home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 12

— Мы все мясники, — отвечал Робин Гуд,-

Одна небольшая семья.

Сочту я за честь попить и поесть,

И чокнуться с вами, друзья.

Английская баллада.

Подъехав к мосту, всадники перевели коней на шаг. Панорама древнего города в лучах январского солнца напоминала обложку календаря. Отчасти портили картинку лишь вздымавшиеся в нескольких местах к небу столбы чёрного дыма — а так в целом ничего, — заценила профессиональным взглядом телеведущей Вика. Луковые купола монастыря сияли крестами вполне гламурно. Внезапно ухнул взрыв — по звуку, довольно далеко. Ему отозвалась, чёткая в морозном воздухе, пулемётная очередь. В ответ — несколько гулких хлопков.

— Это с охотничьего, — прокомментировал Красков, похлопав ласково по шее насторожившегося скакуна. — Ну, и с чего начнём?

— К Машке! Тьфу, чёрт! Каникулы же у них…

— Поехали в райотдел. Получим информацию для начала. Адрес её в том числе.

Вика молча кивнула. Не хотелось снова видеть Медведяева — но другого выхода не было. На мосту встретилось несколько одиноко бредущих закутанных в шубы фигур, навьюченных тяжёлыми сумками. Попадались и ручные тележки. Люди оценивали конный разъезд сумрачными взглядами исподлобья и продолжали свой непонятный путь. Проскакав два квартала по горбатой улице Большевиков, они увидели кипешующую толпу. Так, ясно — здесь грабили продмаг. Стеклянная витрина гастронома «Всё для всех» была сломана. Без человеческих потерь не обошлось — в луже яркой крови на снегу среди осколков хрипела пожилая женщина с отрезанной по плечо рукой — стекло витрины перерубило рыхлую плоть, как нож гильотины. Никто не собирался оказывать умирающей первую помощь — не до пустяков. Толпа громила прилавки супермаркета! Самые ушлые передавали родным и близким сумки через головы. Кого-то уже затоптали в давке. Вика почувствовала, что сейчас сблюёт. Но тут кто-то попытался схватить её кобылу под уздцы, и она инстинктивно дала шпоры. Лошадь среагировала верно — мужик ватной куклой вылетел, отброшенный ударом копыта, на проезжую часть и замер в вывернутой неживой позе.

— Поехали, — Красков, проложив к ней грудью коня дорогу сквозь толпу, мотнул головой в сторону двора. — Так короче.

Вика поняла и последовала за ним. Там с заднего хода какие-то чернявые личности загружали мешками белую тентованную «Газель».


— Хорош, слюшай! Некуда уже, да? — крикнул из кузова небритый армянин в дублёнке поверх спортивного костюма.

— Э, здесь мясо ещё там! — отозвался напарник в норковой ушанке. — Трамбуй, Гамлет-джан! — и добавил сочную фразу на родном языке. Появившись вновь в дверном проёме с лотком окорочков, он сделал два шага к «Газели» — и, внезапно споткнувшись, рухнул ничком на тротуар лицом в замороженные «ножки Буша». Звук выстрела Вика услышала долей секунды позже. Небритый выглянул из кузова — и красное пятнышко с ровными краями украсило его невысокий лоб. От второго выстрела у Вики заложило уши. Кобыла под ней заржала и метнулась в сторону.

— Стоять! — скомандовал квадратный мужчина в сером камуфляже, наводя на Вику ствол укороченного «Калаша». Красков был взят на прицел вторым автоматчиком, худым и высоким. Ещё двое, тоже при оружии, запрыгнули в кузов «Газели», и тело армянина в дублёнке шмякнулось о мостовую рядом с мёртвым соплеменником. Квадратный сел за руль микроавтобуса и завёл двигатель. Худой, разоружая Краскова, произнёс:

— Нехуй быковать. Здорово живёшь, Антоша.

— Валентин? — Красков явно был обескуражен.

— Как видишь, — долговязый небрежно сунул красковский ПМ в карман милицейского бушлата, а двустволку кинул напарнику. — Это наш. Летёха, ну, который борец с мировой закулисой.

— Тот самый? Ого! — лицо квадратного исказило подобие улыбки, а ледяные щёлочки глаз оттаяли. — Дама с тобой? Ну, тогда просим за нами! — он завёл мотор, Валентин уселся в кабину, а Антону и Вике ничего другого не осталось, как трусить рысью следом за микроавтобусом. Вопреки ожиданиям Антона, они не поехали в родной Октябрьский РОВД. «Газель» вырулила на дорогу в пригородный посёлок «Дурни» и вскоре притормозила у весьма внушительных ворот частного владения. Водитель настойчиво бибикнул, и ворота отворились, впустив маленькую процессию внутрь. Привязав коней к резным столбам крыльца, они вошли в большой двухэтажный коттедж. В лицо пахнуло гастрономически-алкогольными ароматами. В каминном зале тусовала толпа — мужики в расстёгнутой до пупа ментовской форме и дамы в золоте и бриллиантах, смотревшихся на них, впрочем, весьма вульгарно. Вика узнала в шашлычнике, суетящемся вокруг раскалённого мангала, своего давнего врага — капитана ГИБДД Чертанова. Того самого, что конфисковал на въезде в город её красный «БМВ». Когда это было? В позапрошлой жизни…

— Привет! — улыбка телеведущей была обворожительна и всепрощающа.

