home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


7.26. Дорогие гости

На острие прибежавшей толпы был вчерашний шаман и старуха. Оба что-то горячо рассказывали гостям. Через пару минут глаза Картил и Тайшор нашли меня и они улыбнулись, как будто только они, из всех гостей, знали какую-то мою тайну. Тоже мне, тайна, да такое сплошь и рядом. Боги же должны изредка напоминать своей пастве о том, что они существуют, просто меня он использовал как своеобразный якорь или маяк. Видимо, я ему виден на фоне всей планеты, вот только как?

Наконец показательные выступления и доклад закончились, и гости направились вглубь деревни. Не знаю вежливо это или нет, но те самые двадцать прибежавших, резво развернулись и бросились в деревню. Может нужно все приготовить для гостей? Я косился на Таруса, тот пропустил гостей и пристроился за ними следом поближе к Тайшор. Меня это полностью устраивало, так что я шел следом за ним. Вся процессия двигалась как-то напряженно, и я тихонько поинтересовался у Таруса, чего это все так насторожены.

— Макс, это один из немногих случаев, когда убитых поднимают через такой длительный срок. В древних трактатах описывается, что воскресший после трех дней может не иметь разума, а быть как дикий хищник. А остановить такого будет очень сложно, разума нет, а звериные инстинкты преобладают и силы в таких существах немерено. Такой многих разорвет, прежде чем его успокоят. Вот шаман со знахаркой и суетятся, воинов в круг поставят, а потом перестанут воскресших дурманом окуривать, те и очнутся. Только чувствую я, что все нормально будет. Брата ощущаю как живого и разумного, все же мы с ним близнецы. Так что все нормально будет.

Он подмигнул мне и, поправив саблю на боку, ускорил шаг, чтобы догнать ушедшую вперед процессию. Все же он до сих пор работал на маленькую Тайшор, а ситуация могла выйти из-под контроля. В брате он был уверен, но был еще и второй убитый, который был оживлен одновременно с братом, так что вероятность неблагоприятного стечения обстоятельств оставалась. Все члены многолюдной процессии шагали одной группой и в то же время были разделены на два лагеря, это бросалось в глаза любому, кто наблюдал за процессией со стороны. Наконец мы добрались до центрального здания деревни. По-моему того самого, куда юркнула старуха, когда мы с ней покинули хранилище тел. Хижина была окружена плотным кольцом воинов, держащих копья с широкой поперечной полосой, приделанной рядом с наконечником копья. Видимо, чтобы тело противника не могло полностью одеться на копье и добраться до держащего его воина. Да, серьезные приготовления. Мне было бы проще сходить одному, и если что-то пошло бы не так, то просто прикончить бедолагу, чтобы не мучился.

Мы приблизились и встали непосредственно за воинами с копьями. Шаман со старухой вошли в круг и стали озираться, кого-то ища глазами. Тарус подтолкнул меня, мол, иди, пришла твоя очередь завершить начатое. Я тихо спросил, что нужно делать? Тарус только пожал плечами, и мне пришлось протискиваться через строй воинов. Подойдя к старухе, я замер, не зная, что мне делать. На себе ощущал взгляды множества глаз. Наконец четыре воина вынесли из хижины два тела и, оставив на траве, быстро, чуть ли не бегом, отошли за защитный строй воинов. Старуха, пошептавшись с шаманом, быстро подошла к телам и, вытащив из носа каждого своеобразные затычки из травы, тоже очень быстро, подхватив шамана, проковыляла за заграждение. Я остался один на один с двумя телами, которые вот-вот должны были прийти в себя.

