home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2.12. Домой

Утром вышли чуть свет, все перекусили сухим пайком и тронулись в путь. Колонна растянулась по горной тропе. Самые нетерпеливые рвались вперед. Мы их предупреждали, что в туннель войдем все вместе, но управлять ими становилось все труднее и труднее. Когда остановились на отдых, я решился и рассказал им об обитателях пещеры. Не о драконах, а о гайшинах, которые могут обглодать человека, за пару минут, и что если кто-то сунется в пещеру без меня, то его ждет мучительная смерть.

Так двигаясь не торопясь, все же было много стариков и детей, мы добрались до расщелины в скале. Идти оставалось от силы часа полтора, но уже смеркалось. Я спросил у людей, что нам лучше сделать, остановиться на ночь здесь и утром пройти туннелем, или двигаемся сейчас. Все требовали продолжать движение и мы, образовав цепочку, и связавшись друг с другом чем можно, вошли в пещеру. Как я и просил, никто свет не зажигал. Идти было не сложно, под ногами песчаное дно бывшей речки, и только изредка из песка торчат камни… Люди друг друга предупреждали, когда нужно было сделать поворот или встречалось незначительное препятствие на полу. Так негромко бормоча, мы длинной змеей продвигались по пещере в полнейшей темноте. Вскоре пришлось перебираться через первый обвал. Здесь уже было сложнее, но благодаря нашей связке, все перебрались через это препятствие без потерь. У людей накапливался опыт движения в таких условиях, так что скоро мы добрались до места открытия портала. Остановив людей, я начал прорисовывать контуры двери для открытия прохода. Последними штрихами я обозначил арку портала, и та засветилась в темноте. Толкнул дверь и, убедившись, что опять вижу подвал жилого дома, отправил туда первыми Кэпа и бортинженера. Те прошли в арку, и скоро оттуда послышалось, что мы точно на Земле. Так как все, что они видят в проложенных коммуникациях им знакомо, единственное, это то, что дверь подвала заперта снаружи. Я успокоил их, так как это была самая мелкая из проблем. Пропустив всех в арку, я шагнул за ними последним и портал за спиной схлопнулся. Пробравшись к двери, обнаружил, что она закрыта на обычный навесной замок. Сама дверь сделана из арматуры в виде решетки. Подав на указательный палец немного энергии, я разрезал замок пополам, и мы выбрались из подвала. Выйдя всей толпой из подъезда, мы расположились во дворе моего дома. Люди смотрели на нас с удивлением. Хорошо, что уже смеркалось, а то вид у нас был, мягко говоря, не очень. Предупредив всех чтобы не расходились, а мы попытаемся связаться со службами аэропорта и компании, которая нас перевозила, я повел Кэпа в свою квартиру. Открыв замок, с настороженностью, вошел в коридор. Вроде никого. Тогда, включив свет, показал Кэпу на телефон и закрыл за нами дверь. Кэп начал набирать номер, а я прошел в комнату. Привычным движением включил свет, и тут увидел наведенные на меня автоматы, сзади щелкнул замок и в комнату, пятясь, вошел Кэп с поднятыми руками, а за ним еще один автоматчик. Нас оттеснили в угол. Из кресла поднялся, неприятного вида мужичок, и сообщил мне, что я арестован по подозрению в ограблении дома заместителя прокурора.

Тогда я улыбнулся и встречно поинтересовался, где у него ордер на обыск в доме и мой арест, а так же понятые. Ведь мой дом вскрыт незаконно, и скорее всего, пропали все ценные вещи и документы.

— Умный, да?! — Ощерился этот начальник. Вот мы тебе сейчас организуем прессинг, а потом ты попытаешься доказать, что это мы были в твоем доме.

— Да легко! Вот и мой свидетель подтвердит в суде, что группа вооруженных сотрудников правоохранительных органов, незаконно взломала дверь в частную собственность, угрожали нам оружием и… мне дальше продолжать?

