home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3.24. Михалыч

Выйдя из кабинета, я бегом бросился к грузовым воротам, где всегда стояла служебная машина Людвига. Возле ворот натолкнулся на самого Людвига. Очень хорошо, не придется выпрашивать машину через голову непосредственного начальника. В двух словах рассказал, что мне нужно встретить Михалыча в аэропорту через тридцать пять минут. Людвиг молча указал мне на машину и отправился вслед за мной. Не доходя, буквально пары метров до машины, он скомандовал мне. — На пассажирское место.

Как водит Людвиг, я знал, поэтому не стал сопротивляться, а уселся на переднее сидение и пристегнулся. В общем, в аэропорту мы были за две минуты до посадки самолета, и к тому же выехали на взлетное поле. Людвиг каким-то образом точно знал, куда подрулит самолет, и вскоре мы не торопясь катились за воздушным судном. Как только подали трап, Людвиг поднялся на борт, предъявив какой-то жетон обслуживающему персоналу и буквально через пару минут вывел из самолета Михалыча и Татьяну. Та смотрела на Людвига во все глаза. У нас, это понятно, когда братва встречает своих. А здесь, в центре Европы, увидеть такое.

Я вышел из машины, и мы обнялись с Михалычем, Татьяне пожал руку, так как не знал, как нужно здороваться. То ли целовать, то ли обнимать.

— Вот, а я тебе что говорил. — Сообщил Михалыч Татьяне на английском, чтобы не обижать Людвига. Не умеет он с женщинами себя вести. Дуб, дубом. — Ты бы ее еще и по спине похлопал, как старого боевого товарища. — И они заржали с Людвигом, как два жеребца.

Сначала хотел обидеться, а потом понял, правы, паразиты.

— Ладно, сдаюсь. — Буркнул я. — Садитесь уж, лягушки путешественницы. Ты что, Михалыч, заранее не мог созвониться со мной? Я бы хоть номер в отеле забронировал. Хотя, если что, то в моем остановитесь. Я там все равно уже двое суток не ночевал. Ой, а кстати, нужно же забрать ваши вещи. Да и таможню пройти.

— Не нужно. — Сказал Людвиг. — Когда выгрузят багаж, то я созвонюсь, и доставят туда, куда будет нужно. Жетоны я уже отдал. А таможней сейчас Яков занимается.

— Ну, ты Людвиг и крутой! А я и не знал. — Поддел я Людвига.

Тот невозмутимо усаживался на водительское место. Двигатель завелся, и мы понеслись с летного поля. Вскоре, уже степенно катились по городу. Людвиг молчал. Михалыч с Татьяной крутили головами, рассматривая городские достопримечательности. Я заметил, что обратный маршрут проходил не там, где мы неслись в аэропорт. Видимо Людвиг решил совместить нашу поездку с экскурсией по городу.

Для меня это тоже было познавательно, за все время, что я жил в этом городе, мне не удалось его, как следует рассмотреть. Все время меня поджимало время, или отвлекали какие-то проблемы. Город был необычайно красив на фоне величественных гор. Вот, наконец, и мой отель. Мой, в том смысле, что я здесь живу, хотя, я в нем и не жил, с того момента, как снял номер. Поднял глаза и обнаружил, что все ждут только меня.

— Макс замечтался. — Сообщил всем Людвиг. — Видимо вспоминает, для чего он снимал здесь номер. Макс, номер в отеле снимают для того, чтобы было, где переночевать.

— А у меня было, где переночевать. Первый день, а вернее ночь, я провел на своем рабочем месте и не жалею об этом. Вторую ночь сидел с тобой в засаде. Третью, ловили шпиона. Так что у меня был насыщенный график.

Михалыч поинтересовался, поймали ли шпиона. Я успокоил, сообщив, что шпиона поймали, но то, что он натворил, нужно еще разгребать. Кстати, может Михалыч что-нибудь посоветует. У нас под землей сложены такие трубочки, в которые некоторые вставляют горящие веревочки, правда в наши еще ничего не вставлено, и мы хотели бы их убрать как-нибудь аккуратно.

— Да ладно, говорите уж все открыто, что я не понимаю что ли, что вы динамитные шашки собираетесь вытаскивать. Все-таки я кино иногда смотрю, да и папину работу давно уже вычислила.

Мы слегка обалдели. А ведь она в чем-то права. Я достал из бумажника сто евро и, передав их Татьяне, попросил пойти в кафе на первом этаже и попробовать все, что ее заинтересует, кроме алкоголя, разумеется, а мы пока поговорим у меня в номере. Мой номер шестьдесят третий и если не будут пускать, то нужно позвонить с ресепшн в номер или мне на сотовый. Я дал ей свою визитку и отправил в кафе.

