home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 15

Красивый малый наш мясник,

Красив его камзол.

Он днём распродал тех овец,

Что утром заколол.

Английская баллада

— Их Преосвященство кардинал Петра Скандалли! — провозгласил Израэль, распахивая бронированную дверь в святая святых.

— А, монсиньора! — хозяин радушным жестом указал на кресло, — прошу вас, присаживайтесь. Сегодня не при параде? — Эфраим Борофф с видимым удовольствием оглядел красивую женщину лет сорока в строгом мини-платье и широкополой малиновой шляпе отнюдь не кардинальского фасона. Её сухощавый профиль с аристократическим орлиным носом повернулся в сторону хозяина — и замер в изумлении. Пухлая рука Бороффа ласково поглаживала тихо квохчущего у него на коленях розового слона. Слон тянулся хоботом к лицу хозяина, прося подачки — он был, вне всякого сомнения, живым, хотя и размером с кошку. «Глюки? Я, вроде, уж неделю, как в завязке», — внутренне запаниковала госпожа кардинал.

— Что, вам не понравился мой Ганнибал? — почёсывая слона за ухом, Борофф добродушно следил щёлочками чёрных глазок за произведённым эффектом. — А вы думали, что старик Борофф на досуге кидается скупать яхты и футбольные команды? Извините, я просто старый бухгалтер, к тому же не умею плавать и ненавижу футбол. У каждого свои хобби.

— Но как вам это удалось? — Петра осторожно потрогала слона за холку, и тот недовольно заквохтал. Она тут же отдёрнула холёную руку и обтёрла её кружевным платком.

— Несколько лет назад я потихоньку от Комитета вложил несколько миллиардов своих личных средств в развитие генной инженерии. Я решил, что скрещивать сою с тараканами — это мелко. И вот — сюрпрайз! В этом слонёнке присутствует несколько генных цепочек курицы. Не бойтесь, курица из Белоруссии, экологически чистая. Как видите, вполне жизнеспособная особь. Одна проблема — Ганнибал подрос и просит себе самочку. А где я ему её возьму, — печально вздохнул старик. — Кстати, у Ганнибала имеется молочный братец, после дам вам взглянуть. Но ближе к делу! Израэль, принесите нам капуччино. Через минуту Петра прихлёбывала кофе из маленькой золотой чашечки, искоса бросая взгляды на удивительного бухгалтера и предмет его хобби.

Это был моложавый шестидесятилетний тучный человек с печальной улыбкой на круглом румяном лице. Он сидел в своём инвалидном кресле, из которого, как сплетничали в Комитете, он иногда, забываясь, вскакивал и принимался бегать по кабинету. Прадед его был тряпичником в Жмеринке, дед побыл комиссаром в революцию и вовремя дёрнул с буржуйским золотишком в Германию. Там неплохо поднялся на поставках в армию фальшивых макарон, но в сорок первом загремел в лагерь, где сразу же устроился при администрации. Когда немцы бежали под натиском советских войск, заключённый Борофф последовал за эсесовцами. Это не помешало ему на Нюрнбергском процессе заявить, что он восемь раз спасался из газовой камеры исключительно по воле Иеговы, и потребовать публичной казни извергов. В Америке его сын — отец нынешнего Эфраима — был в пятидесятых бедным банкиром, но к концу жизни уже входил в тридцатку самых влиятельных людей Уолл-стрита. Так что теперь Эфраим Борофф по праву мог себе позволить не фигурировать ни в каких списках журнала «Форбс» и Федерального Налогового управления — обе конторы и ещё тысячи других кормились из его рук. Потому что он негласно возглавлял пресловутую ФРС — Федеральную резервную систему, и сам решал, когда и сколько долларов напечатать и кому их дать на время поиграться. Впрочем, сейчас весь этот долларовый гешефт вплотную подошёл к своему финалу — в бездонных хранилищах ФРС под засекреченным островом в Тихом океане уже ждали своего часа свеженапечатанные тонны новой национальной валюты — «амеро».

— За что вы так с этим несчастным русским полковником, монсиньора? — укоризненно глянули на госпожу Скандалли цепкие глазки Бороффа. — Это всего лишь мелкий шлемазл, к тому же может ещё быть полезен. Кажется, он угодил в клинику?

— Идёт на поправку, — буркнула госпожа кардинал. — Не буду скрывать, это отчасти личные счёты.

— Кажется, он начинал при Советах разведчиком. Что, прихватил вас за задницу? — усмехнулся лукавый старик.

— Разведчиком! — фыркнула возмущённо кардинальша. — Банальным стукачом он был. Какую разведработу может вести официальный представитель КГБ при посольстве? Стучал на своих и чужих, да втихаря давал наколки русской мафии. Через неделю после его визита из сейфа была похищена драгоценная реликвия нашего Ордена — чёрный бриллиант «Конец Света». След вывел на русских — и как сквозь землю.

— Чёрный бриллиант, — сокрушённо покачал головой Борофф. — Ну, объясните мне, глупому старику, какая красота может быть в чёрном бриллианте. Алмаз — это кристаллический углерод. Если бриллиант чёрный — значит, это обыкновенный уголь. Из-за кусочка антрацита чуть не угробили полезного члена общества.

