home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


1.6. Санитарка

Оставив первого пациента, я переключился на рыцаршу без страха и упрека. Да, действительно, упреков не было. Она лежала, слегка подрагивая. Понаблюдав за нею, я пришел к выводу, что броньку надо снимать. Во-первых, неудобно, а во-вторых, женщины это не носят. Разложил рядом на полу те части доспеха, что уже снял. Теперь начал с ног. Все было собрано на ремешках, поэтому отстегивал и складывал в стороне отдельные части доспехов, но так, как они располагались на теле воительницы. Наконец та, видимо почувствовав, что ее трогают, открыла глаза и попыталась что-то сказать. Горло издавало нечленораздельные звуки, и не удивительно, рваная рана, потеря крови, беспамятство. Поэтому я мысленно к ней обратился — Сударыня, или может быть госпожа, не знаю Вашего имени и звания, но сейчас это и не важно. Вы можете обращаться ко мне, кстати, меня зовут Макс, так вот, Вы можете обращаться ко мне мысленно. То лечение, которое я Вам провел, имеет и такой побочный эффект. Ну, давайте, попробуйте, мы с Вами достаточно близко поэтому должно сработать.

— Кто Вы такой? — раздалось у меня в голове.

— Видите ли, мы оба гости в пещере, у драконов.

— У драконов?

— Да, у драконов, причем я попал к ним случайно. А вот Вы, сознательно, с мечом и в доспехах, так что я, вначале, принял Вас за мужчину-рыцаря.

— Да не может такого быть. Я и с мечом-то еле-еле умею обращаться, а уж доспехов, отродясь не носила.

— Звучит красиво, но на самом деле я, когда сюда попал, увидел такую картину. Дракон лежит с наполовину отрубленной головой, а рыцарь, который это сделал, нанизан во-он на тот каменный шпиль. Дракона я, как мог, подлечил, а рыцаря еле стащил с этого шампура и, тоже подлечил. Вот теперь с ним разговариваю. Кстати, можете осмотреть свои доспехи и сопоставить дыру на них, с раной на Вашем животе.

— Это что, я пришла сюда убить дракона?!

— Получается что так.

— Этого просто не может быть, я их люблю. Ой, ну не всех конечно, а только разумных. Я ведь принцесса и по совместительству верховная жрица храма тайринов, почитателей драконов. Зовут меня Артиза. Трон я не наследую, это удел моего старшего брата, но должность верховной жрицы досталась мне по праву рождения, а точнее, по крови. Драконы как-то чувствуют такую кровь, как у меня, и могут разговаривать с нами мысленно, ведь у них нет такого речевого аппарата, как у нас. А статус жрицы определяет священный камень, который горит тем ярче, чем сильнее кровь того, кто подходит к камню.

Из ее объяснений я понял, что служение в храме было очень почетно, а уж быть верховной жрицей… Это приравнивалось к власти короля. Дело в том, что в храме с ними разговаривал сам бог. Говорить он мог только с такими, как она. Само служение было направлено на укрепление добрососедских отношений двух рас, людей и драконов. В храме собирали пожертвования для драконов. Это были специальные ароматические смолы, которые было очень трудно добывать. Драконы использовали их для каких-то своих нужд. Даже служительницы храма не знали, для каких. Храм использовался и для общения драконов с людьми. Когда стае было нужно что-то от людей, то представитель драконьей стаи прилетал к храму и происходил молчаливый, для других людей, диалог верховной жрицы и дракона. Делать было нечего, и я попросил Артизу рассказать мне еще о драконах этого мира.

И она рассказала, что с незапамятных времен люди начали поклоняться разумным ящерам. Те, в свое время, защитили людей от своих неразумных собратьев, которые истребляли людей на всей планете. Разумные драконы жили на планете всегда, а вот дикие появились неожиданно, около трех тысяч лет назад. Было такое впечатление, что основной задачей диких драконов стало истребление всего живого на этой планете. Они накидывались на все, что шевелится, раздирали в клочья и сжирали. Не съедали только разумных драконов, но убивали всегда, если могли. Исключения составляли только периоды брачного сезона. В это время самка могла выжить. Подвергнуться изнасилованию и выжить. В таких случаях самка изгонялась из стаи потому, что к ней начинал наведываться тот дракон, что ее изнасиловал. У разумных, в брачный период, самцы очень трогательно ухаживают за самками. Причем, в сезон, выбирают только одну. И если его ухаживания принимаются, то через пять лет самка откладывает яйцо. Это происходит довольно редко, и вся стая помогала самке высидеть птенца-дракончика, ведь период высиживания был очень долгим. У выгнанной же самки нет никаких шансов получить желаемое потомство. Просто, даже если представить, что самка должна сама высидеть яйцо, сама себя, в это время, прокормить, слетать за водой, размять застоявшиеся мышцы, помыться, справить естественные потребности. То, по прошествии некоторого времени, появится дикий папаша, убьет дракону и сожрет своего детеныша. Дикие, каким-то образом, ставят метку на самку. Видеть ее может только тот дракон, который ее и поставил. Предполагают, что метка переходит и на детеныша, так как ни один не протягивал больше десяти, пятнадцати лет. Его находил и сжирал родной папаша. Это, крупных драконов, дикие, не жрут, а вот маленький, который еще не научился плеваться огненными сгустками, лакомый кусочек.

— Вы все так красиво рассказываете, — не удержался я от шпильки, — а как же так получилось, что Вы, своими собственными руками, чуть не отрубили маленькому дракону голову?

— Не знаю. Я была не в себе. Ничего не помню. Последнее, что осталось в голове, это как я прохожу мимо таверны, а меня, с порога, окликает один шалопай, с которым я знакома, со времен моего детства. Мы недолюбливали друг друга. Он всегда старался меня как-нибудь унизить или обидеть побольнее.

— Да, похоже, Вас, как говорят у меня на родине, развели. Вы что-нибудь ели или пили в таверне?

— Да, они предложили мне сок. Это такая редкость у нас.

— Ну, тогда все ясно. Вам что-то подмешали в сок. Затем дали установку, и вот результат.

Я принялся утешать девицу, рассказал, что у нее теперь будет побольше сил и, что она должна отработать лечение. Девушка возмутилась. Говорила, что она принцесса, и что ей не подобает такое занятие. На что я возразил, что она не знает, что за занятие я ей предложу. Девушка предположила, что это будет какой-нибудь труд, не подобающий царственной особе. Я заметил, что труд, убивать драконов, ей почему-то подошел. В общем, мы долго препирались. Наконец, я открытым текстом сказал ей, что она должна компенсировать свой нелицеприятный поступок с драконом, таким же поступком, но направленным на излечение рептилии.

— Понимаете — сказал я принцессе — я должен помочь Малышу найти его мать. Я не могу, одновременно, и искать дракону в окрестностях пещеры, и ухаживать за больным драконом.

— А что Вы подразумеваете под словом ухаживать? — Спросила принцесса.

— В первое время ему нельзя будет двигаться. В это время следует выполнять его желания, ну например, принести ему попить, или дать чего-нибудь поесть. Во всяком случае, у Вас есть меч, а вон там лежит туша барана.

— А если ему приспичит выполнить естественные надобности?


1.5. Операция | Кровь обязывает | 1.7. Благоустройство







Loading...