home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3.26. В гости

Подъехали к такому знакомому домику. Я расплатился и вышел из машины, Татьяна непонимающе смотрела на меня. Я сообщил ей, что поезд дальше не пойдет, и всех пассажиров просят выйти из вагонов.

— Ты что, надо мной прикалываешься, да?

— Да нет, просто у тебя было такое обиженное лицо. Конечно, от теплой печки отрывают. Нет. Мы сейчас зайдем к одним моим знакомым, и я кое-что заберу. Заодно, может нас чем-нибудь угостят.

Я позвонил в дверной звонок на воротах, и вскоре оттуда послышался вопрос Джессики, кого это там принесла нелегкая. Я попросил приютить двух усталых путников. С той стороны послышался радостный визг, и дверь калитки открылась. Мы вошли во дворик, а от дома уже неслась Джессика и с ходу прыгнула ко мне на шею. За ней, слегка приотстав, приближалась Хелен. Я обнял обоих и расцеловал. Татьяна смотрела на все это с немым укором. Как это, ее я не целовал, даже не обнимал при встрече, а тут такая буря чувств.

— Вот познакомься. — Сказал я Татьяне. — Это мои сестры, Джессика и Хелен, а это, милые барышни, дочь моего хорошего друга, Татьяна. Она разговаривает на английском языке, так что прошу любить и жаловать.

Нас потащили в дом, там мы сняли верхнюю одежду и прошли в комнату, где стоял длинный стол, за которым мы все собирались, когда Хелен приглашала меня к себе. Джессика с Хелен убежали накрывать на стол, а Татьяна, буравя меня глазами, поинтересовалась, что это за сестры, которые даже друг на друга не похожи, не говоря уже обо мне. Я не собирался ничего ей рассказывать, так как все было завязано на кровь дракона и Зангрию. Не думаю, что отец ей все рассказал, так что я должен сначала получить информацию от Михалыча, на предмет, много ли знает Татьяна, и уже тогда откровенничать с ней.

Девчонки тем временем притащили два больших подноса и расставили все на столе. Мы уселись за накрытый стол и с удовольствием закусили, так как времени, после того, как мы поели, прошло уже довольно много. Когда все насытились, мы завели неторопливую беседу. Меня интересовало, как живут девчонки, что нового произошло в их жизни, как чувствует себя Хельга. Оказалось, что у Джессики появился новый парень, и Хельга, как не странно, не гоняет его от Джесс. Хелен, как и положено маленькой девочке, ходит в школу. Там, правда, ее все время обижают, так как она, самая маленькая в классе, не только по росту, но и по возрасту, так как Яков отдал ее в школу на два года раньше, чем положено. Видимо у Хелен были хорошие задатки, так как сейчас она училась на пятерки. Хельга пропадает в своем банке.

Как только я отстал от них, те предложили Татьяне посмотреть их коллекцию кукол и платьев к ним. Татьяна взглянула на меня вопросительно. Я, пожав плечами, сказал, что не возражаю, и может Хелен одна покажет Татьяне все свои сокровища, а мы с Джесс немного поговорим.

Хелен, схватив за руку Татьяну, утащила ее на второй этаж, а я поинтересовался у Джесс, могу ли я забрать часть своих вещей. Джессика спросила меня, что именно я хочу взять. Я попросил ее выдать мне деньги, что я приготовил для Якова, когда собирался выкупить его дом. Вопрос с домом снимается с повестки дня, а у меня есть долг, который мне необходимо погасить.

— Что, заберешь все пятьсот тысяч? Может тебе отдать только ту сумму, что ты должен?

— А я, как раз и должен пятьсот тысяч. Тем более что мой кредитор приехал сюда. Вот я с ним сразу и рассчитаюсь.

Джесс внимательно на меня посмотрела, а потом, кивнув своим мыслям, ушла из комнаты. Где-то лязгнула дверца сейфа и вскоре она притащила мне сумку с деньгами.

— Будешь пересчитывать?

— Да ты что, я доверяю вам, как себе. Маме скажешь, что я забрал все. Пусть не переживает. Деньги нужны для расчета за проделанную для меня работу. Давай я расписку напишу, что забрал деньги.

Тут уж Джессика взвилась и стала горячо доказывать, что она не возьмет с меня никаких расписок, но я был непреклонен и написав расписку крикнул Татьяну.

Тут по лестнице застучали каблучки и к нам вернулись Хелен и Татьяна. У обоих горели глаза. Ну, понятно, в куклы не наигрались. Но нам действительно уже пора было возвращаться в отель, так как по времени у Людвига с Михалычем должны были закончиться подготовительные работы с копиями взрывателей.

Я попросил Татьяну расписаться на моей расписке, как свидетеля и, показав ей открытую сумку с деньгами, отдал расписку Джесс.

Все мы готовы вернуться в город. Я вызвал такси, и через десять минут мы, выйдя к машине, дружно распрощались с девчонками, я назвал таксисту адрес отеля и мы покатили в направлении города. Татьяна сидела рядом со мной, и ее глаза все время съезжали на сумку с деньгами.

— Макс, а ты не боишься, что кто-нибудь нападет на тебя с такими деньгами? Может, нужно было вызвать папу или дядю Людвига?

