home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8.18. И все же, примирение возможно

В камере делать было нечего, так что я связался с Мексом и поинтересовался, избавили ли бойца от оружия? Ответ прозвучал утвердительно, тогда я попросил перенести его в мою комнату, а самому вернуться и охранять оружие, которое сняли с этого бойца. Мекс пообещал все выполнить. Думаю, что теперь все начнет нормализовываться, через некоторое время вернется пробный экземпляр, какие уж эффекты придумает Библиотека можно только гадать, но то, что она, что-нибудь придумает, это можно даже не сомневаться. Парня, посланного на заклание, скорее всего спишут, так что будем ждать развития событий.

Утром со мной связался Мекс, оказалось, что кто-то стоит перед ним, страшно боится, но просит отдать оружие, что сняли с воина. Я поинтересовался, кто это такой пришел, Мекс сбросил мне статичную картинку. Кто бы удивлялся, водитель, собственной персоной, а на заднем плане тот боец, которого давеча подмял под себя Мекс. Я дал добро на то, чтобы вернуть оружие и Мекс отключился. Раз уже утро, то я связался с Михалычем, обрисовал ему картину и предложил держаться моей версии, если с проверкой все пройдет, как нужно, то они нас вынуждены будут отпустить. Мы в своем праве, так как они заявились на наш объект без каких-либо разрешений. Михалыч посетовал, что мол, жалко, с куратором связаться нельзя, а то мы бы все придерживались одной и той же версии.

Я для себя прикинул, что найти подопытного много времени не займет но, думаю, они еще раз проведут допрос с куратором. Нужно срочно связаться с ним до того, как его потащат на допрос. Мекс! Мне может помочь только Мекс, Я еще раз связался с Мексом, обрисовал ему общую картину и попросил помощи. Через пару секунд Мекс был в моей камере. Мы настроились на куратора, так как Мекс пару раз общался с ним, так что слепок его ауры был известен Мексу. Мы с моим Мексом появились у куратора чуть ли не быстрее, чем я подумал об этом. Разговор много времени не занял, так что мой план немного взбодрил куратора. Договорились, что о самом приборе и его назначении, мы только догадываемся, его ставили наши предшественники. Мы же несколько раз зафиксировали результаты его проявления. Позже приспособились, так что обходилось без эксцессов. Их сотрудники, вместе с их нанимателем, попали под действие этого прибора, так как подходили близко к охраняемой зоне. Наши показания по прибору расходятся, потому, что мы сами не знаем, что это такое. Согласовав все с куратором, я вернулся в свою камеру и вовремя, в дверях кто-то завозился, или еду принесли, или на допрос. Допроса я не боялся, теперь я понимал магнатов и олигархов, которые нагло вели себя, что при задержании, что на допросах, что на суде. Когда чувствуешь за спиной силу, то это придает уверенность.

Дверь с легким скрипом открылась, и в дверном проеме нарисовался охранник с конвоем. Я встал с койки, куда уселся буквально полминуты назад, когда меня вернул Мекс. Раздалась команда «на выход» и в сопровождении конвоя, я поплелся к следователю. Похоже, сейчас начался допрос по-настоящему. Начали с самого нижестоящего члена нашей команды, чтобы потом прижать неприятными вопросами мое вышестоящее начальство. Уже подходя к кабинету следователя мне пришло в голову, что ведь я еще не знаю, что выкинет Библиотека с подсунутым ей подопытным. Думаю, что она не будет закреплять у него эффект надолго. Нам важно убедить удерживающих нас людей в том, что мы к этому не причастны.

Меня ввели в кабинет и оставили со следователем один на один. Я ждал, что мне предложат присесть, но следователь о чем-то задумался, а может, так было задумано. Это был мой «добрый» следователь. Ждать, когда в нем проснется гостеприимство, не стоило, поэтому я прошел к столу и сел на приставленный стул.

