home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2.18. На два фронта

Я не забывал и о второй моей должности и периодически проходил по отделам, знакомился с новыми сотрудниками, между делом проверял и техническую оснащенность отделов. Изредка сталкивался с яркими маячками, выделяющимися на общем, однородном фоне. Делал пометки и связывался с начальником службы безопасности. Это был отставной майор, отслуживший в НАТО около пятнадцати лет в каком-то, жутко засекреченном спецподразделении. Полевая кличка Нож. Из армии был списан, в связи с ранением. Лицо было сильно изуродовано, а последствия контузии иногда, на пару недель, выбивали его из наших рядов. Так, мужик был не плохой. Чувствовалось, что никогда не лизал чужие задницы. Работу не просто знал, он ее нутром чувствовал. Это вам не штабной офицер, который и пороха то, практически, не нюхал, а полевой командир. И не его вина, что судьба сыграла с ним злую шутку. По этой причине был холостяком, да это и понятно. Смотреть на раны было страшно, кроме того, часть из них, так и не затянулась. Видимо, периодически выходил инфильтрат вместе с мелкими осколками. Людвиг жутко комплексовал по этому поводу, и в такие периоды, его с работы выгнать было невозможно. Он здесь буквально дневал и ночевал.

В один из таких периодов, он и позвонил мне в три часа ночи. Оказалось, что сигнализация срабатывает, но так, как будто она замыкает. Он прошел по всему периметру и ничего не обнаружил, но внутреннее чутье подсказывает ему, что это, скорее всего проникновение. Я заверил, что буду у него через двадцать минут и, напялив на себя свой летный костюм, отправился в полет с балкона. Не прошло и пятнадцати минут, а я уже стоял перед входом в офис. Нож, сам встретил меня и сразу повел к месту, где сработала сигнализация.

— Мои парни все здесь перерыли, но не смогли найти никого постороннего на территории.

Я осмотрел место драконьим зрением, и сразу увидел следы. По направлению движения ауры, было понятно, что нарушитель прошел не на территорию компании, а из нее. Я спросил у него, есть ли под рукой машина. И тот все понял без слов. Молча кинулся за здание, а через минуту, с ревом, подрулил ко мне. Я уселся на переднее сидение, и мы выехали с охраняемой территории. Я попросил Людвига подъехать к тому месту, которое мы осматривали с той стороны периметра, найдя взглядом, следы, рукой указал направление нашего движения. Надо отдать Людвигу должное, машину он водил мастерски. Мы неслись по проходным дворикам, переезжали тротуары и даже, арыки. В одном месте, пересекли бетонный разделитель между дорожными полосами. Правда, преодолели мы его по пешеходному переходу, но это не снижало мастерства водителя. На той стороне автострады, я определил, что наш нарушитель сел в поджидавшую, или подобравшую его, машину. За счет нашей быстрой реакции на прорыв периметра, и движения по следам нарушителя на машине, мы выгадали немного времени и теперь устремились по автостраде за невидимым автомобилем. Теперь я мог надеяться только на свое чутье. Мне нужно было найти ауру преступника, в какой-то из машин. Людвиг несся как угорелый. Наша гонка продолжалась около получаса. Благо, этот участок дороги не имел ответвлений, и ближайший разворот находился километрах в тридцати. Наконец, на грани чувствительности я определил машину, с нашим подозреваемым. Указав на нее Людвигу, я успокоился, теперь дело за профессионалом. Людвиг начал прижимать машину к обочине, но та, резко ускорившись, выскочила из опасной ситуации. Людвиг меня успокоил, и сказал, что если они не хотят по-хорошему, то будет, по-его. У меня даже тени сомнения не возникло. Догнав машину, и пристроившись немного правее ее, он, неожиданно ускорился, и ударился в левый край бампера. Машину нарушителей занесло и развернуло. Мы в этот момент затормозили, и Людвиг буквально вылетев из двери нашей машины, метнулся к преследуемым. Миг и он, разбив стекло, приставил нож к горлу водителя. Второй пассажир, что-то судорожно вытаскивал из сумки. Я уже подбегал, когда прозвучал приглушенный хлопок и тело Людвига начало заваливаться на асфальт. Я нанес два ментальных, точечных удара по нарушителям и кинулся к Людвигу. Тот хрипел. Пуля пробила ему легкое, в области сердца. Кровь пузырилась на губах, глаза начинали мутнеть, Жизнь медленно уходила из моего напарника.