— Да мы вас обоих так обработаем, что мама родная не узнает.

— Ну, меня вы, допустим, попытаетесь обработать, как вы говорите, а вот с товарищем, боюсь, у вас ничего не получится. Во-первых, у него есть двести пятьдесят три свидетеля, что он пошел со мной, в мою квартиру, позвонить в представительство компании, которую он представляет, во-вторых, он является гражданином другой страны, и в третьих, я вам просто не позволю это с нами сделать. — И скомандовал по-английски. — Кэп, быстро ко мне за спину.

Тот безоговорочно юркнул за меня. Все-таки больше десяти дней в пустыне приучили его безоговорочно доверять мне. Солдаты подняли оружие.

— Ну, что, будем расходиться миром, или вы предпочитаете войну? Вы парни не бойтесь, убивать никого не буду, даже если стрелять начнете, вы люди подневольные, присяга и прочее. А вот, представителя заказчика, могу сделать идиотом, организовать инсульт, парализовать на всю оставшуюся жизнь, да много чего могу. Вот и хочу услышать, что вы мне предложите. На меня у вас ничего нет. Потому, что вы, выбивали сведения из рабочих нашей бригады, а я там был один, не примкнул ни к одной из группировок, вот крайним и оказался. А, что касается вашего заместителя прокурора, если он не засунет свои амбиции себе, сами знаете куда, то тогда я, действительно приду к нему в гости. А теперь, чтобы не доводить до крайности, предлагаю следующее, вы выходите, садитесь по машинам и уезжаете на доклад к начальству. Мы занимаемся своими делами. Все, даю на размышление одну минуту.

Я замолчал и стал ждать. Если они уйдут, то разборки откладываются на неопределенный срок, а там, либо ишак заговорит, либо падишах помрет. А вот если начнут атаку, то тогда, после того, как придут в себя, попытаются организовать международный розыск или в дело вступят киллеры.

Первыми нервы не выдержали у начальника. — Убить его! — заорал он фальцетом.

— Господи, даже нормально подать команду, и то не может. — Пронеслось у меня в голове.

Раздались нестройные автоматные очереди, но надо заметить ни одна пуля в меня не попала, не потому, что сработала моя защита, а потому, что парни сознательно мазали. Не выполнить приказ они не могли, а вот промазать, запросто. При возвращении на базу, у всех стволы с нагаром, боезапас частично израсходован. А что не поймали, так ведь они на подхвате, а главный проворонил.

Все это я прочитал по лицам, когда смотрел в виноватые глаза. Извини, мол, ничего личного. Поэтому я ментально слегка прошелся по ним, а уж начальничку досталось. Гадить будет много и знатно, а что самое главное, под себя, а не на других. Вот это справедливо.

Когда отзвучали выстрелы и на полу остались лежать солдатики, а начальник стал медленно оседать с выпученными глазами и пеной изо рта, я успокоил Кэпа, объяснив, в двух словах, как было дело. Потом посмотрел в магическом зрении на парней. Многие побывали в горячих точках, а кто и здесь пулю или нож схлопотал. Старые раны и начинающиеся болезни приостановил и убрал. Заодно посмотрел на Кэпа. У того намечалась проблема с почками. Убрал и ее.

— Все, Кэп, иди, звони, да надо убираться из страны, а то еще кого-нибудь принесет нелегкая.

Кэп быстро договорился, что всех, кто готов продолжить прерванный маршрут, усаживают в автобусы и в аэропорт, там садят на свободный борт и отправляют по тому маршруту, по которому мы летели.

Спустились вниз. Через сорок минут пришли автобусы. Мы загрузились, и нас отправили в аэропорт прямо к поджидавшему нас борту. Пассажиров было мало. Местные остались. Все-таки получат компенсацию, да и время отпуска потеряно.

