home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


13

Магистр Арчибальд не явился в Фондако к вечернему представлению. Не объявлялся он и позднее на постоялом дворе. Но остальных это, похоже, не сильно обеспокоило.

– Да старик, наверное, опять перебрал и теперь отсыпается где-нибудь в подворотне, – Эмилио пожал плечами. – Будем надеяться, он не свалился в какой-нибудь канал и не захлебнулся.

Иоганн молчал. Вечер напролет он думал о том, что рассказал ему Арчибальд: о синьоре Барбарезе и Тонио. Возможно ли, что этих двоих что-то связывало? Иоганн подумал о старинном доме венецианца, о перевернутых картинах на лестнице и многочисленных гримуарах. Такие книги наверняка понравились бы и Тонио.

Знание, которое Иоганн впитывал в библиотеке синьора Барбарезе, было неизмеримо, огромно, как море. И за каждой мыслью, за каждой идеей его ждало новое озарение.

И очередная пропасть.

Мысли его вновь завертелись вокруг Маргариты. Еще ребенком она испугалась Тонио. Возможно, сейчас она испугалась бы и его, Иоганна, человека мрачного и молчаливого, которого книги выжигали изнутри и который находил исцеление в темных гримуарах. Иоганн вдруг увидел себя глазами Маргариты и осознал, что он действительно переменился. Неужели в том повинны эти книги? Действительно ли синьор Барбарезе – последователь дьявола?

Чтобы убедиться в этом, Иоганн должен был еще раз поговорить с Арчибальдом – если накануне старик не наплел все это спьяну и не жалел теперь о сказанном.

– Завтра я поищу Арчибальда, – пообещал Иоганн остальным. – Где-то он ведь должен быть.

– Ну, хоть сегодня ночью ты останешься со мной и не пойдешь к своей милой, – насмешливо заявила Саломе и провела рукой по его черным спутанным волосам.

Иоганн плохо спал этой ночью – ему постоянно снилась Маргарита. Она беспомощно тянула к нему руки, и лицо ее было залито кровью. Но стоило Иоганну приблизиться к ней, как она отшатывалась. Лицо ее превращалось в лицо Саломе, а затем в лицо матери.

«Уйди прочь, прочь… – шептала она. – Ты… дьявол…»

Иоганн проснулся рано утром, весь в поту. Рядом крепко спала Саломе. Юноша осторожно поцеловал ее в щеку и вышел из комнаты. Арчибальд должен был ждать его на острове Торчелло.

При помощи жестов и на ломаном итальянском Иоганн расспрашивал прохожих, пока кто-то не показал ему дорогу к одинокому причалу на восточной окраине города. Отсюда рыбацкие лодки плавали к небольшим островам лагуны. За несколько монет старый рыбак с обветренным лицом согласился доставить Иоганна на Торчелло.

Пока маленькая лодка неспешно скользила по водной глади, Иоганн разглядывал многочисленные острова, разбросанные по лагуне. Некоторые были совсем крохотными каменными глыбами, торчащими из воды; на других раскинулись небольшие поселения, церкви и монастыри. Венецианцы отсылали на острова больных и безумцев. Там же держали под присмотром некоторых моряков и путников, возможных переносчиков чумы. Другие острова представляли собой линию оборонительных укреплений. На самом крупном венецианцы производили известный на весь мир хрусталь, тайну которого тщательно оберегали. Страшная кара ждала того, кто раскрыл бы этот секрет.

Торчелло оказался невзрачным болотистым островом, опоясанным непроходимыми зарослями тростника. Единственной возможностью попасть на сушу был ветхий, покрытый илом причал. Оттуда в глубь острова вел старый, давно пересохший канал.

По пути рыбак кое-что рассказал о Торчелло. Насколько Иоганн понял из его речи, остров действительно был самым старым поселением в лагуне, старше Венеции. Когда-то здесь жили тысячи людей, но потом произошло нечто страшное. Рыбак изъяснялся не совсем понятно, но, очевидно, Торчелло постигла божья кара. Жители покинули остров, и теперь его населяли лишь несколько крестьян. Старик качал головой и повторял одно слово.

Maledetto…

Из этого Иоганн заключил, что остров проклят.

Что, ради всего святого, хотел показать ему здесь Арчибальд? Наверное, старый пропойца просто перебрал накануне.

Иоганн перебрался с лодки на причал. Рыбак перекрестился, поставил парус по ветру и отплыл. Они заранее условились, что с заходом солнца старик заберет его с острова. Оставалось только надеяться, что суеверный олух сдержит обещание. Иначе Иоганн застрянет здесь надолго.