— Да нет, Танюшка, мы и сами, если что, то отобьемся. Да и не знает никто, что мы с тобой деньги везем. Это теперь пусть у твоего папы голова болит, как их сберечь.

Татьяна поняла, что ее отец теперь будет охранять эти деньги, и ее беспокойство в глазах только усилилось. Вот показался наш отель. Я выбрался из остановившегося такси, расплатился с водителем и, подхватив в одну руку сумку, а другой Татьяну, двинулся в отель. Поднялись на второй этаж и, пройдя по коридору, подошли к нашей двери. За ней слышался отчаянный спор. Мы зашли в номер и я, посмотрев на красных от нахлынувших эмоций спорщиков сказал. — Спорим, не подеретесь!

Те вмиг успокоились. Михалыч, смущенно потупившись, сказал, что они немного повздорили относительно отдельных элементов электронной схемы и если бы они знали, как я буду воздействовать на отдельные элементы взрывателя, то может, и предмета спора не было бы.

Я, помогая Татьяне снять свою куртку, сообщил им, что провел полевые испытания на камне и земле. В первом случае можно с уверенностью сказать, что зона покрытия будет около двадцати, двадцати пяти сантиметров, а вот во втором случае такие замеры произвести было не возможно, так как земля просто вылетела осыпавшись. Оба мои оппонента кинулись к записи с видео камеры и начали что-то просчитывать, останавливая кадры.

Я смотрел на это безобразие, а потом попытался их спустить с небес на землю. Что вы считаете. Размеры платы взрывателя или внутреннюю площадь штабеля. Вы сами то подумайте. Я могу воздействовать не опосредовано, а напрямую. То есть получится дыра в земле в виде конуса вначале, около четырех сантиметров, а в конце, скорее всего, сантиметров тридцать. Никакие электроны мне не подвластны. В горах я провел три пробы. Первая, это я всадил заряд энергии в огромный камень. Глубина проникновения, тридцать сантиметров. Вторая, это было пробивание грунта шириной четыре метра. Луч пробил землю навылет. Третья, пробивал камень шириной двадцать пять сантиметров. Получилось отверстие на входе четыре сантиметра, на выходе, пять. Вот и все, что я могу.

— Вот черт, а мы думали, ты привез какое-то чудо, вон и сумка стоит у порога.

— А, это. Нет, там деньги Михалыча. Я вот другое думаю, ведь если я ударю в землю, на глубину четыре метра, то там все переломается и сплющится. Это приведет к замыканию. Но ведь и элементы питания будут повреждены. Так может и не произойдет взрыва.

Мужики задумались, да нет, если замкнет, то взрыв неизбежен, но если элементы питания разрушатся раньше, то да, взрыва не будет.

— Михалыч, — спросил Людвиг, — ты бы, где расположил питание такой машинки.

— Как где? Сверху конечно, чтобы водой не залило.

— Вот! И я бы расположил их сверху в такой ситуации. А чем они от нас отличаются? Да ничем. Вот поэтому удар Макса может и пройти. Он же идет сверху вниз, значит сначала выходят из строя элементы питания, все, даже дублированные, а потом ломается вся электроника. Так что может сработать.

— А если рванет. Ведь он будет стоять точно над каждой заложенной миной.

— Да его, как выяснилось, самосвалом не раздавишь, а тут какой-то взрыв.

— Это откуда такая информация о самосвале? — Подозрительно прищурившись спросил я у Людвига. — У Якова что, язык чешется?

— Ну, не наезжай, Макс. Это он мне так, по-дружески рассказал. Ты же знаешь, из меня такую информацию клещами не вытянешь.

— Да тут и клещей не надо, сам все рассказал.

— Но ведь тут все свои. Да и не поверит никто. Это же надо, по человеку многотонный самосвал проехал, а ему хоть бы хны, тем более что он не один был, а с дамой.

— Ох, Людвиг, не я твой командир, а то ты бы у меня с гауптвахты не вылезал бы. Так, сейчас уже поздно. Мы с Людвигом пойдем на работу, а вы располагайтесь и отдыхайте. Завтра все дружно выезжаем в горы и там проводим еще одно испытание. Чтобы все было достоверно, а то не хочется мне, чтобы хоть одна такая мина осталась не разряженной. Все Людвиг, собирайся, мы уходим.

Мы уже направились на выход из номера, когда нас догнал голос Татьяны. — Макс, а сумка с деньгами?

— Я же тебе сказал, что теперь это головная боль твоего папы. Все пока. Нам еще нужно застать на работе Якова.

Мы развернулись и направились по лестнице вниз. До работы было не далеко. Не прошло и десяти минут, как мы входили в транспортные ворота фирмы. Сразу направились к Якову. Договорились с ним, что он все эти дни не ставит машину там, где ставил раньше, и не пользуется лифтом из подземной стоянки, который ведет на их этаж. Пока мины не обезврежены, это может быть довольно опасно, да и люди вокруг могут пострадать. Людвиг заверил нас, что сделает все, как мы его просим.

Теперь можно было расслабиться. Людвиг ушел проверять своих, а я направился в свой кабинет. Сегодня я здесь заночую. Мне нужно набраться сил. Ингрид уже ушла и я, сдвинув столы, улегся на них и задремал.


3.25. Прогулка по горам | Кровь обязывает | 3.27. Полный расчет







Loading...