home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


17

Следующие несколько месяцев Иоганн жил как в дурмане. Они с Маргаритой виделись при любой возможности. Монахини, как выяснилось, довольно часто выходили за монастырские стены, чтобы трудиться в полях; иногда даже приходили в Гейдельберг, где Нойбург имел небольшое отделение. Это были краткие мгновения, несколько теплых слов, мимолетные объятия, поцелуй… Но Иоганн чувствовал, что Маргариту тянуло к нему все сильнее. Она реже стала заговаривать о темном духе и пробуждении сатаны, хоть и не забывала об этом окончательно.

Поцелуев Иоганну было недостаточно, и несколько раз он пытался зайти еще дальше. Но всякий раз Маргарита с улыбкой отстранялась.

– Я обещана Богу, – говорила она.

Они лежали на убранном поле, укрывшись за телегами и кучами соломы.

– Если в монастыре этого захотят, то на следующий год я дам обеты. Но уже сейчас, послушницей, я принадлежу Господу.

– Я слышал Бога в своих молитвах, – заявил Иоганн. – Он хочет, чтобы мы оба были счастливы.

– А разве мы не счастливы сейчас? – спросила Маргарита.

Действительно, юноша не мог и мечтать о таком. Маргарита вновь была рядом, он учился в самом известном университете Германии и имел блестящие виды на будущее. Студенты в большинстве своем перестали потешаться над ним, но кроме Валентина настоящих друзей у него в университете так и не появилось. Он был слишком заносчивым и высокомерным. Однако пользовался расположением ректора Галлуса и еще кое-кого из магистров. Кроме того, Иоганн теперь довольно часто бывал в замке, и они с Конрадом Цельтисом вели оживленные беседы, в том числе и о последних изобретениях, которые будоражили Гейдельберг.

– А колокольню на площади Сан-Марко в Венеции хотят снабдить часовым механизмом, и удары колокола возвещали бы начало трудового дня и его окончание, – говорил Иоганн, когда они в очередной раз сидели в тесной комнате Цельтиса. – До сих пор люди отмеряли время по солнцу. Можно подумать, теперь эту задачу целиком возложат на часы.

Ученый кивал.

– Я слышал, теперь есть механизмы, которые отмеряют не только часы, но даже минуты и секунды. Секунды! Только глазом моргнуть, и всё… – Он театрально всплеснул руками. – Время бежит, и мы бежим вместе с ним. Только вот чем это все закончится?

– Стоит подумать, какую мы извлечем пользу, если всюду будет единое время, – заметил Иоганн. – Торговцам станет проще договариваться, а работу можно будет оплачивать по количеству часов…

Цельтис рассмеялся.

– Ну, лучшее время по-прежнему то, которое просто течет себе, и ты не замечаешь, как пролетают часы. Признаюсь, в разговорах с тобой я очень близок к такому ощущению. Они, скажем так… – он усмехнулся, – захватывают. Как бы там ни было, язык у юного студента хорошо подвешен.

Жиля де Ре они больше не вспоминали, и Иоганну действительно удалось на какое-то время забыть и это имя, и все, что было с ним связано.

Вот только с латерна магикой Иоганн и Валентин потерпели неудачу. Хмурым ноябрьским днем друзья наконец-то установили зеркало в корпус, и все было готово. Они наглухо закрыли ставни и зажгли лампу внутри короба. Дрожащими руками Валентин вставил в прорезь одну из разрисованных стеклышек. Но на стене сарая проявилось лишь дрожащее, размытое пятно.

– Проклятье! – выругался Валентин и выдернул пластинку. – Свет слишком слабый. Вложить столько сил – и получить какое-то пятно!

– Мне кажется, дело не в источнике света, – проговорил Иоганн, нахмурив брови. – Свет рассеивается, расходится во все стороны.

– Нельзя собрать свет в один луч, это же не стадо овец, – насмешливо возразил Валентин. – Он просто светит, как заблагорассудится. И как меня угораздило наткнуться на эти рисунки! Сколько времени впустую…

Он хотел уже скинуть латерну магику со стола, но Иоганн удержал его.

– Ты рано сдаешься, – сказал он. – Может, мы еще найдем способ получше сосредоточить свет.

– Пожалуйста! – хмыкнул Валентин. – Там, где Джованни Фонтана и Леонардо да Винчи оказались бессильны, справится прославленный доктор Фаустус.

– Как знать, может, так меня однажды и назовут, – пробормотал Иоганн.

В голове у него кружила какая-то мысль, но всякий раз, когда он пытался ухватиться за нее, она ускользала.

Иоганн по-прежнему присматривался к Альтмайеру – его не покидал ощущение, будто тот что-то замышлял. Часто, когда они пересекались, Альтмайер скалился, приподнимал берет и насмешливо кланялся.

– Смотри-ка, почтенный доктор Фаустус, – говорил он. – Погоди, чем выше взбираешься, тем больнее падать.

– А можно никуда не взбираться – и сидеть в своей канаве, – отвечал Иоганн и уходил прочь.


* * * | Сети сатаны | * * *







Loading...