home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3.16. Михалыч, домой

Михалыч, не вставая с каримата, смотрел на нас сонными глазами. Я посоветовал ему выспаться, так как он сильно устал и нуждается в отдыхе. Веки Михалыча дрогнули, и он опять провалился, теперь уже в здоровый, глубокий сон. Молния периодически сканировала его мозг. Пока отклонений не было. Появилась слабая надежда, что мы победили эту заразу. Прав был Гайер, когда сообщил мне о магической мутации, только он ошибся в носителе опасности. Теперь эта штука была локализована, она и сейчас валялась на песке. Нужно ее будет изолировать, а то мы до сих пор не знаем, как она может воздействовать на окружающую среду. Вспомнив, как заразился от нее Михалыч, я спросил Молнию, где она держала раковину в пещере. Оказалось, что она не стала ее заносить внутрь, а бросила на камнях, возле пещеры. Я посоветовал ей слетать и проверить близлежащие камни на предмет знакомой нам плесени, а заодно проверить Малыша. Все же эта очень хитрая зараза. Молния встрепенулась и, кивнув мне, что я прав, унеслась к себе домой.

Светило постепенно садилось, переливаясь всеми цветами радуги. Я принялся за приготовление еды. Сегодня решил Михалыча не кормить. Нужно посмотреть, как идет лечение сном. Потом сможем наверстать упущенное.

Ночь прошла спокойно, Михалыч не просыпался. В какой позе уснул, так и лежал. Терять его не хотелось, все же мы сдружились с ним. Общие проблемы объединяют. Утро застало меня делающим зарядку в небе. Тот костяк, который организовала мне Молния, требовал движения. Я ускорялся и выделывал немыслимые фигуры в воздухе. К моменту, когда Михалыч проснулся, я уже вовсю кашеварил. Еще оставалось немного мяса, и я приготовил его отдельно. Плохо, что не было овощей или специй. Мясо получалось не вкусным, но зато питательным. Михалыч сходил за бархан, по своим делам и мы принялись за завтрак. Ели молча. Вдруг, Михалыч сказал, что ему, почему-то, хочется сырого мяса. Я его успокоил, и сказал, что я уже питался сырым мясом, и на меня это никак не повлияло. Единственное, что нужно для этого, это сменить свой облик, на драконий. Человеческий желудок будет не очень доволен такой пищей. Может случиться так, что из-за бархана он будет не вылезать. Но понос, это не самое страшное, просто мы, как люди, не приемлем потребление сырой пищи с кровью. Не будем считать любителей бифштексов с кровью. Там все равно пища приготовлена на огне и сервирована к столу. Здесь же разговор идет о звериных инстинктах. Я, например, рвал мясо зубами и еще рычал на Молнию и Малыша. То есть вел себя, как настоящий зверь. Но есть одно правило, нам нельзя долго находиться в ипостаси дракона. Это как-то связано с особенностями нашего мозга и координацией движений. Во всяком случае, о таких вещах предупреждала меня Молния.

Михалыч воспринял эту информацию спокойно, но все же поинтересовался, как можно попробовать свое драконье тело. В принципе, у него могло получиться. Я попросил его подождать Молнию. Все же эксперт от драконов нам не помешает. Да и принимать ипостась дракона, без нее не получится.

