home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2.5. Из огня, да в полымя

Вот уже все заканчивается, вроде, сегодня улетаю. Прошло всего три дня, как получил путевку и билет в Турцию, а такое впечатление, что прошла целая вечность. Конечно, все время был как на иголках, ведь неизвестно, что придумает тот, у кого я утащил из-под носа прораба, да и наших парней. В аэропорт постарался прийти прямо ко времени регистрации, все же до сих пор боялся, что за мной идет охота. Встав за очередным туристом начал продвигаться к стойкам регистрации, цепочка пассажиров двигалась медленно, а я все время озирался, опасаясь нападения. Вот подошла моя очередь. Зарегистрировал билет и ручную кладь, больше у меня ничего не было. Теперь главное, пройти таможню. Если организовали облаву, то будут брать при пересечении границы. Опять пристроился в очередь и стал медленно продвигаться к окошку таможенного контроля. Вот и таможня уже рядом. До этого места все суетились, дети плакали. А здесь, на границе, стояла тишина. Вроде и путевку брал, горящую, так ведь и у меня горит, правда земля под ногами, и времени прошло, не так много, может, не успели еще организовать облаву. Если тот страж закона подключил свою структуру, то мне придется очень тяжело. Ну, все, вот и подошла моя очередь, стал распространять вокруг себя флюиды спокойствия и умиротворенности. Девушка-пограничник, лишь мельком взглянув в мои документы, поставила штамп и все, граница открыта. За вещи я не беспокоился. Диск с ноутбука снял и положил в пространственный карман, туда же положил и кольца. Неизвестно, как поведет себя, на металл детекторе, металл, находящийся в пространственном кармане, а его там немало. Но, даже если металл детектор отреагирует, то найти на мне металлические вещи таможенники не смогут, хоть до трусов раздевай да просвечивай.

Просочились в накопитель. Здесь народ уже расслабился. Дети принялись играть, а взрослые расселись на креслах. Курильщики потянулись в специально оборудованную комнату для курения. Она была прозрачной, и в ней стояли клубы дыма. Странно, что люди сознательно вдыхают в себя такую гадость. Может эту комнату специально такой и делают, чтобы люди видели все так сказать воочию.

Потянулись минуты ожидания. Я все еще сидел, как на иголках. Не смогу успокоиться, пока не взлетим, все же ощущать себя загнанным зверем очень тяжело, в моральном плане. Наконец прозвучало приглашение на посадку. Все пассажиры нашего рейса потянулись к очередной проверке. Опять прошел через металл детектор, теперь уже уверенней, и выбрался в узкий коридор, который тянулся, извиваясь, куда-то вдаль. Народ двигался по этому коридору сплошным потоком. Поддавшись стадному чувству, я шел за пассажирами, идущими впереди. Неожиданно почувствовал, что пол подо мной слегка раскачивается, значит это переходной шлюз. Так незаметно я и вошел в салон самолета. Нас приветствовали бортпроводницы, у которых на лицах застыли дежурные улыбки. Посмотрев в билет, они указывали нам, в какую сторону салона идти.

Еще немного мучений, и все, уже сижу на своем месте, пристегиваться не стал, может, придется вставать и пропускать моих соседей. Мое кресло было крайним к проходу, так что я два раза был вынужден подниматься и пропускать тех, кто летел в соседних со мной креслах. Пассажиры, экипаж, бортпроводницы, ручная кладь. Все суетятся, проход в самолете узкий, а наши люди широкие. Выяснилось, что самолет от иностранной авиакомпании, так что экипаж не говорит по-русски. Все такие чопорные, явно, Европа. Зазвучало приветствие из динамиков, в проход салона вышли две бортпроводницы, и началась пантомима. Это они объясняли, как, что и где, на случай если произойдет авария. Правда я так и не понял, зачем нам надувные жилеты, мы же летим над материком. Мое место было ближе к хвосту, и у нас в салоне работала совсем еще девчонка, наверное, сразу после школы. Я даже удивился, как эту молоденькую девушку могли взять на такую ответственную работу. Может по блату? Пока она отвлеклась на выполнение стандартного ритуала любой авиакомпании, я воспользовался тем, что мозг ее был занят выполнением заученных движений, подключился к ее речевому центру ментально, и скачал знание языка, благо уже знал, где он находится. А самолет тем временем выруливал на взлетно-посадочную полосу. Все, меня теперь не возьмешь. Хотя, могут встретить и по приземлению. Только, наверное, это сложнее. Ведь на меня тогда надо объявлять международный розыск, а обоснования то и нет. С другой стороны, кто мешает им его сфабриковать, но на это нужно время, вот на него я и рассчитывал.

