home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3.14. Космонавт

К лагерю я подлетел, когда уже совсем стемнело. Еще с воздуха углядел, что Михалыч спит на спине, раскинув руки в стороны. А может и не спит, с Молнии станется, и сейчас я наблюдаю труп моего напарника. Приземлился и направился к Молнии. Если что и произошло, то она сама расскажет мне все. Ей я доверял, как самому себе, и если было необходимо оборвать жизнь нашего напарника, то она это сделала не задумываясь. Подойдя ближе, я смог зафиксировать, что Михалыч жив. Этот чертов песок, а точнее, покрывающая его титановая плесень, или мох, каким-то образом ограничивала мою драконью чувствительность.

Поделившись с Молнией своими наблюдениями, сообщив о груде мертвых ящериц и показав ей убитого мной мутанта, я поинтересовался, что же у них здесь произошло? Оказалось, что воздействие раковины, было направленно, не только на гипнотические приказы, но и стало изменять глубинные структуры мозга Михалыча. То есть он стал превращаться в какую-то иную сущность или в его сознание была подселена иная сущность. Тут Молния не могла сказать ничего определенного. Нужно было тащить Михалыча к Гайеру, прихватив и раковину. Я дал добро, так как сам решил остаться здесь и сделать еще несколько ходок на корабль. Молния не возражала. Решили, что утром она заберет Михалыча, и отправиться в свою пещеру, по пути сожжет останки ящериц, и просканирует местность вблизи каменного пальца, который мы, с моей легкой руки, обозвали Чертовым пальцем.

Утром, едва только рассвело, я распрощался с Молнией и мы, после завтрака, отправились каждый в свою сторону. Молния скрылась за горизонтом, когда я не проделал и трети расстояния до корабля. Сегодня решил все тщательно осмотреть в первом сфероиде, где, по нашим предположениям, располагались контейнеры с животными. Один пропущенный день, а мои глаза уловили, как все, вокруг корабля, неуловимо изменилось. Горы сметенного Молнией песка, покрылись темным налетом, да и корабль выглядел как-то зловеще. Может это просто игра воображения.

Ввинтившись в трещину, я оказался в недрах лаборатории, как мысленно, для себя, окрестил эту часть корабля. Все выглядело так же, как и в прошлый раз, и я начал методично обходить все помещение. В прошлый раз я хаотично метался от одной кучи мусора к другой. Теперь я целенаправленно прочесывал его, не оставляя пропущенных участков. Если это была лаборатория, то должны были остаться рабочие записи или результаты анализов. Вот даже в наш век всеобщей компьютерной грамотности, не все же мы храним там. Есть и бумажные носители информации, блокноты для записей, клочки бумаги с номерами телефонов или наскоро написанный рецепт пирога, да мало ли еще чего. Здесь тоже должны встречаться подобные вещи. Хотя, ведь они менталисты, а у них, разовая информация может храниться прямо в мозге, и затем, за ненадобностью очищаться. Я, если честно, то начинающий менталист, и со своим мозгом еще не разобрался, а у них были тысячелетия. Нужно на эту тему побеседовать с Гайером. Хороший он бог, но сам, никогда не выдаст полезную информацию. Обязательно его надо спрашивать. Он может проявить информационную щедрость только тогда, когда это касается его напрямую.

Так, размышляя, я, как челнок, методично прочесывал все помещение. Пока то, что находил, не представляло никакого интереса. Разбитые керамические черепки, скорее всего химическая посуда, обрывки какой-то органики, напоминающей тряпки. Самое интересное, что песок, попавший внутрь корабля, был нормальным, без вкраплений титановой плесени. Это что же получается, плесень находилась на наружном корпусе корабля, и стала распространяться, получив благоприятную среду. Следовало все хорошенько обдумать. Ведь могло получиться так, что мы, буквально бродя подошвами по опасности, пытаемся найти ее там, где она отсутствует, или уже перестала существовать. Из трех разновидностей особей, выбравшихся на поверхность планеты, две уже, перестали существовать. Их агрессивность была под вопросом, так как ни я, ни Молния, в открытое противоборство с ними не вступали. Тут мое внимание привлек предмет, выступающий из кучи мусора на полу. Если бы меня спросили, что это, то я бы не раздумывая назвал сей предмет каблуком. Опустившись на колени, я начал разгребать месиво из бытового хлама. Наконец стала проступать нога, одетая в скафандр или рабочий комбинезон. Теперь никаких сомнений не было, я нашел одного из членов экипажа. Работая одними руками, так как боялся, острыми предметами, повредить находку, я все больше и больше освобождал от мусора фигуру, отдаленно напоминающую человеческую. Больше всего, меня в данный момент интересовало, а что у него на голове? Если знакомая мне раковина, то это точно, последователи кровавого бога, а если нет, то даже не знаю, что и думать. Агрессия явно идет со стороны раковины, значит нужно определить, к чему она принадлежит.

