home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


23

Повозка неслась вдоль Рейна так, что скрипели и трещали оси. Все еще лил дождь, но на востоке горизонт уже окрасился серым.

Иоганн словно одержимый хлестал лошадь, и та заходилась в адском галопе. Они не останавливались вот уже три часа – Фаусту хотелось как можно дальше убраться от Кёльна, прежде чем стражники забьют тревогу. За ними, наверное, уже выслали погоню. Ему не хотелось даже думать о том, что им грозило. Два содомита, да притом еретики и чернокнижники! Для кёльнской инквизиции это сущий клад. Должно быть, они только и ждали случая, чтобы заполучить их, и Вагнер угодил к ним прямо в лапы.

Когда юноша рассказал о произошедшем, они тотчас поспешили к дому Агриппы. Там стояла их повозка, и ученый был единственным, кто мог им помочь. У него имелись связи, а деньги сделали все остальное: еще ночью им удалось покинуть город. Прощаться пришлось в спешке, и утешала лишь надежда, что когда-нибудь они снова встретятся и смогут возобновить свои беседы.

Но самый важный разговор между ними уже состоялся.

Теперь Иоганн знал, что был лишь один способ проникнуть в тайну своего рождения. Собственно, Агриппа еще несколько дней назад натолкнул его на эту мысль, но осознание пришло лишь этой ночью. Они говорили о линзах, об очках и линзах для латерны магики. И потом Агриппа высказал еще одну идею.

Но что, если с их помощью мы смогли бы рассмотреть небесные тела? Тогда, возможно, мы выяснили бы, что такого особенного в вашем гороскопе.

Иоганн знал об одном приспособлении, которое могло ему помочь. Но устройство это было зарыто в опасном месте. Фауст не бывал там пятнадцать лет и не знал, появлялся ли в тех краях Тонио.

Внутри повозки поскуливала Сатана. Собака совсем ослабла, с трудом ходила, и временами ее мучили боли, особенно после еды. Она помногу спала и часто вздрагивала во сне. Иоганн дал ей немного териака, чтобы успокоить, но сознавал, что следует готовиться к худшему.

Она уйдет от меня, как уходили все, кого я любил…

По крайней мере, удалось спасти Вагнера. Иоганн решительно кивнул. Это была его ошибка: он слишком мало внимания уделял юноше. Беседы с Агриппой оказались для него важнее. Всякий раз в погоне за чем-то более важным он забывал о тех, кто был ему дорог. Вагнер молча сидел рядом, лишь изредка бросая на Иоганн страдальческий взгляд, почти как Сатана.

– Прекрати так смотреть на меня! – прикрикнул на него Иоганн. – Что случилось, то случилось. Я тебя предупреждал, но и мне следовало получше присматривать за тобой.

– Мне так жаль, – пробормотал Вагнер. – Ваши беседы с Агриппой…

– Все равно подошли к концу, – оборвал его Иоганн. – Я узнал, что хотел. Когда-нибудь эта гонка должна закончиться.

– Вы уже говорили это в Кёльне, – заметил Вагнер. – Что вы имеете в виду? Какая гонка?

– Гонка длиною в жизнь.

Фауст щелкнул плетью, поторапливая лошадь; ветер трепал навес повозки.

Они держались Рейна до самого Вормса, древнего имперского города. Именно сюда доставили Валентина и осудили как еретика. Всякий раз, когда Иоганн думал об этом, у него болезненно сжималось сердце. Словно в наказание, погода день ото дня становилась хуже. Это была самая холодная осень на памяти местных жителей, и в конце октября первые заморозки возвестили скорый приход зимы. Спустя две недели они наконец-то добрались до Баварии; на горизонте уже вырисовывались Альпы. С каждым днем Иоганн все больше замыкался в себе. Стоило ему взглянуть на горы, как возвращались воспоминания. О Саломе, о Венеции, о времени, проведенном с Тонио в башне.

Башня…

Там, пятнадцать лет назад, Тонио посвятил его в тайны черного ремесла, но до сих пор для Иоганна оставалось загадкой, чем в действительности занимался наставник в те морозные дни. С тех пор Фауст избегал этих мест, словно опасался, что наставник дожидался его там, чтобы снова вовлечь в свои зловещие ритуалы. Однако, вопреки опасениям, он еще не забыл, что они закопали тогда рядом с башней.

Книги и трубу.

Трубу, при помощи которой можно было рассмотреть звезды. Оставалось надеяться, что она по-прежнему там.