— Эта реликвия, — закипая, начала втолковывать Петра, — была вывезена моим предком с Востока во время второго Крестового похода. Это правильно огранённый объект размером около дюйма. Он состоит из вещества неизвестной природы и не поддаётся никаким химическим и механическим воздействиям. Согласно нашему преданию, если он будет активирован — начнётся неуправляемая термоядерная реакция, которая в считанные часы превратит Землю в маленькое Солнце. А всех, оказавшихся в радиусе километра — в бессмертных солнечных духов — ангелов света.

— Хм! — Борофф сардонически заёрзал в своём кресле, и слон, хрюкнув, предусмотрительно соскочил на ковёр. — И как же его активировать?

— Над этим бились каббалисты и алхимики со времён Вавилона, — печально произнесла Петра. Предсказания смутно указывают на 2014 год. Но мы обретём реликвию раньше! — глаза её полыхнули из-под шляпы фанатическим огнём.

«Господь Авраама! — вздохнул про себя Эфраим Борофф, — с какими дураками и прохиндеями приходится работать».

Госпожа Скандалли, маркиза старинного венецианского рода, в юности решила для себя из упрямства избрать духовное поприще. Кардиналами было двенадцать поколений её рода. Пришлось приложить все усилия ордена тамплиеров, магистром которого был её дядя, чтобы, сделав юной маркизе операцию по перемене пола, пристроить её в Ватикан. Там она развернула бурную активность по модернизации церкви в духе толерантности, и, достигнув интригами поста епископа, добилась для начала разрешения женщинам занимать церковные должности. Не успокоившись на этом, Петра, вторично сменив из вредности свой пол, принялась венчать гомосексуальные и транссексуальные пары, а также использовать при богослужениях вместо ладана курительные смеси. После колоссальной пиар-кампании, развёрнутой средствами Комитета трёхсот, Ватикану пришлось, скрипя сердцем, облечь её в кардинальскую мантию, а вскоре уже начали поговаривать и о передаче скандальной даме, когда настанет срок нынешнему понтифику, папского престола. Бороффа, который вложил в этот гешефт немало миллиардов, забавляла не столько личность неугомонной кардинальши, сколько сам факт, что «папой у гоев скоро станет мама.» Впрочем, денежки счёт любят — и он попутно поручил Её преосвященству курировать Большой наркотраффик. Так что жизнь госпожи Скандалли проистекала между Таиландом, Монако и Нью-Йорком, что было весьма удобно для как для Комитета, так и для ордена.

— Петра, я хочу поручить вам новую миссию! — торжественно произнёс старый Эфраим, положив ей руку на колено. — Поедете в Москву. Заодно можете там поискать свою реликвию. Россия сейчас для нас — самый важный участок.

— А что, — скривилась Петра, — разве Россия до сих пор существует? У меня другие данные.

— Ну, в пределах Москвы и ближнего Подмосковья она вполне себе существует. Впрочем, сами на месте всё увидите.

— А наши войска-то хоть уже там? — тревожно поёжилась Петра. Подобная командировка больше напоминала приглашение на казнь.

— Москва и все важнейшие промышленные объекты до Урала уже под нашим контролем. Исключая мусульманские регионы — эти ребята оказались покрепче, чем мы думали. Быстро навели у себя порядок и выставили международную общественность на пинках. Сейчас готовятся объявить свою конфедерацию. Но этим занимаются другие люди. Вы будете официально папским легатом в Москве.

— Цель пребывания?

— Понимаете, мы решили, что в такой ситуации будет самым разумным вернуть в России монархическую форму правления. Это сплотит и успокоит народ, ну, и нам сподручнее будет иметь дело с легитимной твёрдой властью. Великое княжество Московское — как вам? — Борофф издал жирными губами неприличный звук. — Разумеется, инициатива должна исходить с мест. Международное сообщество должно иметь дело со свершившимся фактом.

— И кого будем двигать на трон? — осведомилась Её Преосвященство, разом воодушевясь близкой её аристократическому сердцу идеей.

— А вот это вы и должны выбрать там, на месте. Всё должно выглядеть, как реставрация законной монаршей власти после почти ста лет хаоса и безвременья. Кого-нибудь с древней аристократической фамилией. Желательно, из романовской династии. Как составлять великокняжеские родословные, я думаю, не мне вас учить.

— И каковы будут полномочия будущего царя?

— Самые широкие, — усмехнулся сэр Эфраим Борофф, — Сидеть на троне, принимать делегации, поддерживать чистоту и порядок в столице. Ну, с Богом, Ваше Преосвященство. Кстати, не желаете на прощание взглянуть на герра Питера?

— А кто это? — удивлённо обернулась Петра, вся уже в мечтах о своей новой миссии устроительницы престолов.

— Это молочный братик моего Ганнибала. Только чур, не пугайтесь.

Он провёл гостью какими-то полуосвещёнными коридорами на внутренний двор к огромным воротам авиационного ангара. Она с любопытством прильнула к бронированному окуляру — и, взвизгнув, отшатнулась.

— У этого петушка вшито несколько цепочек генов от моего слоника. Вот и вырос такой большой, — самодовольно пояснил Борофф. — Цыпа-цыпа-цыпа!!!

Петра прошла к своему лимузину на подкашивающихся каблуках.


ГЛАВА 14 | Буржуйка | ГЛАВА 16







Loading...