Наконец голова астронавта была откопана, и я увидел обыкновенный шлем скафандра, правда лицо индивидуума я видеть не мог, так как тот лежал вниз лицом. Не торопясь его переворачивать я осмотрел состояние скафандра. Мне нужно было определить причину смерти. В целом все было в норме. Ткань скафандра, во всяком случае, на вид, была прочной, и даже тот мусор, что завалил все тело, не нанес никакого урона целостности скафандра. Теперь я осторожно перевернул его. По тому, как двигались отдельные части тела, можно было предположить, что все кости переломаны, а значит и все внутренние органы разорваны, что и послужило причиной смерти. Внутренняя часть прозрачного стекла скафандра была залита жидкостью, напоминающую кровь, но только зеленоватого цвета. В голове всплыло, что мы обязаны красному цвету своей крови, присущему там железу, а точнее его окислам. Если проводить аналогию, то здесь может присутствовать медь, а окисленная, она зеленеет. Решил не вскрывать скафандр. Ведь, если пойдет приток кислорода, то запустятся процессы разложения, а так я имею возможность получить для вскрытия, почти целый труп инопланетянина. Я постарался зафиксировать его с помощью найденных здесь легких металлических стержней, Мне было важно, чтобы тело деформировалось, как можно меньше. Оставив скафандр дожидаться меня, я продолжил свои поиски. Конечно, их смело можно было назвать поверхностными. Если кто видел, как работают археологи, тот меня поймет. Вся земля или песок, через сито. Я же осматривал все доступное мне пространство, и начинал раскапывать, если замечал, заинтересовавший меня предмет. Мои поиски продолжались до самого вечера. Почувствовав, что солнце садится, я направился в лагерь. Ночевать в корабле, что-то не тянуло. Доковыляв до нашей стоянки, я опять повалился на каримат и лежал так, наверное, минут тридцать. Наконец почувствовал, что начинаю расслабляться. Встал и пошел готовить ужин. Интересно, как и чем Молния накормит Михалыча, правда, если он адекватно реагирует на внешние раздражители, а не пускает пузыри, у Молнии это, вполне возможно. Чего у нее нельзя отнять, так это чувство меры в вопросах воздействия на психику. Она всегда знает, кому, когда, где и сколько. Я сам подвергался ее воздействию, и если Молния решит сделать из Михалыча овощ, она это сделает, не секунды не колеблясь.

Но сейчас их не было. Небо было звездное, ужин приготовлен, каримат расстелен, но спать еще не хотелось. Я разложил на каримате свои магические атрибуты. Я так и доставал их из кармана, как мы в прошлый раз с Михалычем их разложили. Достал и все свои. Опять долго рассматривал амулеты и кольца, принесенные из Чертового пальца. Свои-то, я знал все. Провозившись часа два я, как и в прошлый раз, так и не разобрал, для чего они предназначены. Даже намеков не было. Начал все опять складывать в карман. Все кучки, как мы и отсортировали с Михалычем, потом свои амулеты, внезапно амулет, врученный мне единорогом, слегка отклонился от вертикали. Я, тут же вспомнил слова единорога, который утверждал, что не знает, где находится библиотека древних, но зато это знает ключ, и он отклонится к ней, когда я буду проходить рядом. Так вот, сейчас он явно отклонился от вертикали. Чтобы не искушать судьбу, я его убрал в карман, а потом медленно вынул и, взяв за цепочку, приподнял повыше. Отклонение от вертикали было явным. Я начал бродить вокруг лагеря кругами. Амулет всегда указывал внутрь лагеря. Да такого просто не могло быть. Улететь к черту на кулички и попасть туда, куда мечтал попасть, вот уже несколько месяцев, а они всей Зангрией, несколько тысяч лет. Я вернулся в лагерь. На его территории всего два места могли идентифицироваться как вход в библиотеку, это колодезный сруб, который я разобрал, для постройки шалаша для раненого Михалыча и зыбучие пески, которые стали не зыбучими песками, а огромной ямой. Теперь дело за малым, подойти к каждой точке с активированным амулетом. Все же, как я и предполагал, входом оказался колодезный сруб, но его, наверное, засыпало, ведь бревна, образующие его я вытащил. Я подошел и заглянул в яму. Ничего не было видно, даже с моим драконьим зрением. Придется дожидаться утра. При свете дня, я попытаюсь если не спуститься, то хотя бы заглянуть в этот колодец.


3.13. Наследство раковины | Кровь обязывает | 3.15. Библиотека







Loading...