home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8.17. Попытка примирить два ведомства

Пока ехали до их управления, парни немного расслабились, я не проявлял агрессии, как мог, поддерживал разговор ни о чем. Словесный понос, который пер из парней, объяснялся их сильным возбуждением. Все-таки они не могли не догадываться, что это я уложил всю группу. Правильно, а руководителям нужно было лучше ознакомиться с моим досье, все же я уже не первый раз так разбираюсь с вооруженными группами, и не всегда безобидно. В этот раз почти любовная сцена получилась, всего один бронежилет на портянки пустят. Внезапно у меня зазвонил мой сотовый, я вопросительно взглянул на моих конвоиров, те утвердительно кивнули головой, но приложили палец к губам, мол, не рассказывай, кто мы и что сейчас происходит. Я вытащил телефон, оказалось, что это Наталья. Я на сотке включил громкую связь и спросил, в чем дело, оказалось, что одного бойца мы забыли, он сунулся к Мексу, вот мы его и прозевали, Мекс его под себя подмял и держит, а боец спит. Я перевел взгляд на своих конвоиров. У тех на лицах был написан конфуз, как так, проворонили своего товарища, но решать что-то нужно было. Водитель не выдержал и предложил бойца обыскать и забрать у него все оружие, чтобы делов не натворил, а как только все успокоится, они за ним приедут. Я переспросил у Натальи, слышала ли она то, что прозвучало. Наталья подтвердила, что слышала, но вот к бойцу подойти боится, вдруг он соскочит. Тогда я предложил подключить к этому делу Авдотью, та бабка боевая, вмиг все исполнит в лучшем виде, но тут вмешался второй конвоир, его беспокоило оставленное без присмотра оружие. Я предложил бойца вытащить в дом, а оружие оставить под присмотром того животного, которое сейчас и охраняет бойца.

Оно очень похоже на того, которое в прошлый раз бросилось на нас.

Так это вы в него стреляли?

Нет, я не стрелял, но шел в группе, оно тогда троих сильно порвало, вот все и начали палить, пока оно не упало. Оно что, нашего сожрет?

Ты думай, что говоришь, как это мой охранник может сожрать взрослого мужчину? Он его просто будет держать, пока я не прикажу отпустить. Ладно, так вы не договоритесь, да и у девчонки единицы на сотке кончатся. Наталья, слушай сюда, сейчас Мекс перетащит парня в мою комнату и оставит там, а сам вернется к оставленному оружию и будет нас ждать, как только за парнем приедут, он уйдет, а оружие они пусть сами забирают, вы его только с парня снимите. Все, давай, действуй.

Я повернулся к парням и, подмигнув, предложил им не заморачиваться, бабка Авдотья все сделает в лучшем виде, боец очнется в нормальных, человеческих условиях, а не под зверюгой, у которого слюна с клыков падает прямо на молодое мужское тело. Парней аж передернуло, видно Мекс в прошлый раз дал им прикурить. Пока разбирались с потерянным бойцом, машина подъехала к тяжелым воротам. Они стали открываться, как только машина подъехала к ним вплотную. Вот, наконец, мы въехали внутрь и машина остановилась. Из дверей выбежала пара бойцов и устремилась к нам. Дверь открылась, и я выбрался из машины, за мной вылез и мой конвоир. Так, вчетвером мы и направились по незнакомым коридорам соседнего с нами ведомства. Руки мне никто наручниками не сковывал, да и за спину не предложили их заложить. Шли долго, пока, наконец, не остановились перед высокой дверью, мои конвоиры доложили, что арестованный доставлен и передали меня с рук на руки следователю. Дверь за моей спиной закрылась, и меня пригласили присаживаться за стол.

Напротив меня сидел пожилой мужчина в рубашке и без галстука. Я ожидал увидеть какого-нибудь офицера, а этот был какой-то простой мужик, с которым я скорее столкнулся бы в пивнушке, чем в таком, вызывающем настороженность, учреждении.

Здравствуйте, меня зовут Евгений Александрович, а вы, Максим Зверев, я ничего не путаю? Претензий к нам, по вашему аресту, у вас нет?

Да что вы, какие претензии, все было так мило.

То есть сам арест не вызвал вашего недоумения? Вы были готовы к такому повороту дела?

Что вы, милейший Евгений Александрович, ходите все вокруг да около, давайте начистоту. Ваше ведомство арестовало весь руководящий состав нашей группы. Не забывайте, что я живу через забор от моего непосредственного начальника, так что я уже в курсе. Ваши бойцы даже умудрились ранить моего охранника, который только похож на собаку или крупного кота, так что об аресте наслышан. Ну а теперь и сам здесь у вас.

Так вашу собаку, в смысле кота, в смысле охранника не убили? А мне доложили, что он не дышал, когда группа проверяла его состояние. Нам пришлось применить оружие, так как он набросился на бойцов нашей группы. Трое в больнице.

