home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


7.21. Не званный ужин

Я прошел на свое место в трюме и улегся в гамак. Здесь, как и у нас, моряки предпочитали спать в подвешенных матерчатых спальных местах. И действительно, это удобно, тебя не раскачивает по кровати, ты не летаешь на ней из одного конца в другой, когда корабль меняет галс. В общем, я провалился в хороший, здоровый сон. Меня немного беспокоило, что шрамы не зарастают, но это не страшно, когда вернусь домой, то регенерация должна восстановиться. Здесь она работает, но как-то вяло. А если шрамы останутся, ну что же, я и раньше не был красавцем, так что проживу и с этим. Спалось хорошо, проснулся полностью отдохнувшим, следовало чего-нибудь перекусить, по привычке залез в пространственный карман и вытащил себе обыкновенный бутерброд с колбасой, с еще той, когда колбаса была колбасой, со вкусом моего детства. Колбаса была обыкновенной, вареной, а хлеб серым, но вкус был незабываемый. И тут до меня дошло, карман заработал, так что, живем. Я отправился на палубу, так как делать в трюме было совершенно нечего, а на палубе хоть свежий воздух, да и на море можно смотреть вечно. Я поднялся по лестнице и лицом ощутил свежий, легкий ветерок. Это был вечерний бриз. Светило было еще высоко, но скоро оно скроется за горизонтом и наступит ночь. Следовало немного подкрепиться, и я направился к каюте с обоими грухьен. Постучал и, спросив разрешения, вошел в тесную каюту на два человека. Картил лежала на кровати и ругалась почем свет стоит. Оказывается, она очень хотела бы вкусно поесть, но на корабле только солонина и вяленая рыба, а она на нее уже смотреть не может. На острове питались кое-как, потом, вроде выбрались, а на корабле еще хуже, чем на острове. Я улыбнулся и спросил, а что бы хотели сейчас съесть наши уважаемые грухьен Картил и грухьен Тайшор. У обеих мысленно замелькали перед глазами блюда, они их, так же мысленно отметали, и начинали вспоминать еще что-нибудь более изысканные, но я их прервал, так и хотелось сказать, на самом интересном месте, и напомнил Картил, что я, наверное, не смогу приготовить их блюда, поэтому им придется есть то, что я знаю, как готовиться. Выйдя из каюты, и оставив их, в недоумении переглядываться друг с другом, я буквально через минуту вошел, держа накрытый салфеткой поднос с поджаренными бараньими ребрышками и запеченной вместе с ними картошкой. Все это было посыпано мелко рубленой зеленью и стояли три чашечки с мясным бульоном, что азиаты называют сурпой. Когда я поставил это благоухающее блюдо на небольшой столик то, надо отдать должное грухьен Тайшор, которая вспомнила о своем охраннике. Я пообещал сходить за ним, так как мы спали в одном месте. Вскоре Тарус был усажен за стол, и салфетка была снята с подноса. Все застонали, а потом с жадностью набросились на еду, и хотя на подносе красовались ножи и вилки, ребрышки ели руками, а сурпу пили прямо из чашечек без ручек, которая у тех же азиатов называется пиала. Незаметно для всех я вытащил для Таруса еще одну пиалушку с сурпой и нож с вилкой. Вскоре все насытились и блаженно улыбались. Грухьен Картил все еще загадочно улыбалась, сообщила мне, что теперь не мешало бы чего-нибудь сладенького. Я опять вышел на палубу и еще через минуту вернулся с подносом, на котором стоял пузатый чайник с четырьмя пиалушками, небольшим молочником и хрустальная тарелочка с восточными сладостями. Удивлять, так удивлять. Я пил чай с молоком, а остальные, то так, то так. Им нужно было почувствовать вкусовую разницу. Чай был заварен на славу, так что цвет у напитка был насыщенный и присутствовал аромат. Когда мы уже заканчивали трапезу, то в комнате материализовался бог. Все соскочили со своих мест, и склонились в поклоне. Мы с богом недоуменно глядели на них, потом я прокашлялся и попросил всех занять свои места, а то богу даже свободного места не осталось. Когда они сидят, то еще можно где-то расположиться, а когда кланяются, то занимают в два раза больше места, так что богу даже встать негде. Я вопросительно посмотрел на бога, ведь для чего-то он появился здесь. Тот задумался, а потом попросил меня угостить его чем-нибудь из моего мира. Я естественно спросил, какого плана должна быть еда. Плотная или легкая закуска, а может десерт? Какие напитки он предпочитает. Бог пожелал десерт, так как совсем недавно плотно поел, но он еще заглянет ко мне на хороший ужин. Я только склонил голову и, как фокусник, вышел на палубу, а потом вернулся, держа на подносе для всех креманки с мороженым и небольшие серебряные чайные ложечки. Из напитков предложил ему на выбор коньяк с моей родины или бренди с другой страны. При слове страны, вышла запинка, но бог видимо понял, поэтому он предпочел коньяк. Я вытащил из-за пазухи три хрустальные рюмочки и фляжку с коньяком. Для Картил фужер хорошего красного вина к мясу, а Тайшор фужер яблочного сока. Все же это был самый нейтральный фрукт, а то мы могли получить у Тайшор пищевую аллергию. Все принялись за десерт. Мороженное таяло, так как температура была высокая, но все равно, все получили огромное удовольствие. Я поднял свою рюмку и провозгласил тост за бога этого мира, чтобы ему всегда сопутствовала удача, и мир его был стабильным и доставлял ему меньше хлопот. Бог понимающе кивнул мне и я подтолкнул всех, чтобы чокнулись своими рюмками. По каюте поплыл хрустальный звон, все завороженно слушали звук, пока он не пропал, а потом пригубили напитки. Я долил коньяк, и пододвинул серебряную фляжку, инкрустированную золотом и драгоценными камнями к богу, и сообщил, что это мой бог преподносит ему такой скромный подарок.

— Макс, а сколько твоему богу лет, по меркам вашего мира, конечно. Интересно, старше он меня или нет.

— Ну, я совершенно точно не знаю, но когда я спасал его из лап кровавого бога то, по его словам, он провел в заточении шесть тысяч лет, и полторы тысячи он управлял моим миром. Вот и получается семь с половиной.

При словах «кровавый бог» все напряглись. Это не ускользнуло от моего внимания, но я не стал заострять на этом внимание, а решил попозже расспросить Картил. Бог почему-то срочно засобирался домой.

— Да, Макс, ты меня порадовал, так что благодарю тебя за предоставленное удовольствие, а вас всех, за честь разделить со мной стол.

Миг, и бог исчез. За столом опять повисло тяжелое молчание. Я не выдержал, и обратился к Картил, так как она здесь была самая старшая по возрасту, а, может быть, и по положению в обществе.

— Грухьен Картил, уж ты-то должна понимать, что боги просто так не появляются, но уверяю тебя, все прошло чинно и благородно, а уж как с нами распрощался бог, так это нужно в скрижалях записать. Вы что, не поняли? Он же поблагодарил вас за то, что вы составили ему компанию за этим столом. Да этим гордиться нужно, но не зазнаваться! — Добавил я, глядя на мечтательное лицо Тайшор.


7.20. Божественное плавание | Кровь обязывает | 7.22. Водолаз







Loading...