К обеду прилетели Молния с Малышом. Дракона рассказала нам, что на камнях, возле пещеры, плесень не появилась, но, какое-то воздействие на Малыша было оказано. Она специально забрала его с собой сюда, чтобы он был под постоянным контролем. Я удивился, что кто-то смог пробиться через магическую защиту драконов. Она стоит у них на подсознательном уровне с момента рождения. Я просканировал его, как мог, и не выявил никакой патологии. Но Молнии стоило доверять, поэтому я оставил это неблагодарное занятие и вспомнив о трупе космонавта, рассказал моим напарникам о нем. Те заинтересовались. Молния потребовала, чтобы я вынес того из корабля, для проведения исследований, с помощью драконьего чутья. В принципе, я не возражал, но сообщил обоим, что как только мы снимем скафандр с инопланетянина, то тело сразу же начнет разлагаться. Молния подумала, и сообщила, что это действительно так, не поможет даже состояние стазиса, в которое мы могли бы погрузить это тело, так как процессы разложения уже были запущены, в стазисе они будут замедлены, но не остановлены. Михалыч вклинился в наш разговор и сообщил, что по-хорошему, нужно тело заморозить, не вынимая его из скафандра. Мы с Молнией могли только сжечь, а у Михалыча не было опыта в использовании тех знаний, которые вложил нам аппарат в подземелье башни. Михалыч, опять помявшись, сказал, что можно было бы провести вскрытие в их лаборатории, но только как нам туда попасть с телом космонавта, и не занесем ли мы заразу на Землю. Молния пояснила, что они с Гайером уже начали изучать титановую плесень, и пока только выяснили, что она распространяется не сама, а при помощи раковины. Та, распространяя какие-то волны, заставляет споры этой плесени размножаться. Значит, нужен полиэтиленовый пакет, куда мы сможем поместить труп пришельца. Такой пакет имелся у меня в пространственном кармане, о чем я и поведал своим оппонентам. Решили так, что сначала я вытаскиваю тело из корабля, и Молния проводит полный анализ его состояния своими способами. Затем мы помещаем его в полиэтиленовый пакет, отдельно помещаем титановую плесень, и Молния доставляет нас в свою пещеру. Там мы совершаем переход в наш мир, и направляемся в контору Михалыча. В лаборатории делают вскрытие и полный комплекс лабораторных исследований пришельца и плесени. Когда первичные результаты будут готовы, то мне дадут краткий отчет об обследовании, и я вернусь на Зангрию, чтобы обсудить с Молнией и Гайером, наличие или отсутствие опасности для их планеты.

В принципе, стратегию борьбы с плесенью я уже придумал. Так как она, при контакте с алюминиевым покрытием каримата, уничтожалась, то я взял несколько образцов песка из зоны, куда плесень еще не добралась и из того места, где плесень была уничтожена нижней частью каримата. Нужно будет включить эти образцы в комплекс лабораторных исследований в конторе у Михалыча, и если полное уничтожение плесени подтвердится, то элементарно опылить алюминиевой пудрой всю территорию, где была обнаружена плесень.

Получив руководство к действию, мы отправились к кораблю. Там я опять влез в трещину и, подтащив тело космонавта к щели, обнаружил, что оно не проходит в нее по размерам. Всунувшись из щели, сообщил об этом Молнии, та, недолго думая, забралась на корабль и, вставив свои когти в щель, раздвинула ее основательно, так что я свободно вылез из нее вместе с телом пришельца. Мы тут же развернули полиэтиленовый пакет, который в свое время исполнял у меня роль непромокаемой подстилки при туристических походах. Это был полиэтиленовый рукав, который мы, после того, как поместили в него тело, плотно завязали с двух сторон. Теперь все было готово к транспортировке на Землю. В небольшие полиэтиленовые мешки мы сложили найденную электронику. Делиться, так делиться. Молния, не церемонясь, сгребла нас в свои лапы и понесла к своей пещере. Там, приведя себя в порядок, и одевшись в нашу земную одежду, переложили все для транспортировки. Когда все было готово, мы попрощались с Молнией, и с только что прилетевшим Малышом, и направились в проходную пещеру. Придя на место, где я открывал свой портал, разложили все для перемещения через арку портала. Все это должен проделать Михалыч, так как мне нельзя входить в арку, иначе та закроется. Вот все приготовления закончены, и я начал прорисовывать свой портал. Арка засветилась, и мы начали перегрузку лабораторного материала в наш мир. Сначала Михалыч перенес все легкое, а потом мы взялись с двух сторон за тело в пластиковом мешке, и пронесли его в подвал моего дома. Портал за спиной захлопнулся, и мы ощутили всю прелесть запахов в типичном подвале многоэтажного дома, в котором иногда, засоряется канализация. Чуть ли не бегом мы вынеслись из подвала, после чистейшего воздуха Зангрии, этот аромат был непереносим. Замок на двери отсутствовал. Поднялись в мою квартиру, открыли ее и сложили все прямо на пол. Михалыч пошел звонить в свою контору, я же начал обход съемного жилья. Ведь если придет хозяйка, то мне влетит за пулевые отверстия в стене. Осмотрел поврежденную стену. Ну, что сказать, нужен ремонт. В это время Михалыч закончил свой разговор и прошел в комнату. Остановился возле меня и тоже осмотрел стену.

