home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 16

Сведу в зелёный лес тебя -

Сам дерево укажешь нам.

Английская баллада

— Дева на коне бледном! — прошептал себе под нос иззябший часовой в пулемётном гнезде на вышке. — Великий Потс! Неужели знамение? Она, точно. И мантия пурпурная, как знак крови грядущей.

— Эй! Во имя святого Вомбата, да отворяйте же ворота! — крикнул он, ликуя.

Тут вокруг Агнессы засуетились, дюжина рук, сняв с коня, пронесла её в тёплое помещение. Закутали в волчью полость, влили внутрь с холода коньяку. Перед глазами всё мутились какие-то хари.

— Отцу Пёдору доложите — знамение, нагая дева на бледном коне! — пронеслось по рядам столпившихся. Склонённые над Агнессой лица были какие-то странные — не мужские и не женские. Не злые, но не сказать, чтобы и добрые. «Где это я? Рай, вроде, не заказывали. Если ад — значит, наши в дамках. Никаких сковородок, напротив… Коньяк, шубы… Только бы не свалиться в пневмонии!» — и она принялась, прикрыв глаза, энергично прокачивать по чакрам всё тело до кончиков пальцев.

— Ты слышишь меня, дева? — над Агнессой сурово нависло лицо Главного. — Скажи пароль.

— Конец… Конец света! — неожиданно для себя пролепетала Агнесса.

— Пароль неправильный. Но она что-то знает. Я должен совещаться с Вомбатом, — провозгласил, отходя, отец Пёдор — это был он собственной персоной. — Вомбат сам опознает своих!

Через несколько часов Агнесса очнулась заметно посвежевшей. Статично потянувшись и хрустнув всем телом, незаметно приподняла веки. Над её лицом склонились чьи-то внимательные глаза. С довольно вульгарной раскраской, — отметила она, отбрасывая волчью шкуру.

— Ты кто? — лобовой вопрос предполагал начало честного диалога. Нужно брать быка за рога.

— Я святая Катрина. А так, вообще, Катя Медведяева. Мы ведь будем подружками?

— Конечно, милочка. Меня зовут Агнесса. Хм… Святая Агнесса. Мы же здесь все святые, ведь так?

— Нет! Я подсмотрела — мне так батюшка велел. Ты пока не прошла святого Преполовения.

Мозг Агнессы заработал лихорадочно. Что значит эта хренова сектантская терминология? Так и не успела прочесть Изину флэшку. Дура — теперь выкручивайся.

— Но ведь я послана к отцу Пёдору свыше!

— Молись, несчастная! — Катрина, как будто таясь, указала ей пальчиком на тёмный деревянный оклад, в котором виднелся в мерцающем свете лампады некий сумрачный лик. Агнессе показалось, что изображённый напоминает чертами федерального министра МЧС Шойгу.

— Отец сказал, что тебя ждёт испытание. Приготовься! Храни тебя Спасатель!

— Ты хотела сказать, Спаситель? — попыталась уточнить Агнесса.

— Ересь! — отрезала св. Катрина, — Спаситель — время совершенное. Типа, кто-то кого-то уже спас. Вокруг погляди! Кто — кого? Где? Каждый спасается, как может. Поэтому и зовётся — Спасатель… Типа, всё — в процессе. И каждый решает сам за себя… А он — один за всех. Спасатель.

В это время в двери снизу отворился маленький квадратный лючок, и тут же захлопнулся, впустив в комнату довольно жирного хомяка. Грызун понюхал воздух и нехотя пошёл к Агнессе, продолжавшей лениво валяться на полу под шкурами.

— О, Преподобный! — святая Катрина громко рухнула на колени и склонилась ниц перед зверьком. Агнесса села на своей постели и вежливо поманила пальцами хомяка. Животное дёрнуло пару раз носиком и, приковыляв, умостилось у неё на сгибе локтя, по обыкновению что-то вынюхивая и жуя.

— Священный Вомбат признал Грядущую блудницу! — прошептала св. Катрина в экстазе, размазывая тушь со слезами по личику. Агнесса невозмутимо гладила хомяка, понимая, что это теперь, видимо, важно, хоть он и вонял отвратно мышами.

— Кать, а в чём здесь фишка? Ну, по вашим понятиям? — она почесала зверька под брюшком и даже дала ему погрызть свой указательный палец.