Что же, мне не привыкать лечить тех, кому я доверяю. Поэтому выхватив у Людвига нож, полосонул себя по руке, в районе вены, залил рану своей кровью, а затем прижал ее к уже синеющим губам напарника, заставляя его сделать несколько глотков. Выждав пару минут, и наблюдая, как перестает пузыриться кровь на губах Людвига, я перенес его в нашу машину. Затем перетащил туда все, что было в машине нарушителей. Их самих затолкал в багажник. Сев за руль, направился к своему дому.

Домой приехал около пяти часов утра, пришлось разбудить моих старичков, ключи то я не взял. Загнал машину во дворик. Затем приоткрыл багажник и погрузил наших нарушителей в состояние стазиса. Багажник оставил открытым, чтобы не задохнулись, и стал вытаскивать Людвига. Это надо было видеть. Весь в крови, он уже надрывно дышал, но был без сознания. Марта упала в обморок, и я попросил Генриха отнести ее в их домик и оставаться с ней там. Успокоил, что сам справлюсь с раненым, и к утру все будет хорошо. Генрих очень внимательно посмотрел на меня и, комкая свою бейсболку, сказал, что с такими ранами, живут, но не долго, и, посмотрев на восток, добавил, что максимум, до утра. Мысленно я аж присвистнул, выходит, и мой садовник знает, с какой стороны за ружье браться. Что же, позже разберемся. Взвалив, каждый своего подопечного, мы разбрелись по домам. Уложил Людвига в свою кровать и приступил к лечению. Разорвав простынь и смочив ее своей кровью, сделал компресс на входное отверстие. Обидно, но выходного, не было. Я не хирург, чтобы ковыряться во внутренностях и искать пулю, поэтому, поступил по-своему, направил силу тонким лучом на пулю, и растворил ее. Затем обеспечил вывод тяжелых металлов из организма, так что завтра Людвига ждет незабываемый марафон от кровати, к унитазу, и обратно. Намочив кровью еще один кусок простыни, обмотал поврежденный участок лица. Лечить, так лечить. Чего мелочиться. Сам перебрался в кресло, да так и уснул.

Утром меня разбудило потряхивание за плечо. Открыв глаза, увидел Якова. Все ясно, мои старички меня заложили! Поздоровался и повел его к машине. Показал, на два тела. Рассказал, что было ночью. Странно, но обоих мы в нашей компании не видели. Яков предположил, что их, каким-то образом провезли на территорию компании, а они, сделав свою работу, уже своим ходом выбрались из охраняемого периметра. Я пообещал, что вызову ребят Людвига и сдам им с рук на руки, наших нарушителей, а позже, сам поучаствую в допросе.

Яков поинтересовался, как чувствует себя Людвиг. Вот молодец, сначала дела компании, а вот личные симпатии, или вопросы о здоровье, на втором плане. Заверил его, что будет жить, Но, с ним, теперь такая же проблема, какая была с девчонками. Где-то в районе недели, будет жить у меня. Кстати, посоветовал Якову сказать на работе, что Людвиг уехал делать пластическую операцию на лице.

Яков отмахнулся, ведь на работе не поверят, так как он уже делал ее, и то, что мы видели, это результат той операции, а ведь раньше было еще хуже. Попрощались, и я попросил Якова самому сообщить парням Людвига, чтобы они приехали за телами. Вдруг телефоны прослушиваются, раз гастролеры не вернулись вовремя. Яков кивнул и сказал, что это действительно может сработать.

Через час приехали две машины с охранниками. Я взял наручники и защелкнул их на наших нарушителях, а потом вывел их из состояния стазиса. Поверхностно просканировал мозг, оказалось, что это шпионы конкурентов, и они пересняли новую техническую документацию по последнему проекту. Странно, что были вооружены, обычно, такие гастролеры идут на дело без оружия, чтобы в случае поимки, им не инкриминировали вооруженное нападение. А здесь почти убийство. Отправив охранников на объект, я вернулся в свою комнату. Кровать выглядела так, как будто здесь повеселились вампиры. Да, Марта будет недовольна.


2.17. Работать, так работать | Кровь обязывает | 2.19. За себя и за того парня







Loading...