— Это здесь тебя пытались отправить к праотцам?

— Да, парни палили в белый свет, как в копеечку. Теперь ремонт придется делать. Денег у меня, всего… — я пересчитал наличность, — пятьсот двадцать евро. На штукатурку и побелку должно хватить.

— А как же ты мне обещал горы золотые? — Спросил меня Михалыч, хитро щурясь.

— Я, от своих слов не отказываюсь. Нужно только продать мои акции в конторе. Ты мне, кстати, сумму твоей работы не озвучил.

— Да ты что, чокнулся что ли? Ты же меня с того света вернул. Такую экскурсию организовал.

— Нет Михалыч, работа, есть работа. Хочешь, не хочешь, но на чужую страну ты поработал, а это должно быть оплачено. Давай так. Чтобы не гадать, как там у меня дела на работе, может меня там всего давно лишили и отчислили из штата за прогулы. Я точно знаю, что у меня есть пятьсот тысяч евро, я их приготовил выкупить дом у Якова. Вот ты их и получишь.

— А как же дом?

— Да не будет никакого дома. Мне, наверное, на роду написано, не иметь своей жилплощади. Так же как и сейчас, буду снимать жилье. Может, на работу все же устроюсь.

В это время зазвонил телефон, я подошел и снял трубку. Там попросили Михалыча. Я позвал того к телефону, а сам пошел на кухню, готовить кофе, что-то я по нему соскучился, да и по нормальной еде тоже. Пока Михалыч уточнял как лучше забрать у нас груз, я приготовил яичницу, все остальное не пережило моего длительного отсутствия. Колбаса стала скользкая и неприятно пахла, овощи лучше было вообще не трогать, запах стоял отвратительный. Придется все выкинуть и помыть холодильник.

Михалыч пришел на кухню, улыбающийся от уха до уха. Оказывается он и домой успел позвонить. Там, естественно, поинтересовались, от какой любовницы он звонит, но потом смягчились и дальше Михалыч не стал рассказывать. Единственное, что я понял, это то, что после его пропажи, из конторы позвонили ему домой, и сообщили, что он задерживается в командировке. Я чуть не добавил, «навсегда», но вовремя себя одернул. В это время зазвонил телефон, и приятный женский голос попросил позвать папу. Ну, понятно, проверка. Я так и шепнул Михалычу, когда пригласил его к телефону. Видать дочку подослали. Сам опять ушел на кухню, чтобы не мешать Михалычу.

Тот вернулся к уже подстывающей яичнице, и мы накинулись на еду. Я стал шутить над Михалычем, что он так и не попробовал свежатинки, на что тот отшучивался, что ему хочется местной дичи. В это время позвонили в дверь, и я пошел открывать, на пороге стояли работяги.

— Где тут строительный мусор выносить? — громко спросил один из них.

Меня с порога оттеснил Михалыч и операция, по транспортировке останков инопланетянина, закрутилась по-новой. Все было упаковано в черные пластиковые мешки. Затянуто скотчем, на каждый мешок навесили бирку с пломбой. На бирках Михалыч расписался. Затем это было упаковано в обычные грязные мешки и парни, забрав их, удалились. Не прошло и пары минут, как в дверь опять позвонили, Михалыч сам пошел открывать. Оказалось, что это за ним пришла машина, нужно ехать на доклад к начальству. Михалыч извинился. Я его понимал. Их специфика работы, тут никуда не денешься. Попрощались. Я закрыл за ним дверь и завалился на кровать. Нужно было привести мысли в порядок и спланировать остаток этого дня.

Что мне было необходимо сделать в первую очередь, это помыть холодильник. Затем обменять валюту и закупить еду. Набрать газет, и по объявлениям, нанять штукатуров и маляров. Чем раньше я уберу следы военных действий в квартире, тем лучше. Хозяйка наведывалась редко, но если приходила, то заглядывала всюду. Заставил себя встать и пройти на кухню. Из холодильника повышвыривал все. Оставшиеся три яйца роли не играли, поэтому отнес все в мусорные контейнеры, и пошел в ближайший обменный пункт. Разменял триста евро, рассовал деньги по карманам и пошел в продуктовый магазин.

