиенте, не было. Тогда я отошел на значительное расстояние в воду, так что погрузился почти по пояс, то еще раз вернулся в прещеру. Нет, все было спокойно. Тогда я взял пару раковин и пошел искать воду. Долго бродил по мелководью, ища ногами холодную воду, признак выхода подземных ключей. Наконец случайно обнаружил такое место, погрузившись с головой набрал в раковину такой воды и выбрался на берег. Принес воду в нашей классической посуде, двух парных раковинах. Так что получилось напоить Картил, да и самому напиться. Привкус соли был сильнее, чем от той воды, что приносил с мелководья, но сейчас выбирать не приходилось. Воду из второй раковины разлил в пустые половинки раковин. Теперь можно было готовиться ко сну. Небо стремительно темнело, я задвинул нашу дверь, чтобы никто крупный не пролез в пещеру и приняв решение, еще раз напоил мою спутницу. Теперь предстояла самая пикантная часть действия моей крови. Нужен был полный контакт, а это значит, придется спать вместе. Как бы она не перепугалась за свою старушечью честь. Но тут уж, как говориться, без вариантов. Однако понаблюдать стоило, если я увижу, что ее начало корежить, то нужно будет ложиться рядом, а может здесь моя кровь действует немного по-другому?

Всю ночь провел прислушиваясь к дыханию Картил. В принципе, она дышала как всегда, так что, похоже, самый опасный период уже миновал. Завтра, при свете дня попытаюсь осмотреть ее, да и место укуса. Наконец вода в пещере стала подниматься, вот уже и прилив начался, а значит сейчас приблизительно полночь. Постепенно мои глаза стали закрываться, какое-то внутреннее чувство говорило мне, что все уже позади, так что можно отпустить контроль и провалиться в сон. Утром проснулся от журчания воды, это значит, начался отлив. Встал и направился к входному отверстию. Нет, если мы здесь будем жить долго, то нужно выложить верхнюю часть входа, как арку, тогда воздуха будет оставаться больше, а воды, соответственно, меньше. Думаю, что сегодня займусь саманными кирпичами. Это делается очень просто. Глина и солома. Глину замешиваем с соломой, затем берем небольшой кусок и придаем ему форму кирпича, потом сушим на солнце. Конечно, такие кирпичи будут со временем размываться водой, но я же могу их регулярно менять на новые. Короче, в процессе эксплуатации посмотрим. Размокшая глина лежала на полу нашей пещеры, так что я руками принялся перетаскивать ее на улицу, а потом применил для этого свободные раковины. Самой большой проблемой при производстве саманного кирпича оказалось отсутствие соломы. Без нее глина будет трескаться, а кирпичи раскалываться. За травой нужно было лезть наверх, но я не знал, как поведет себя Картил, если я отойду от нее достаточно далеко. Нужно будет определить все это опытным путем. А отлучаться придется, ведь нужно ходить за едой и водой, забираться по расщелине за травой. Ну, и всякие непредвиденные случаи никто не отменял, так что лучше сразу установить, насколько далеко мы можем быть друг от друга. Но уже то, что не нужен непосредственный контакт между мной и моим пациентом, говорит о том, что моя кровь здесь действует по-другому.

Пока же я попробовал вылепить пробный кирпич. А, в принципе, чего там сложного, так что на момент, когда Картил проснулась, у меня уже было заготовлено пятнадцать кирпичей. Я разложил их на плоских камнях, пусть сохнут. Моя спутница выбралась из пещеры и юркнула в наш туалет, который мы с ней единогласно определили за ближайшими камнями. Там мы выкапывали ямку, и когда все дела были сделаны, то засыпали ее песком. А что, и культурно, и гигиенично, и, самое главное, не пахнет. Дождавшись, когда Картил вернется, я мысленно обратился к ней. Та начала оглядываться. Я прокашлялся, привлекая ее внимание, и еще раз обратился к ней.

— Картил, это я Макс. Вчера мне пришлось лечить тебя своей кровью, а она дает такой побочный эффект, так что теперь ты можешь говорить со мной мысленно. Я могу слышать только те мысли, которые ты направляешь ко мне. Если ты сейчас мне скажешь, Макс, это я, Картил, то я тебя услышу.

