home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


11

Они похоронили Петера рядом с кладбищем при небольшой церквушке города Тревизо. Для презренного артиста не нашлось места на освященной земле, но священник все-таки прочел короткую молитву за усопшего, и над его могилой поставили деревянный крест. Погруженный в раздумья, Иоганн смотрел на имя, грубо нацарапанное на кресте. Петер Нахтигаль лежал вдали от дома, похороненный как бродяга. Должно быть, и его, Иоганна, ждала такая же судьба.

Когда священник ушел, друзья некоторое время еще стояли у могилы. Накрапывал дождь, над округой разносился отдаленный звон похоронного колокола. В конце концов Эмилио прервал молчание.

– И как нам теперь быть? – спросил он.

– А как еще? – отозвался Иоганн. – Отправимся в Венецию. Петер ведь этого хотел.

– Но нам нужен новый предводитель, – не унимался Эмилио.

– Действительно, – Иоганн с вызовом оглядел остальных. – И им стану я. Такова была последняя воля Петера. Он попросил меня сжечь его скрипку и с этого дня возглавить труппу.

Это была наглая ложь, но юноша уже долгое время вынашивал мысль преобразить труппу. Некоторые номера устарели, а Петер давно признал в нем полноценного артиста и сулил ему большое будущее на этом поприще. Иоганн чувствовал, что пришло время взять на себя ответственность.

– Ты? – Эмилио насмешливо улыбнулся. – Сколько тебе лет? Семнадцать?

– Не намного меньше, чем тебе, – возразил Иоганн. – Ты, может, и хороший акробат, но публику развлекать не умеешь. Предводителю нужен подвешенный язык. К тому же ты ничего не смыслишь в делах, а я умею считать и торговаться.

– Может, по этой части я и не силен, – Эмилио скрестил руки на груди и смотрел на Иоганна в упор. – Но в Венеции ты окажешься изгоем, потому что не знаешь языка. В отличие от меня.

– Но ты можешь переводить ему, – вступил в спор Арчибальд. – Мне кажется, из Иоганна выйдет хороший предводитель. Он умен, и его не так-то просто обвести вокруг пальца. И за словом в карман он не полезет.

В последнее время, когда Петер уже не мог выступать, Иоганн действительно все чаще брался развлекать публику. Ему не составляло труда расположить к себе зрителей – он обладал звонким голосом и изрядной долей остроумия и убедительности, как и подобало хорошему шпильману. С тех пор как Иоганн стал вести представления, число их зрителей постоянно росло. Некоторые, особо набожные, даже прикладывались к нелепым реликвиям Арчибальда – и щедро платили.

– А ты что скажешь? – Эмилио повернулся к Саломе. – По-твоему, этот умник чего-то стоит? – Он язвительно рассмеялся. – Ты-то знаешь его, как никто другой.

До сих пор Саломе молча стояла рядом с Мустафой и не вмешивалась. Она улыбнулась.

– Дадим ему шанс. Он хорош собой и остроумен, девушкам это понравится. А от твоих шуток, Эмилио, зрители скорее уснут.

Когда же кивнул Мустафа, Эмилио наконец сдался.

– Ладно, – вздохнул он, – будь по-вашему. Я, в общем-то, и не горел желанием препираться с властями из-за всех этих правил. Главное, чтобы деньги делили по справедливости. Значит, я так и буду жонглировать, и заодно играть на шарманке, как раньше. Конечно, если вы поднимете мою долю, – он пожал плечами. – Кто-то ведь должен играть, пока мы не найдем нормального музыканта, – тут он бросил хмурый взгляд на Иоганна. – Жаль только, что ты сжег скрипку. Мы бы выручили за нее хорошие деньги.

– Не забывай, это было последнее желание Петера, – возразил Иоганн и хлопнул в ладоши. – Сегодня надо продать лошадь и повозку. В Венеции они нам все равно не понадобятся. А весной, когда тронемся дальше, подыщем что-нибудь получше.

Она развернулся и зашагал прочь. Остальные, к его удовольствию, последовали за ним.


* * * | Сети сатаны | * * *







Loading...