Автобусы домчали нас до аэропорта быстро. Документы и билеты на руках. Таможню мы прошли, еще в прошлый раз, а теперь у нас и вещей то толком не было. Отдельно от нас тискали экипаж. Пилоты и бортпроводницы различных авиакомпаний обнимали, пожимали руки, хлопали по спинам и плечам, показывали большой палец. Было видно, что переживали за них сильно, скорее всего, уже вычеркнули из списка живых. Все-таки никаких следов авиакатастрофы. Экипаж полетел с нами в качестве пассажиров. Теперь их не выпустят из своих цепких лап служба безопасности, да и техники с диспетчерами, не говоря уже о спонсорах и директорах компании. Не знаю, как остальные, а я, как только мы поднялись на борт, так сразу завалился спать. Джесс, без разговоров, уселась рядом, хотя теперь, до крайнего срока оставалось не так много времени, да и расстояние, можно было раздвинуть до десяти метров.

Перелет прошел буднично, и как-то незаметно. Я приходил в себя, только поесть и попить. Все остальное время отсыпался. Сказались бессонные ночи, груз ответственности, который я морально тащил все эти дни и огромный расход крови. Наконец, приземлились, как выяснилось в Цюрихе. Дальше нас должны были отправить по маршруту, в Турцию, но мне-то нужно было остаться здесь по двум причинам. Первая, это Джесс, я не мог отойти от нее еще в течение пяти дней. Вторая, что я хотел сюда добраться, чтобы продать свои камни, поэтому я переговорил с Кэпом, и меня задержали здесь, как бы для дачи показаний. Я рассчитывал быстро продать камни на аукционе или хотя бы, взять кредит, используя их, как залоговое имущество. В любом случае нужно было начинать с банков.

Было уже поздно, когда нас, после дачи показаний, отпустили. Все говорили одно и то же, ведь я подкорректировал воспоминания еще дома, когда мы только выбрались из подвала, так как боялся, что местные разбегутся по своим домам что, в общем-то, и получилось. Джесс поехала домой, и я с ней, так как должен был быть постоянно рядом. Нужно было продержаться еще пять дней, и больше я не буду ей нужен в качестве, близкого носителя аналогичной крови. Мы приехали в шикарный особняк, рядом с городом. Открыв ключом двери, Джесс, кинув на пол свою сумку с личными вещами и документами, бросилась наверх, скорее всего, к матери. Я стоял, посреди огромного холла и не знал, что мне делать. Наконец, спустилась Джесс. Вид был обиженный. Скорее всего, матери дома не оказалось. Успокоив ее и сказав, что скоро все наладится, я спросил, где можно положить вещи и помыться. Джесс повела меня в приличных размеров спальню и указала на шкаф и тумбочку, пояснив, что это гостевая комната и все что здесь есть, именно для гостей. Я спросил ее, не забыла ли она о расстоянии между нами. На что Джесс поведала мне, что ее спальня почти прямо надо мной. Девушка убежала к себе, как я подозревал, тоже помыться и привести себя в порядок. Я тоже решил от нее не отставать, и направился в ванную, прихватив по пути полотенце и свою зубную щетку. Процесс омовения затянулся. Не так-то легко покинуть ванну, когда не мылся около двенадцати дней. Наконец, решив, что когда-то ведь надо остановиться, я выбрался из ванной и начал вытираться настоящим махровым полотенцем. Это было божественно, после моего полотенца, которое превратилось в обыкновенную половую тряпку. Я уже натягивал штаны, когда дверь в ванную резко распахнулась, и на меня уставилась повзрослевшая копия Джесс, а затем прозвучало.

— Пошел вон отсюда, мерзавец. И чтобы я тебя здесь больше не видела. Если ты еще хоть раз приблизишься к моей дочери, ближе, чем на пять шагов, я сама сдам тебя полиции.


2.11. Пробиваемся | Кровь обязывает | 2.13. Бизнесмен







Loading...