После Гайеровского пюре, глаза в магазине разбегались от изобилия всяких вкусностей. Но я остановил себя и заставил взять только самое необходимое. У меня еще остались воспоминания тех дней, когда я решал для себя, что сейчас нужнее одежда или еда. У кассы столкнулся с соседкой по подъезду. Она меня узнала и долго допытывалась, где я так классно загорел. Пришлось нагло врать, хотя, почему врать, я же загорал в Таиланде, правда, минут двадцать.

Вернулся домой и, оставив пакеты с продуктами в коридоре, приступил к мытью холодильника, за этим занятием меня и застал звонок в дверь. Я, как был, с немытыми руками, пошел открывать дверь. На пороге стояла прелестная девчушка, лет тринадцати. Она поздоровалась со мной, и я по голосу определил, что это дочка Михалыча. Она сообщила мне, что папа послал ее мне на помощь, так как мы оба были в длительной командировке, и у меня дома, шаром покати. Я молча указал ей на стоящие возле двери пакеты. Девчушка, нисколько не смутившись, махнула рукой и сообщила, что ей поручили меня накормить и помочь убраться. Ну, Михалыч! Ну, он дождется у меня. Использовать дешевый детский труд.

Посоветовал девушке пройти в комнату, а сам пошел домывать холодильник. Когда я закончил, то, войдя в комнату, обнаружил мою помощницу, мирно спящей в кресле, на которое я даже вещи боялся складывать, так как оно дышало на ладан. Телевизор разорялся вовсю, однако это ей не мешало. Вздохнув, пошел рассовывать все покупки в отмытый холодильник. В вазочку насыпал простого печенья и дешевых конфет, других просто не было, поставил чайник на газовую горелку и принялся накрывать на стол. Когда вскипел чайник, пошел будить работницу. Та, протерла глаза, и с самым серьезным видом спросила меня, неужели она уснула. Я сообщил ей, что нет, это я погрузил ее в гипнотический сон и заставил рассказать мне все ее тайны. Девчушка покраснела, и глаза ее наполнились слезами. Да что же мне так не везет то. В последнее время совсем разучился с девушками разговаривать. Успокоил ее, сообщив, что пошутил и пригласил на кухню пить чай. Та вдруг вскочила и опрометью выскочила в коридор. Оттуда послышалась возня и вскоре она появилась довольная, с небольшим пакетом в руках.

— Вот, это мама передала.

— А что здесь?

— А это мы курицу жарили, папа сообщил, что задержится на работе, и попросил тебя накормить.

— Вот спасибо. Я прикупил тут немного всего, но еще ничего не готовил. Тебя звать то как? Или это тайна?

— Да какая тайна. Зовут меня Татьяна, а тебя как?

— О, а меня Максим, но все зовут меня Макс.

— Это точно, у нас в классе два Максима, и оба отзываются на Макса. Правда, одного, в последнее время, стали называть Максик. Он, не вырос за лето, и сейчас он у нас самый маленький в классе.

— Ты то, как учишься? Родителей в школу не вызывают?

— Ну, ты и сказанул. Кто же сейчас в школу родителей вызывает? Уже не те времена. А учусь нормально. Не отличница, но и не двоечница.

В этот момент раздался телефонный звонок. Я прошел в коридор и снял трубку. На том конце зазвучал голос Михалыча.

— Макс, моя у тебя?

— Ну да, сидим, чай пьем, курочку едим.

— Ты ее никуда не отпускай, я скоро приеду и заберу, а то темнеет уже.

— Да не вопрос. Тебе курочки оставить, а то мы же, как утром поели, так больше маковой росинки во рту не было, кроме моей яичницы.

— Это точно. Оставьте, если еще что есть, а то я свою проглотку знаю. Хотя она больше по конфетам специализируется. Ладно, скоро буду.

В трубке зазвучали короткие гудки, и я повесил трубку.

— Макс, спросили меня из кухни, а ты чем занимаешься?


3.15. Библиотека | Кровь обязывает | 3.17. Моя компания меня помнит







Loading...