Юноша двинулся по тропе вдоль илистого, поросшего водорослями канала. На него налетели сотни комаров, превращая каждый шаг в пытку. Они поднимались полчищами из солоноватых болот, простиравшихся по обе стороны от канала. Время от времени Иоганну попадались одинокие коровы, и больше никого не было видно. Судя по развалинам, заросшим колючими кустарниками, на острове когда-то проживало множество людей. Почему же они покинули Торчелло? Может, Господь послал им наводнение в наказание за грехи? Что же это были за прегрешения, оставалось только гадать.

Через некоторое время Иоганн подошел к каменному мосту, пересекающему канал. Вероятно, это и был Понто-дель-Диаволо, Дьяволов мост. Почему он носил такое название, не сказал даже старый рыбак – или Иоганн просто не понял его.

Недалеко от моста среди деревьев высилась колокольная башня, так называемая кампанила; рядом были видны крыши небольшой церкви и базилики с тремя нефами. До сих пор Иоганн не встретил ни единой живой души. Он миновал несколько разрушенных домов и подошел к церквям, соединенным друг с другом галереей. Они стояли на краю площади, где раньше, вероятно, проходили собрания. Площадь окружали полуразвалившиеся строения, и за ними вздымалась колокольня. Сама площадь заросла кустарником; посередине был водружен массивный каменный трон, как символ древних языческих ритуалов. Прежде здесь, наверное, кипела жизнь, шумели рынки, разгорались судебные прения… Теперь тишину нарушал лишь звон комаров с болот.

Иоганна услышал шорох и резко обернуться. Из руин, опираясь на палку, поднялся какой-то старик. Должно быть, он отдыхал среди камней.

– Buogiorno! [36] – окликнул его Иоганн.

Но старик не отозвался. Он стоял неподвижно и таращился на Иоганна.

– Sto cercando un uomo, – предпринял тот новую попытку. – Si chiama Magister Archibaldus. Lo conoscete? [37]

Старик хранил молчание. За его спиной из руин с шумом вспорхнула стая голубей. Потом снова все стихло.

В конце концов Иоганн махнул рукой и вошел в небольшую церковь. Внутри тоже никого не оказалось – кругом лишь голые каменные стены. Иоганн перешел в галерею и направился к базилике. Шаги его гулко разносились под сводами, и это был единственный звук во всей округе.

Портал базилики был завешен тяжелым красным пологом. От него пахло чем-то затхлым, словно полотно провисело там сотню лет. Юноша отодвинул полог и заглянул внутрь. Глазам его открылся просторный зал. Сквозь узкие и высокие окна полосы света падали на золотую мозаику. Иоганн содрогнулся, глядя на это холодное великолепие. На ней была изображена Дева Мария с младенцем, в окружении двенадцати апостолов. Ряд колонн и искусно расписанный алтарь отделяли зал от апсиды. Сверху на Иоганна с грустью взирал распятый Христос.

Магистра Арчибальда нигде не было.

– Арчибальд? – позвал Иоганн, и голос его эхом разнесся по церкви. – Вы здесь?

Где-то капала вода, словно шел дождь; протекала крыша.

Кап… кап… кап…

Иоганн еще раз позвал, но ответа так и не последовало. В конце концов он сдался. Арчибальда в базилике не было. Возможно, старик действительно выпил лишнего накануне и наплел Иоганну всякого вздора. А может, он поджидал где-нибудь на острове? Но здесь ничего не было – кругом лишь болота, комары и эта площадь, окруженная развалинами. Иоганн судорожно соображал, как ему быть. Очевидно, что вылазка на Торчелло оказалась напрасной. Но что хуже всего – рыбак вернется за ним только к вечеру. А до тех пор ему придется торчать здесь.

Кап… кап… кап…

Эта капель действовала Иоганну на нервы. Он готов был придушить старого пьяницу. Как ему вообще взбрело в голову отправить его на этот остров? Если б у него действительно было что сказать, он мог бы сделать это в Венеции, а не тащиться на богом забытый клочок земли! Ну, может, удастся разыскать другого рыбака, который переправит его обратно. Или…

Кап…

Проклятые капли! Звук доносился откуда-то сзади. И что бы это могло быть? Иоганн сердито развернулся…

И оцепенел.