— Как? Тебе не известно святое предание? — глаза юной праведницы расширились от ужаса. — Так знай. Когда отец Пёдор пребывал в плену, неверные еретики вставили Его Святейшеству трубку в анус, и попытались запустить туда Вомбата, дабы вошёл к нему и познал его. Но волею Спасателя отец наш с шумом испустил газы и, выстрелив Вомбатом, сломал нос ересиарху! Так воцарилась истина — во веки веков. Вомбат! — Святая Катрина, закатив глаза в экстазе блаженства, не вдруг поняла, что в этот миг произошло. Агнесса, будучи брезгливой по натуре, услышав окончание священной истории, не удержалась и инстинктивно махнула рукой, отшвырнув приладившегося к её пальцу хомяка об стену. Жирное тельце мёртво шлёпнулось под ноги бедной Катрине, глаза которой вмиг побелели от ужаса.

— А-а-а! — заверещала она наподобие сирены. Из-за двери, будто по команде, ворвалось несколько дюжих трансвеститов. Хотя Агнесса пустила в ход ногти и зубы, противостоять массе в тесном помещении было нереально. В считанные минуты её спеленали, как младенца.

Отцу Пёдору долго не знали, как доложить. Св. мать Анафигея даже высказала предложение набить из хомяка чучело и соврать Первосвященному, что Вомбат впал в святой наркотический транс до весны, но её хором послали на хер… Вот ведь дура, ёлки!

— Отца Пёдора можно? — Катрина несмело постучала в дверь приёмной.

— Нельзя! Отец наш на связи с Вышними, — ответила строго секретарь, св. Моника.

— Короче, ведьму необходимо жечь на площади, лица пейзан крупным планом! Всё вживую, увижу монтаж — хер вам, а не спасение! Прокляну во веки веков! — на этой оптимистической ноте сеанс спутниковой связи с Её Святейшеством Петрой Скандалли завершился. Отец Пёдор, честно сказать, впал в прострацию. Подлец он был изрядный — но сжечь живого человека публично — это даже для него было внове. Главное — за что? За хомячка из зоомагазина?


Эфраим Борофф оторвал слезящийся взгляд от статистических столбцов на мониторе и почесал между ушей своего сердитого розового, как поросёнок, ручного слона. Что-то микроскопической молнией метнулось из-под ладони. Неужели блохи? Или почудилось? Ганнибал хрюкнул и потянулся хоботом к листку, лежащему на столе.

— Фу! Фу! Хм-м… Да это же знак, не иначе. Пора, пожалуй. Чего там — перед смертью не надышишься…

— Израэль! Отправляйте факс, — он протянул секретарю занюханный дорогим любимцем листок, — Да, и, пожалуйста, помойте Ганнибала детским мылом. Впрочем, я сам буду присутствовать.


Рецепт «русского розыгрыша» был прост, хотя и непонятен для средних умов — слишком растянут во времени. Сконцентрировав путём революции все богатства подопытной страны в руках тоталитарного государства, взболтать и дать 70 лет отстояться… Затем в девяностых всё «общенародное» добро отдать на разграбление трём десяткам подконтрольных персонажей — карманных «олигархов». После двадцати лет их «хозяйствования» в живых остаётся совсем немного — нефть, газ, марганец и прочая таблица алкаша Менделеева — короче, то, что нельзя сразу перепрятать в оффшор. Тогда настаёт время и, — ох, как не вовремя! Ох, как на зло, тут и грянул кризис!

Олигархи, задыхаясь без кредитов, счастливы получить ссуды у родимого государства — уж петинские чиновники-то, случись что, не выдадут — всегда договоримся… Чиновники — выдали, все залпом, по команде:

— Не можешь вернуть деньги — будем продавать основные фонды, господин бывший товарищ! — Покупателей скликать не понадобилось — притомились ждать за бугром девяносто лет. Так все богатства колоссальной страны разом оказались в нужных руках, а на руках у вчерашних хозяев жизни — осели тонны серо-зелёного бумажного мусора, напечатанного неутомимой ФРС.

Оставался последний шаг — экологический. Избавить планету от всего этого мусора, чтобы не заражал округу. Подобные процессы ведь параллельно шли не только в России. В частности, Большому наркотраффику Комитета трёхсот давно уже поперёк горла стояла суетливая жадность регионалов в безвкусных пиджаках — мафиози из Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Их тоже пора было прижать к ногтю и надавить. Одно дело — один хозяин.

Таким образом, напечатав необходимый запас новых денег, когда всё было готово — дали небольшой контролируемый слив информации. Что тут началось! Мафиози, чиновники и олигархи всего мира, как тараканы в ловушку, ломанулись на территорию США — менять ворованное бабло. Оставалось только дождаться, когда их налезет побольше…


ГЛАВА 15 | Буржуйка | ГЛАВА 17







Loading...