Следовало как-то контролировать ситуацию, поэтому я не выпускал тела из вида. Внезапно у первого тела резко распахнулись глаза и он, схватившись за голову, дико закричал. Это продолжалось секунды три, а потом, сделав глубокий вдох, он успокоился и стал руками разминать шею. Я-то помнил, что это место у него и пострадало, поэтому не торопился, а ждал, когда он придет в себя окончательно. Судя по всем симптомам, это брат Таруса. Наконец его взгляд сфокусировался на мне, и он поинтересовался, кто я такой и почему на мне его одежда и сабля. Вот ведь глазастый, хотя многие народности так расшивают одежду, что там может быть что-нибудь написано так, что не посвященный в какие-то тайны нации, ничего не увидит. Как бы там ни было, а диалог у нас протекал нормально. Я вкратце объяснил, что нашел его тело и позаимствовал одежду, так как сам был практически гол. Наконец он обвел взглядом окружавших нас людей и, найдя брата, приветливо помахал тому рукой. В ответ, со стороны расположившейся знати раздалось нестройное, «слава богу, хоть один очнулся», но все явно ждали, когда очнется второй участник нашего шоу. Похоже, что все высокопоставленные зрители приехали сюда ради него. Я отправил первого воскресшего к брату. Меня поразило, что воины, обеспечивающие оцепление меня с телами, спокойно пропустили его мимо себя. Значит, он вполне адекватен и мне остается только дождаться, когда очнется второй. Тот приходить в себя не торопился. Я вспомнил, что он воскрес минут через пятнадцать после первого, так что и сейчас интервал должен был бы быть таким же. Если принять во внимание, что второй амулет я нашел не менее, чем через сорок, шестьдесят минут после первого, то при воскрешении это время не учитывалось. Прошло только то время, какое потребовалось, чтобы одеть второй амулет на шею второго тела, после первого, а это именно пятнадцать, двадцать минут.

Большая часть времени этого интервала уже прошла, так что сейчас мы получим или монстра или нормального человека. Следовало приготовиться к худшему варианту, думаю, что саблю применять не буду, достаточно и ментального воздействия, а если не поможет, то есть еще кольцо силы, которое просто разрежет то тело, которое бросится на меня.

Наконец у второго тела появились признаки пробуждения. Оно, дико заорав, стало отбиваться руками от чего-то, а затем просто затихло. Так второй воскресший лежал минуты две-три, а потом встал и стал себя ощупывать. Вот тебе и две различные реакции на свою смерть, правда и смерть у них была разная. Пока мой подопечный ощупывал себя, я разглядывал его. По первому телу я не сразу заметил, как оно преображалось. У этого все это было очень наглядно, и не удивительно. Исходные тела были похожи друг на друга, а вот конечные продукты очень сильно отличались между собой. Все они были разной комплекции. Охранник был высоким, мускулистым мужчиной, этот же скорее напоминал угловатого подростка. Лицо пока еще не оформилось, но уже угадывалось, что он будет красивым молодым человеком. Теперь стало заметно, что балахон ему совершенно не подходит. Брат Таруса, даже в балахоне выглядел гармонично, а у этого чувствовалось, нужно сменить одежду. Я прокашлялся и предложил тому отыскать знакомые лица в толпе за кольцом охраны. Тот повернул голову и приветливо помахал кому-то рукой. Раздался вздох облегчения и в толпе завизжала от радости Тайшор. Она подпрыгивала, размахивая руками, чтобы привлечь его внимание. Я предложил второму воскресшему отправиться к Тайшор, а то она очень переволновалась. Тот кивнул мне с несколько надменным видом и направился к кольцу охраны. Те молча расступились и буквально через пару десятков секунд у него на шее повисла наша Тайшор. Охранное кольцо мгновенно распалось, копья были подняты вверх и воины стали расходится по деревне. Я пока оставался на месте, так как не знал, куда мне следует отправиться. Тарус с братом исчезли, старуха с шаманом тоже, а со вторым воскресшим происходило что-то непонятное. Его окружила большая толпа приехавших гостей и я его практически не видел.


7.25. Деревня | Кровь обязывает | 7.27. Обо мне вспомнили







Loading...