— Макс, это я Грухьен Картил, ты меня слышишь?

— Конечно, слышу, ведь ты идентифицировала меня, когда обращалась ко мне мысленно.

— Знаешь, в моей семье есть единорог, так вот все кто вынуждены обращаться к нему с помощью речи, так как не все мое окружение владеет возможностью общаться ментально, так вот, все зовут его Единорог, хотя у него нет имени. Единорог и все. Но если появиться еще один единорог, то при речевом общении возникнут проблемы. Сами они обращаются друг к другу как драконы, идентифицируя себя целой гаммой образов и чувств. Я пытался с этим разобраться, но у меня ничего не получилось. Представляешь термин, ментальный окрас? Вот и я не представляю. Драконы, правда приспособились, используют клички.

— Что ты несешь, Макс, драконов не бывает. У нас есть сказки, в которых упоминается, что раньше здесь обитали драконы. Наши ученые маги даже нашли один скелет. Но никто не верит. Говорят, что это, искусная подделка. Так что и ты не обманывай меня.

— Э… Картил.

— Не Картил, а грухьен Картил. Прояви хоть немного уважения.

— Может, ты мне грухьен Картил на пальцах объяснишь значение этого слова. Это звание, должность, уважительное обращение к женщине или к ее возрасту а, может быть, еще что-нибудь такое? Что это?

— Да, Макс, тебе не откажешь в любопытстве и ехидстве. Это надо же, в одном вопросе, и проявить интерес, и тут же выказать неуважение к женщине. Так вот, грухьен, это принадлежность к древнему роду, являющегося правящим в стране, а так, я занимаю высшую должность в магическом учебном заведении. Кроме того, имею почетное звание, которое дается пожизненно.

— Очень хорошо. И что же тогда столь уважаемая грухьен делает в таком захолустье, да еще и с риском для здоровья?

— Не передергивай, Макс. Это не захолустье, а учебный магический полигон, но вот что-то здесь произошло. На острове никогда не было глархов. Ученикам нужно было пройти по маршруту и выполнить некоторые обязательные магические действия. Это не зона выживания, а зона обучения. — Пояснила она, видя мой скептический взгляд. — Просто поступил сигнал от одного из учеников, что его жизнь в опасности. Ты же знаешь, что у человека в момент очень сильного испуга повышается концентрация в крови некоторых гормонов. Я сразу перенеслась сюда через стационарный портал, и пошла на сигнал маячка. Ну, а дальше ты знаешь.

— А маячки это вот эти безделушки? — И я стал снимать с себя найденные на трупах кулоны.

— Не снимай их. Этим ты не дашь им умереть.

— Не понял, кому им? И почему не дам умереть?

— Ты задаешь слишком много таких вопросов, на которые ответ знает каждый ребенок.

— А я ничего не знаю, потому что я не из этих мест.

Лицо Картил сразу стало жестким, и она зло бросила мне, что, наверное, я с той стороны. Если честно, то я ничего не понял, с какой это той стороны, о чем и спросил ее, ничуть не покривив душой. Мой новый вопрос поверг ее в еще большее замешательство. Что же, это очень приятно, удивить такого серьезного профессионала в вопросах обучения. Я кашлянул, и невинно поинтересовался, а что, я не могу быть еще откуда-нибудь. Картил чувствовала, что я над ней издеваюсь, но не могла понять, в чем именно.

— Грухьен Картил, а тебе не приходило в голову, что есть еще и другие миры, в которых живут другие люди и у них есть другие боги. Может я житель одного из таких миров. Вот приехал посмотреть, как вы тут живете. А вместо живых людей обнаруживаю одни трупы. Если бы я вчера не вмешался, то сегодня хоронил бы еще одного.

Глаза Картил поползли вверх. Мои от них не отставали.

— Ты что, ничего не помнишь?


7.8. Мясник и скорняк | Кровь обязывает | 7.10. Щекотливые моменты







Loading...