Максим, я знаю, что вы меня обманываете, доказать не могу, но я чувствую, что это так. Наш человек попал под действие «прибора» как вы говорите. Сейчас он рассказывает нам какую-то околесицу. Вместо того, чтобы описать помещение, в котором находится ваш объект, он стал описывать свою детскую, в которой он прожил первые три месяца своей жизни. Вы понимаете, ТРИ МЕСЯЦА! Что он тогда мог понимать? Но описал очень точно, вплоть до мельчайших деталей. Мы долго устанавливали, кто бы мог подтвердить эту информацию, пока не обратили внимание на наличие множества детских вещей и предметов. Тогда мы вынуждены были подключить к этому делу его мать, и она подтвердила, что это действительно была его комната в первые три месяца после его рождения. А теперь я хотел бы услышать, почему вы так над нами издеваетесь.

Ну, тут все очень легко объяснить, ведь прибор не стал стирать всю его память, а оставил только яркие детские воспоминания, когда мозг был еще чистый и не загаженный всякими ненужными воспоминаниями. Со временем у него должно все нормализоваться, во всяком случае, память опять начнет работать как надо. Мне кажется, что если не сопротивляться прибору, то последствия исчезают гораздо быстрее, а вот если ты сопротивляешься и заряжен на агрессию, то можно получить и устойчивое состояние типичного идиота. Срок, извините, сообщить не могу, так как у нас прецедентов не было, а вот ваши сотрудники или их наниматели, по-моему, отгребли по полной.

Вы мне зубы не заговаривайте, я чувствую, что ваши уши торчат из всех щелей этого проекта, и вы мне кажетесь самым подозрительным из всей вашей троицы.

Спасибо конечно, за такую лестную оценку моих скромных способностей. Я не спорю, сам участвовал в некоторых экспериментах. Вы же допросили наших бойцов, они ведь вам подтвердили, что я появлялся на этом объекте, так что да, мои уши там были вместе с остальными частями моего тела, а вот какого черта там появились ваши люди, да еще с посторонними, непонятно.

Да, боже мой, какое вам дело до наших людей?

Вы бы поосторожнее поминали всуе Господа нашего, он ведь может и наказать, или просто даст вам подзатыльник, да и все.

В это время волосы на затылке следователя подлетели над его лысиной, и послышался характерный звук шлепка. Мысленно я поблагодарил бога, но посоветовал ему не отвлекаться на меня, так как у него есть более глобальные проблемы. Пока я отстраненно транслировал богу свои мысли, следователь как-то сжался, стал меньше ростом, что ли?

Максим, так я и думал, вы обладаете гипнозом. Зачем вы заставили меня поверить, что я получил подзатыльник?

Ну, здесь все достаточно просто. Вы желаете свалить свою вину на кого угодно, только не на себя. Нужно уметь принимать удары судьбы достойно. Я же вас предупредил, что всуе не следует поминать бога. А проверить, был ли это гипноз или реальный факт можно, прокрутив видеозапись вон с той камеры, она хоть и удачно спрятана, но ее главное достоинство, она беспристрастно фиксирует все, что происходит в этом кабинете. Если убедитесь, что я этого не делал, то, я вас прошу, не нужно бежать в церковь и ставить свечи. Вы, мне кажется, вообще не способны быть истинно верующим. Не обижайтесь, это правда. Ваш скептический склад ума не позволит вам отдаться чувству веры, вы все испортите. Примите произошедшее в этом кабинете, как один из запутанных эпизодов своей жизни и все. Можно, конечно, подключить экспертов, затратить огромные деньги на просмотр этой записи покадрово, но уверяю вас, вы ничего не найдете. Считайте, что бог действительно, коснулся вас своей дланью, ну, подумаешь, получился подзатыльник, ну так я вам уже озвучил, отчего это могло произойти.

Хватит, такое впечатление, что это не я веду допрос, а вы. Прекратите паясничать! В камеру его!

Дверь открылась, и к нам на огонек заглянули мои конвоиры. Мне пришлось встать и попрощаться с таким милым следователем. Дорога до камеры показалась мне чересчур короткой. Что значит возвращаться домой. Ну, может не домой, но в свою временную норку. Сейчас будет показательное погружение в сон дня на два.


8.17. Попытка примирить два ведомства | Кровь обязывает | 8.19. Вызов







Loading...