home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


7.22. Водолаз

Мы засиделись за накрытым столом до глубокой ночи. Пили чай со сладостями и болтали о всякой ерунде. Нам с Картил нельзя было начинать выяснять отношения по нашему магическому уровню, а остальные просто наслаждались такой замечательной ночью. Наконец Картил вспомнила об одной щекотливой теме и негромко поинтересовалась, о том, что я ей говорил насчет возможности родить ребенка. Не успел я ответить, как в разговор вмешалась Тайшор, которая во всеуслышание заявила, будто мама говорила, что детей у грухьен Картил никогда не будет. Тарус дернул молодую аристократку за рукав и что-то быстро-быстро зашептал ей на ухо. Глаза Картил наполнились слезами, но она мужественно переборола в себе это состояние. Думаю, что такая ситуация случалась в ее жизни достаточно часто. Женщины, как и маленькие дети очень жестоки в таких вопросах. Она стремительно вышла на палубу, а я неодобрительно покачал головой глядя на Тайшор. Та и сама уже поняла, что сморозила глупость и бестактность, но слово как воробей, вылетит, не поймаешь. Чтобы сгладить неловкость я предложил всем заканчивать чаепитие и ложиться спать. Посуда и подносы остались на столе, а мы с Тарусом выбрались на палубу, намереваясь спуститься к себе в трюм. Вдалеке, возле левого борта стояла фигура Картил. Я подтолкнул Таруса в направлении спуска в трюм, а сам направился к ней. Та стояла, вцепившись руками в перила ограждения палубы и беззвучно плакал.

— Слушай, грухьен Картил, давай я тебе немного напомню наши приключения. Если ты не забыла, то сначала ты помахала смерти рукой, избежав расправы над тобой глархов, потом еще раз, когда тебя укусил водяной паук. В первый раз, не буду спорить, за тебя положительную роль сыграли некоторые обстоятельства. Ведь не появись я на острове, и все, на острове образовалась бы третья кучка останков человека. Не будь такого удобного места, чтобы обмануть глархов, и они вернулись бы к тебе, предварительно сожрав меня. А вот с пауком, тут немного другая ситуация. Если ты помнишь, то моя кровь остановила действие яда. Саму картину, как действует яд, ты наблюдала прямо здесь, на корабле. Так неужели ты думаешь, что мощная лечебная сила моей крови не справится с такой незначительной проблемой, как восстановление детородной функции у женщины. Уверяю тебя, что ты сможешь забыть и о других заболеваниях, которые у тебя уже были. Даже шрамы, которые у тебя сейчас есть на теле, постепенно начнут рассасываться. Так что подумай о своем поведении и иди ложись спать, а на племянницу не обижайся, дети, они жестоки, просто потому, что не ведают того, о чем говорят. Это со временем они осознают, как были не правы. Так что иди в свою каюту и отдыхай, думаю, что Тайшор сейчас делает вид, что спит.

Картил всхлипнула, но отцепилась от фальшборта и направилась в свою каюту. Я пару раз глубоко вдохнул свежий ночной воздух, проводил взглядом, уходящую Картил, и тоже направился на свое место. Спустившись по лестнице, я прошел мимо спящих матросов и забрался в свой гамак. Только я собрался погрузиться в сон, как сбоку, где спал Тарус, услышал. — Спасибо.

— Да не за что. Ты давай спи, пока есть такая возможность.

Тот понимающе хмыкнул и через пять минут мы спали как младенцы. Утро встретило меня топотом ног по палубе и приглушенными криками. Я открыл глаза и обнаружил, что остался один в трюме. Решил выбираться из гамака и посмотреть, что там за гомон. Оказалось, что ночью судно попало в гущу каких-то водорослей, которые облепили днище и корабль потерял ход. Капитан и матросы сворачивали парус, так как ветер, который ловил развернутый парус, старался перевернуть корабль. Водоросли не давали двигаться, а ветер давил на парус. В общем, парус свернули и теперь раздумывали над тем, как выбраться из этой щекотливой ситуации. Я все это слушал стоя недалеко от разглагольствующей толпы. Самое простое, что приходило на ум, это прогнать под днищем веревку, сдирая налипшие водоросли. Когда я предложил это сделать, то выяснилось, что так никогда не делали. Ползли в ближайший порт и там чистили днище. Да, с такими приливами можно во время отлива выброситься на берег, и за день вычистить днище до блеска, а потом с приливом, опять выйти в море. Но земли поблизости не было, так что мой вариант с веревкой восприняли благосклонно. Учитывая, что судно — парусник, то веревку отыскали достаточно быстро. Завели под форштевень и стали протаскивать, таща ее вдоль бортов, но вот в конце, там, где располагался руль, веревка застряла, видимо она попала в какую-то щель или зацепилась за какой-нибудь крюк. Все усилия вытащить ее ни к чему не приводили. Сильно тянуть боялись, так как можно было повредить рулевую систему. Капитан вовсю чихвостил меня за то, что я подал им такую идею. Я разозлился и наговорил ему кучу всего в ответ, начиная с того, что он безрукий и безголовый, раз позволил кораблю попасть в такую переделку, В общем, наша перепалка чуть не переросла в драку, причем на стороне капитана готова была выступить вся команда. Наконец я не выдержал и сняв с себя верхнюю одежду, от чего у всей команды без исключения, да и у моих спутников, глаза полезли на лоб, так как расцветку шкуры глархов знали многие. Я взял кинжал и головой вперед прыгнул за борт в воду. Та была не совсем прозрачная, может мы ее веревкой перебаламутили, а может, была еще какая причина, но под днище мне пришлось пробираться на ощупь. Обнаружил, что там, где прошла веревка, днище было относительно чистое, а вот и сама веревка обнаружилась. Это было какое-то зеленое бесформенное нечто. Водоросли шевелились как живые, навившись на веревку или вцепившись в деревянное днище корабля. Веревка была слегка приспущена, но возле киля действительно, держалась за что-то. Я перехватил нож поудобнее и принялся расчищать подход к веревке в месте, где она зацепилась. Это заняло минут пять. Сами водоросли были мягкими и не прочными, но большое их количество не давало возможности быстро пробраться вглубь этого зеленого клубка. Наконец я расчистил небольшой участок шириной сантиметров пятьдесят. Я просто резал водоросли и вышвыривал их рукой. Наконец нащупал веревку и стал искать место, где она зацепилась и за что. Оказалось, что киль дал трещину. Вот сюда и вошла веревка, которую сильно зажало дерево. Я, используя кинжал как рычаг, наконец, вытащил застрявшую веревку и заведя ее за место, где обнаружил трещину, отправился на поверхность. Там взобрался по спущенному концу на палубу и описал ситуацию капитану. Тот жевал свои усы, но убрать меня со своих глаз он не мог. Отдав команду матросам, чтобы продолжили тянуть веревку, он удалился к себе в каюту. Матросы дружно поднажали, и вскоре веревка выскочила за кормой корабля. Доложили капитану, оставаться в этих водах не стоило, так что подняли часть парусов, и мы почувствовали, как судно заметно стало набирать ход, правда, руля слушалось плохо, видимо там все было забито водорослями, но нам не нужны были резкие повороты, так что взяв направление на нужный нам порт, судно стало поглощать милю за милей. Ветер был попутный, так что скорость корабля заметно возросла, а еще через два дня на горизонте показалась земля.


7.21. Не званный ужин | Кровь обязывает | 7.23. Возвращение на сушу







Loading...