— А! Госпожа Солнцева! Рад видеть у себя. Присаживайтесь. И тебе здорово, Красков.

— Здравствуй, Глеб. А где Медведяев? И кто мне объяснит, что вообще происходит?

— На второй вопрос отвечу: не знаю. Впрочем, мне нравится… Парни! — крикнул он весело куда-то в прихожую, — В гараже места уже нет, так что разгружайтесь в подвал! Я позже подойду. И чтобы всё по описи!

— Где начальство? Власть? Обувян, Черных в конце концов? В городе паника, мародёрство!

Глеб поднял на Антона маленькие заплывшие глаза и произнёс тихо и внятно:

— Власть на данный момент куда-то слилась. Куда — не знаю, мне не доложили. Но на связи никого из администрации нет. Так что — сам понимаешь. Тепло и газ отключены — все контракты на поставку энергоносителей в область на этот год оказались липой. Суки получили бабло в чемодан — и свалили. Поэтому связи нет никакой. Вообще. И поезда все идут в обход города.

— Это шутка, надеюсь? — вскинула на него голову Вика.

Чертанов смерил её ласковым взглядом:

— Надеюсь, что нет. Вот, кстати, и готово, — он принялся соскребать с шампуров на пластиковые тарелочки сочные куски мяса, обильно умащая их ярко алым соусом.

— Отведайте! Вот карри, лимонный перец, — он протянул Вике тарелку с дымящимся блюдом. Она сжевала шашлык быстро и как-то механически, запив большим бокалом сухого «Каберне». Антон тоже — от нервов, вероятно, — уплёл свою порцию с аппетитом. Менты и их женщины также с причмокиваниями отдавали дань чертановскому кулинарному искусству.

— А что телевидение? Интернет? — Не сдавался, прихлёбывая вино, Красков.

— Интернет отрубился сразу. Местное телевидение тоже — Шмулензон свалил вместе с Черныхом, остальные разбежались. А центральное ещё вчера ловилось на резервных генераторах.

— И что говорят?

— А ничего. Педросян корчит рожи, Медунов с коррупцией бьётся. Полковник Петин Василий Васильевич, дай ему Бог здоровья, рекламирует горные лыжи на Ривьере. Вика Солнцева растлевает молодёжь. Про нас ни гу-гу. Пардоньте-с, — хозяин шутовски поклонился покрасневшей от стыда и гнева Вике. — А, да, ещё в Штатах какая-то буза. Кажись, доллары отменили. Они и взбесились, бройлеры тупые в натуре. Я эти доллары ихние и видел-то вживую один раз всего, когда негра на вокзале патриоты грохнули. Тупые, правильно Задротов сказал.

— Значит, власти в городе нет? — спросил ошарашенный Антон.

Глеб Чертанов сощурился, как сытый кот.

— Gevehr macht Gevalt. Перевести?

Вика автоматически произнесла себе под нос:

— Винтовка рождает власть.

— Верно, солнышко! — Глеб налил большой бокал рому до краёв и подвинул ей. — Годится для тоста! А впрочем, — он окинул её критическим взглядом, — почему бы и не для брудершафта?

Гадкий холодок пробежал по хребту Вики. Этот пухлый гнилозубый претендент показался ей бесконечно мерзким, и она, прыгнув на колени к Антону, нежно обвила его шею левой рукой, правой скрестив с ним бокалы. Поцелуй после рома затянул её в вертящуюся воронку, откуда вернуться было не так-то и просто.

— Браво! — беззвучно проаплодировал капитан Чертанов. — А теперь ответ на первый вопрос.

Красков вопросительно уставился на него, пытаясь вспомнить, о чём речь.

— Первый вопрос, когда ты зашёл, звучал так: «Где Медведяев?»

— Ну, и где Медведяев? — тупо спросил Антон.

— Это вопрос непростой, — улыбка исказила пухлые губы капитана, — Даже, я бы сказал, метафизический. Если допустить, что энергетическая сущность Медведяева, отделившись от его физического тела, отправилась в предназначенные ей области, есть ещё такая тема, как дух костей, или эфирный двойник. То, что избранные видят, как светящуюся субстанцию, или призрак. Это можно наблюдать с двух до четырёх ночи, над могилами недавно умерших, как тонкий тихий свет…

— Значит Олег Анатольевич…

— А то? — развёл руками в поддельном изумлении Чертанов, — Из кого ж вы, в натуре, шашлык-то ели! Ну-ну, шучу! Так что, Антоша, ты с нами? Бойцы нам нужны.

— Надо подумать…  — выдавил из себя Антон, выразительно кивнув на прильнувшую к нему Вику. Капитан, размякший после удачного дня, вяло махнул рукой.

— Думайте. «Бэха» твоя красная, кстати, цела. Сохранил, — сально подмигнул он Вике на прощание.


ГЛАВА 11 | Буржуйка | ГЛАВА 13







Loading...