С той минуты как он вошел в базилику, юноша смотрел только вперед, на алтарь. Противоположную стену занимала огромная мозаика. На ней был изображен Судный день. На самом верху люди ожидали божьего приговора, посередине помещался медальон с образом Христа, из которого лилось пламя, питающее преисподнюю. Ангелы разили копьями грешные души, в груде черепов извивались змеи, головы царей сгорали в вечном огне. Справа от входа на троне, украшенном драконьими головами, восседал Аид, бог подземного царства. На коленях у него сидел Антихрист в образе прекрасного юноши в тоге. Казалось, он смотрел Иоганну прямо в глаза, словно ждал от него ответа.

Под Антихристом висел магистр Арчибальд.

Точно в насмешку над сценой распятия, старика пригвоздили к стене. Лицо его застыло в гримасе ужаса. Левая рука безжизненно свесилась, и с нее капала кровь. Магистр Арчибальд был, несомненно, мертв.

Кап… кап… кап…

Некоторое время Иоганн просто стоял, не в силах отвести взгляд от жуткой картины. Должно быть, Арчибальда распяли еще живым, и в предсмертной агонии ему удалось высвободить левую руку. Сложно было представить, какие муки он испытал, когда оторвал прибитую руку от стены. Собственной кровью Арчибальд сумел вывести на мозаике несколько слов. Буквы были размыты, так что Иоганн с большим трудом разобрал написанное. Это было французское имя.

Giles… de… Rais

– Жиль де Ре, – прошептал Иоганн. Он почувствовал, как зашевелились волосы на загривке, словно от одного лишь этого имени по телу пробегала волна ужаса. – Господи, что…

Произносить имя Господа перед распятым стариком казалось богохульством. Иоганн запнулся, у него внезапно подогнулись ноги. Он в последний раз взглянул на искаженное лицо Арчибальда и бросился через галерею в маленькую церковь, а оттуда – на улицу.

Старик с палкой стоял прямо перед порталом.

Иоганн едва не налетел на него. Он вскрикнул от испуга и отпрянул. Старик ухмыльнулся, обнажив беззубые десны.

– Il diavolo, – прогнусавил он. – Benvenuti a la casa del diavolo [38].

И захихикал.

Иоганн отпихнул старика в сторону, бегом пересек площадь и помчался к каналу. Нужно убираться отсюда, неважно как! Он не оглядываясь пробежал вдоль канала и мимо моста. Его преследовали мириады комаров, пот заливал глаза… Где-то за развалинами и уродливыми деревьями скрывался берег. Наконец-то впереди показался ветхий причал. Слова старика эхом звучали в голове.

Benvenuti a la casa del diavolo.

Милости просим в обиталище дьявола…

Иоганн увидел вдали от берега несколько рыбачьих лодок. Но докричаться до них он бы все равно не сумел. Нужно было найти другой способ…

Над островом разнесся низкий отрывистый звон.

Иоганн затравленно оглянулся. Звон определенно исходил с кампанилы, что высилась подле церкви. Неужели этот полоумный старик звонил в колокол?

Вновь грянул звон.

В отдалении, там, где лежала площадь, показалось облако пыли. Вихрь взялся словно из ниоткуда.

Что-то приближалось.

В третий раз прозвенел колокол…

Ни секунды не раздумывая, Иоганн, точно загнанный зверь, бросился сквозь заросли. Когда колокол прозвонил в четвертый раз, он обнаружил среди тростника маленькую, присыпанную листвой барку. Должно быть, ее спрятал здесь какой-нибудь рыбак, один из немногих жителей острова, – может, тот полоумный старик. Лодка имела довольно жалкий вид, на днище скопилась вода, но весла были на месте. Иоганн с трудом вытолкал ее на воду и запрыгнул внутрь. Лодка угрожающе закачалась, но не пошла ко дну и не протекала. Под звон колокола Иоганн работал веслами так, словно за ним гнался сам дьявол. Сердце выскакивало из груди. Только когда берег превратился в едва различимую коричневую линию, он позволил себе перевести дух и стал понемногу приходить в себя.

Потом бросил взгляд на далекий берег – и вздрогнул.

На причале кто-то стоял. Юноша напряг зрение, но было слишком далеко, чтобы разглядеть человека. Но это, по всей вероятности, был не безумный старик, а кто-то другой.

Человек этот махал, словно просил Иоганна вернуться.

Тот понимал, что это невозможно, что страх подстегивал его воображение. Но отдаленный голос эхом разносился в сознании, и он призывал вернуться на Торчелло, на Остров Дьявола.

Это был голос Тонио дель Моравиа.


* * * | Сети сатаны | * * *







Loading...