Самолет разогнавшись, грузно оторвался от земли и стал набирать высоту. Стюардессы принялись разносить конфеты и воду, в общем, для них началась привычная работа. Где-то горели сигналы вызова бортпроводницы. Я же, закрыв глаза, погрузился в сон. Последние три дня ночевать пришлось в ужасных условиях, я перебрался поближе к аэропорту, но вот то, что творилась на чердаках в старых домах, нисколько не способствовало улучшению моего настроения. Никакого изменение давления в ушах при взлете, я не ощущал, видимо, Молния, когда подстраивала мой костяк под драконий, изменила не только кости, но и еще что-то в моем организме. Разбудил меня толчок в плечо. Открыв глаза, увидел, что бортпроводницы разносят обед. Выровнял кресло, установил столик и стал ждать. Контейнер с едой медленно продвигался по проходу в мою сторону, гипнотизируя своими блестящими боками. Обед был вкусным и я, с удовольствием, слопал все, что было на подносе. Девчонки собрали посуду, самолет опять начал погружаться в полумрак. Я, как и все, убрал столик и уже собрался снова на боковую, как вдруг ощутил прокол пространства. При моих прошлых переходах мой организм ясно запомнил эти ощущения. Что же послужило катализатором перехода, не я ли?

Между тем звук турбин самолета смолк, самолет явно накренился и, набирая скорость, понесся к земле. Стюардесса смотрела на нас и не знала что делать. Потом ее осенило, и она кинулась в перегородку между салонами где, не задергивая шторки начала что-то лопотать в микрофон. По своему опыту знал, что наша электроника в другом мире не работает. С кем она переговаривалась, было не понятно, но звуков из динамика слышно не было. Ожидалось что-нибудь типа «Дамы и господа, наш самолет потерпел аварию над Атлантическим океаном, посмотрите в левые иллюминаторы, видите, это горит левый двигатель, а теперь посмотрите в правые иллюминаторы. Видите, и этот горит. А теперь обратите внимание вниз, видите эти три купола, это наш экипаж прощается с вами. А теперь, адью, с вами говорил автопилот». С нами даже автопилот не говорил. Да это и понятно, ведь при моем первом переходе, электроника наотрез отказалась работать в чужом мире.

Все, надо что-то делать. Выскочил из кресла и бегом бросился к стюардессе. Схватил ее за плечо и проорал ей — Быстро отведи меня к командиру. Если успеем, то спасемся. — И подталкивая ее, направился к кабине. Она вызвала из кабины бортинженера, командир был занят, он старался спасти положение, пытаясь управлять самолетом. Я начал объяснять бортинженеру, что их попытки ни к чему не приведут. Он, не слушая меня, пытался объяснить мне, что экипаж делает все возможное, чтобы спасти самолет. В целом мы пришли к тому, что самолет падает. Электроника на борту не работает. Это я и без них знаю. Я же пытался объяснить им со стюардессой, что мне нужно выбраться наружу. Втолковывал, что у меня есть большой дельтаплан, и что я могу поддержать, какое то время, самолет в воздухе, и постараюсь посадить его, если найду место. Все объяснения потом. Попытались препираться. Я рявкнул на них, напустив чувство страха и в ментале требуя от них согласия, и нажал на то, что дело решают минуты. Если я не успею подхватить зацепами самолет, то он разобьется. В общем, победила дружба. Стюардесса бегом потащила меня обратно в хвост самолета и, откинув потолочную фальшь панель, показала на лючок с приспособлением для открытия его вручную. Надев на себя свой рюкзак, пусть думают, что у меня там дельтаплан, да и терять свои вещи, если не догоню самолет, не хочется. Нацепил все необходимые кольца, скинул кроссовки и, затолкав их в рюкзак, начал открывать люк. Сразу ворвался встречный ветер такой мощности, что мне пришлось напрячь все свои силы, чтобы выбраться из люка. Меня отбросило на хвост, но кольцо защитило, и я, распахнув крылья, бросился догонять самолет. Оказывается, догнать самолет, это та еще проблема. Но, наконец, мне удалось его настичь и, преобразовав пальцы ног в когти, схватился за верхнюю часть самолета, на уровне его крыльев. Вроде там должен находиться центр тяжести. Мои когти проткнули алюминиевую обшивку самолета как бумагу. Нащупав какие-то ребра жесткости, ухватился за них. Ощутил огромный вес самолета и, не раздумывая, включил амулет уменьшения веса. Амулет заработал и я, почувствовав значительную потерю веса самолета. Маневрируя крыльями, выровнял полет той махины, что была сейчас подо мной. Больше всего боялся, что обшивка самолета не выдержит собственного веса машины. Все же дюралюминий, не самый прочный металл.


2.4. Спасатели, вперед! | Кровь обязывает | 2.6. Кукурузник, на посадку!







Loading...