Мы прошли ко мне в номер и, рассевшись за столом, заказали бутылку водки и несколько салатов. Разговор начал Михалыч. Он уточнил у нас, как лежат шашки и почему мы уверены, что взрыватель не вставлен в какую-нибудь из них. Мы, прокрутили ему отснятое видео, и объяснили, что шашки в земляную каверну носит робот. Михалыч тщательно, несколько раз просмотрел тот момент, когда наша мышь осматривала разложенную взрывчатку и когда пряталась за таким штабелем. Потом разлил водку по рюмкам и, провозгласив тост «за встречу», лихо выпил свою. Мы его поддержали. Михалыч опять наполнил рюмки. Чувствовалось, что выпивать ему приходится почаще, чем нам. Мы закусили салатом, и Михалыч продолжил свой анализ нашей ситуации. Оказалось, что все готово к взрыву в любой момент. Он указал нам на то, что динамитные шашки лежат слишком ровно. Как бы не аккуратен был робот, но так четко он сложить шашки своими манипуляторами не сможет, если не надевать их на заранее вкопанные штыри. А если есть штыри, то значит и взрыватель находится там же. В жизни Михалыча уже была подобная ситуация. Если исходить из нее, то на самом деле там не тротил и не динамит, как мы думали, а скорее всего си четыре, но упакованная так, чтобы казалось что это, чуть ли не безобидный динамит. Самое страшное, что такая система настроена на неизвлекаемость. В таких системах стоит контроллер, который запоминает электрическую емкость системы. В сторону понижения емкости двигаться можно, а вот в сторону повышения, нельзя. Сразу срабатывает детонатор. Наш законный, герценский вопрос «что делать?» прервала Татьяна, которая заявилась в наш номер. Оказалось, что сто евро, это так мало, а на ресепшн ее пропустили, когда она показала мою визитку. Мы начали придумывать, куда бы еще отправить Татьяну, когда наши душевные терзания прервал Михалыч. Он успокоил нас и сказал, что его дочь давно знает, чем занимается ее отец и что она умеет держать язык за зубами и вообще, она нам в тягость не будет.

Тогда я его спросил, что неужели она знает про нас все? Михалыч на секунду задумался, а потом сказал, что нет. Такие тайны он ей не выкладывал, но ничего страшного он в этом не видит. Ну, узнает ребенок еще одну страшную тайну, ну и что. Ведь в сущности это не такая уж большая тайна. Ну изменена у нас всех кровь, ну вынуждены мы бывать на полигоне. Для нее это не является чем то из ряда вон выходящим. Так что можно продолжать. Мы заказали ей соки и мороженное, а сами продолжили обсасывать возникшую проблему. Нас интересовало, что еще ценного может сообщить нам Михалыч, за что можно уцепиться. Михалыч вспомнил, что в самом взрывателе есть гнездо подключения внешнего пульта управления. Но практически никто не рискует даже просто подключаться к такой системе. Любой всплеск напряжения и все. Самое страшное, что такая система не является стабильной. Ее назначение, быстрое проведение диверсии. В нашем случае, взрыватель утоплен в землю, и ни о каком подключении, и речи быть не может. Диверсия произойдет в ближайшие дни.

Тогда я спросил Михалыча, что будет, если сжечь или замкнуть контроллер. Михалыч задумался, теперь надолго. Потом начал высказывать факты и предположения. Контроллер трогать нельзя. Он напрямую связан с выходным портом, по которому пойдет сигнал на взрыватель. Так что любые манипуляции с контроллером не желательны. Контроллером управляет программа, зашитая на кристалле постоянного запоминающего устройства. Вот если воздействовать на этот кристалл и стереть программу, отключить подачу питания. То такие воздействия могут привести к положительному результату. Но в нашем случае, этот вариант не подходит, так как доступа к программируемому взрывателю нет. Он засыпан грунтом. Теперь такое воздействие на кристалл может оказать только атомная бомба, так как жесткое электромагнитное излучение выводит электронные приборы из строя.

Тут я перехватил нить разговора, и поинтересовался что будет, если мы попытаемся эмитировать такое излучение. Ведь, насколько я помню, то там проблему создают быстро летящие электроны. Я смогу создать волну силы, и попытаюсь разогнать ею доступные свободные электроны. Если мы направим такой пучок на прибор, то он должен будет выйти из строя. Нам нужен пробный стенд. Я попробую разные виды воздействия. Сейчас я располагаю тремя такими силами. От Михалыча требуется попытаться создать такую систему, от Людвига, обеспечить Михалыча всем необходимым, я попытаюсь разглядеть в пространстве эти самые электроны и придумать способы воздействия на них.

Наш мозговой штурм отвлек возмущенный голос Татьяны. Она костерила нас, на чем свет стоит. Что мы, недоделанные физики. И если мы не знаем, то она нам подскажет, что электроны, просто так, увидеть невозможно. Их обнаруживают по косвенным признакам, а мы хотим рассмотреть их в пространстве. Бред.

— Танька, не выступай. Макс, если за что-то берется, то у него это, обычно, получается. Сам видел. Хорошо. Если Людвиг предоставит мне перечень электронных деталей, которые я ему напишу, и паяльник, то через пару часов я смогу подготовить такой контрольный прибор. Мы будем визуально наблюдать, работает у Макса его идея или нет.


3.23. Еще один шпион | Кровь обязывает | 3.25. Прогулка по горам







Loading...