Ну, а что вы хотите от охранника периметра, я удивляюсь, как он всю группу не положил, ведь натаскан как раз на такие вещи. Видимо с первого выстрела попали, хотя, от очереди из автомата, да еще в умелых руках, трудно увернуться. Так что считайте, что вам повезло.

Лицо следователя вытянулось, он и не ожидал, что я так охотно подключусь к разговору, да и услышать, что они могли потерять всю группу, заставило его слегка нервничать. Это был «добрый» следователь, к которому я должен был потянуться всеми фибрами своей души, после встречи со «злым» следователем. Я сейчас мог получить всю информацию по этому делу из головы моего оппонента, но пока не торопил события, это мы всегда успеем сделать. Тем временем следователь достал папку с материалами, пытаясь потянуть время и успокоиться, все-таки он должен играть доброго дяденьку. Открыв папку, он начал читать мне выдержки из дела, которые я и так знал. Я кивал головой, поощряя его выкладывать имеющиеся у него данные. Когда он закончил я, сделав невинные глаза, поинтересовался, а что он от меня-то хочет, да и для чего нужна была такая операция со стрельбой и случайными жертвами. Можно было просто прислать повестку или вызвать меня по телефону, я ведь ни от кого не скрываюсь, да и мое непосредственное и вышестоящее начальство тоже. Инициатива уплывала у него из рук, поэтому он обменялся взглядом с зеркалом, висящим на стене. За зеркалом, в соседней комнате было четыре ауры. Все четыре я раньше не встречал.

Мой следователь встал из-за стола и вышел в коридор, пройдя по нему, он вошел в соседнюю комнату и там стал общаться с одной из аур. Прекрасно, теперь я знаю, кто второй следователь. Диалог занял минут пятнадцать, теперь ко мне направилась вторая аура. Что же, выслушаем, так сказать, альтернативный вариант. Вся их информация на уровне домыслов, мое появление через портал они не видели, а все остальное только слова.

Этот следователь ворвался в кабинет, как фурия, он сразу же напустился на меня, что я, такой сякой, расстроил Евгения Александровича, так что ему пришлось подменить следователя, и он выбьет из меня всю правду. Представляться, видимо, не входило в его сценарий, так что он минут пять запугивал меня всевозможными кознями и мне лучше всего чистосердечно во всем признаться.

Коллега, а вы не находите что, чтобы признаваться в чем-то, нужно хотя бы знать, в чем. Да и невоспитанный вы какой-то, даже не представились. Что-то случилось с вашими офицерами, после разговора со мной, так я-то тут причем? Вы отправили их на задание с каким-то штатским, очень подозрительная личность вместе со своим секретарем, я вам скажу. Штатский с секретарем вели себя нагло, если не сказать больше, а вот ваши люди производили впечатление каких-то безвольных субъектов. Я их вначале за каких-то штабных крыс принял. А потом, что вы желаете услышать, информацию о секретном объекте, по которому мы давали подписку о неразглашении? Ваши люди проникли на подведомственный нам секретный объект, притащили каких-то подозрительных штатских, или наоборот, но не суть важно. Ни пропусков, ни согласований. Вы в курсе, что ваши люди, я имею в виду, взвод охраны, полностью переходят к нам.

Да, вот о них я тоже хотел бы поговорить, мы допрашивали их, но как только разговор заходит об объекте, они не могут ничего конкретного сказать, как будто не помнят.

Правильно, Макс, а ты что хотел, чтобы я оставила бесконтрольным один из проходов в мир, где расположен вход ко мне. Сам понимаешь, я перестраховываюсь.

Что это вы Максим, застыли, как будто отрешились от всего?

Да вот, задумался, кто же это затеял такую игру с нашим объектом? Понимаете, информация от нас, я имею ввиду отчеты, уходит на самый верх, минуя все промежуточные службы. Получается, что утечка идет оттуда, так как в сотрудниках нашего подразделения я уверен на все сто.

Я бы не был так уверен в других людях. Вы же знаете поговорку, чужая душа потемки.

Видите ли, нас проверяет специальный прибор (Извини Библиотека, это я о тебе), но так, что для сотрудников это незаметно и если, что-то будет выявлено, то такой человек забудет все, что он видел на этом объекте вот, кстати, не исключено, что ваши люди попали под действие этого прибора.

Вы хотите нас уверить, что без вашего присутствия прибор сотрет из памяти нашего человека всю информацию об объекте, даже если им никто не управляет.

Конечно, (Библиотека, сделаешь?) только осторожнее, выберите какого-нибудь сотрудника попроще, все же я не могу дать гарантию на то, что я не создавал. (Ну, ты Макс и аферист, не зря Елена так тебя называла, но все будет в лучшем виде, я позабочусь о спецэффектах.)

Следователь, который так и не представился, отправил меня в камеру, а сам, видимо, решил проверить мои слова на своем человеке. Что же, скатертью дорожка, Библиотека сама знает, как тебя напугать, а заодно, реабилитировать нас.


8.16. Любитель женского тела | Кровь обязывает | 8.18. И все же, примирение возможно







Loading...