Еще через десять дней они добрались до предгорий Альп. Тем временем зима вступила в свои права. Сугробов еще не намело, как в прошлый раз, но Иоганну непросто было отыскать дорогу между деревьями, склоненными под тяжестью снега. Иногда им приходилось слезать и тянуть лошадь через снежные наносы. В небе кружили вороны, и Иоганн старался не думать о том, что это могли быть вороны Тонио. В последние дни он нередко слышал крики ворона. Человеческого в этих криках было больше, чем птичьего, они звучали почти насмешкой.

Чильд… Рэ… Чильд… Рэ…

Наконец, спустя почти три недели и после долгих поисков, они добрались до башни.

Она по-прежнему торчала, как обломанный зуб, на вершине холма – древний форт в предгорьях Альп. Сарай уже развалился, но дверь в башню по-прежнему была подперта тяжелой балкой, чтобы внутрь не пробрались звери или мародеры. Окна тоже были заколочены, какими они с Тонио их и оставили.

При виде темнеющей каменной громады Иоганн вздохнул с облегчением. По всей вероятности, нежелательные гости сюда не наведывались. Что, в общем-то, могло показаться странным – башня стояла на возвышенности и была видна издалека. Ее словно окружала невидимая линия, переступить которую решались очень немногие. Наверное, этому способствовала и пентаграмма, начертанная на двери. Казалось, цвет ее нисколько не потускнел с тех пор, как они спешно покинули это место.

Иоганн спрыгнул с козел и обошел башню кругом. Затем разворошил ногой снег и отметил, к своему облегчению, что белые камни лежали на прежнем месте. Никто здесь не рылся. Убедившись в этом, Фауст вернулся к двери, снял подпирающую балку, достал из-под каменной плиты ключ и отомкнул замок. Дверь со скрипом подалась внутрь. На них пахнуло спертым духом, как из древней крипты. Глаза постепенно привыкли к полумраку, и в первый миг Иоганну показалось, что внутри все осталось по-прежнему. Но потом он стал отмечать некоторые перемены.

Тревожащие перемены.

Какого дьявола?..

– Это же… потрясающе! – промолвил Вагнер, стоя у порога. – Я ожидал увидеть какую-нибудь дыру… Но это же рыцарское жилище!

Фауст не ответил и продолжал изучать обстановку. У стены появилась новая полка с двумя дюжинами книг. Рядом стояла накрытая шелковым покрывалом кровать. Появился также окованный серебром сундук, и на столе были расставлены шахматные фигуры из слоновой кости. За ширмой у камина помещалась еще одна кровать, заваленная подушками и шкурами. Иоганн задумчиво провел пальцем по слою пыли, покрывающей подушку.

Он был здесь… Только вот когда?

– Здесь собраны все труды Аристотеля! – воскликнул Вагнер. Он подошел к стеллажу и наугад взял несколько книг. – Ха! А это, если я ничего не путаю, «Книга исцеления» Авиценны! В университете в Лейпциге нам постоянно твердили, что все его работы следует сжечь. Это вы всё тут обустроили и собрали эти книги?

– Один… старый друг, – ответил неуверенно Иоганн.

Сердце его бешено колотилось, и вновь он ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. Тонио побывал в башне и превратил ее в уютное обиталище. Стол, сундук и кровати были покрыты слоем пыли – значит, с последнего его визита прошло немало времени, возможно, больше года.

Но как знать, не вернется ли Тонио в ближайшее время?

Как ни странно, наставник не выкапывал короб – во всяком случае, камни лежали на своем месте.

– Вы не опасаетесь соприкасаться с черной магией? – спросил Вагнер, прервав его размышления. Он держал в руках книгу с пентаграммой на кожаной обложке.

Иоганн прочел витиеватую надпись и вздрогнул.

«Гримуар Гонория»

Одна из тех книг, что давал ему синьор Барбарезе в Венеции! Каким образом она попала в эту башню? Это был другой экземпляр, иного объяснения Иоганн не видел.

– Поставь на место, – приказал Фауст. – Немедленно! Эта книга не для тебя. И не для меня, – добавил он негромко.

Подождал, пока Вагнер вернет книгу на место, после чего указал наверх.

– Ты будешь жить на втором этаже, там есть еще одна кровать. Немного соломы, пару подушек – и будет вполне уютно. Третий этаж и верхняя платформа для тебя под запретом. Ты меня понял?

Вагнер кивнул.

– Вот и славно, – произнес Иоганн. – И попомни мои слова: если я увижу тебя там, то выпотрошу, как кролика. А теперь помоги мне перенести Сатану и развести огонь, пока мы тут не околели.

Пока они вместе разводили огонь в камине, Иоганн подумал, что когда-то нечто похожее говорил ему Тонио. С тех пор прошла целая вечность…

Но в ту минуту казалось, что это было только вчера.


* * * | Сети сатаны | * * *







Loading...