home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 34

В ту ночь отворились ворота тюрьмы,

На волю троих отпустив.

И вместо охотников трёх молодых -

Повешен один был шериф.

Английская баллада

— Цирк! — присвистнула Агнесса, показываясь в проходе подземелья. Подоспевший Коковихин, кряхтя, приладил к плечу гранатомёт, желая уничтожить одним выстрелом и Вику — убийцу Гюзели, и косолапое чудовище.

— Стоять, Коко! — крикнула Агнесса, и он обмер от испуга, — Стоять, идиот! Нас же всех здесь взрывом размажет! Кроме того, я тут не прочь кое с кем лично побеседовать.

— Солнцева — моя! — заерепенился старый людоед.

— Там посмотрим, — держа танцующего медведя на мушке, она начала, крадучись, приближаться. Когда расстояние сократилось до пяти метров, медведь развернулся, почуял опасность, и утробно рыкнув, устремился на неё. Агнесса, сладострастно давя на спуск, высадила ему в грудь полрожка и отпрыгнула. Шатун рухнул прямо у её ног, умудрившись разодрать страшным когтем правый сапог.

— Красавец! — одобрительно пнула ведьма по туше. — Ну, здравствуй, Виктория свет Романовна. Выходит, свиделись.

Змеиный прищур спасительницы Вике, честно сказать, не понравился абсолютно. Но выбора не было — позади маячил Коко.

— Ну-ка, что это у тебя тут, подруга? — Агнесса внимательно изучив волшебный свисток, дунула в него… Ничего не поняв, принялась высвистывать любимого «Хорста Весселя» на одной ноте.

— И как это работает? — она кивнула на медвежью тушу у своих ног.

— Откуда я знаю!

— Ответ неправильный! — взяв двумя стальными пальцами её нежный мизинчик, вполсилы надавила с вывертом. Вика вскрикнула, на глаза от боли выкатились слёзы. Агнесса ощутила сексуальный приход. — Так как, говоришь…

— Достала! Ты, мразь! — Вика выдернула пальцы и ощерилась в лицо врагине, чувствуя, что всё — сейчас она будет перегрызать эту стройную шею вот этими зубами — и конкретно. Агнесса отшатнулась — импульс ненависти был избыточен.

— Ага! Ссышь, тварь! Ссыкуха! На хер пошла! — Вика не успела утвердить свою моральную победу…

— Внучка, ты тут? — в проходе лабиринта показался взволнованный дед Буржуй. Из уха его торчал проводок наушника. Агнесса начала понимать, что тут к чему. Из вредности сунув свисток к губам, надула щёки и залилась трелью. Дед, скорчившись от боли, ухватился за ухо и выдернул провод.

— Пороть вас некому, мокрощёлки! Давай сюда, — он протянул корявую ладонь за свистулькой.

— Слушай, дед! — Агнесса искательно заглянула ему в колючие глаза. — Дудка классная. Уступи, а? Твою внучку счас найду, не парься. Ну, что — по рукам?

— Внучку без тебя найдём. За дудку — отдашь мне Солнцеву.

Две женщины — палач и жертва — обменялись красноречивыми взглядами. После чего Агнесса отступила на шаг, нехотя пропуская Вику к деду.

— На собак тоже работает? — разглядывая приобретение, осведомилась дама пик.

— Инфразвук на всех работает. Главное — частота. Раздвинь — там внутри зубчатый ободок. Крайнее левое положение — комары, крайнее правое — слон и гиппопотам.

— А человек? — вкрадчиво спросила Агнесса.

— Тумблер на торце, — дед развернулся и, крепко прихватив Вику под локоть, быстро скрылся с ней за углом.

— Зачем я вам? Кто вы? — у неё накопилось много вопросов к таинственному старику, но все они остались без ответа. Буржуй, оказавшись вне поля зрения садистки, живо заткнул себе уши какими-то плотными пробками, потом то же проделал с Викой. Несмотря на эти меры, звон пронзил всё её тело, и мозг начал раздуваться, как воздушный шар, будто плавясь, а ноги и руки судорожно задёргались. Буржуй криво усмехнулся и на подгибающихся ногах выглянул за угол. Агнесса с полуприкрытыми глазами, не переставая дуть в коварный свисток, исполняла над тушей медведя какой-то дикий боевой танец амазонок. Перед ведьмой заходился в русском плясе Коковихин с гранатомётом. За короткую передышку, необходимую для судорожного вдоха, она не успевала прийти в себя, поэтому продолжала неистово дуть и плясать. Буржуй в своё время окрестил этот фокус «эффектом резонанса» — в первый раз он сам тоже на него попался, и танцевал до тех пор, пока не отключился.

Увлекая Вику по лабиринтам, деду вскоре удалось выбраться из зоны поражения ультразвуком. Антон и Анюта, уже освобождённые отважным Бармалеем, встречали их на выходе из задымлённого подземелья, держась за руки. Буржуй, гладя внучку по белокурым волосам, исподлобья глянул на младшего лейтенанта Краскова — и, что-то пробормотав, вдруг поддал коленом под зад королеве русского гламура. Она влетела в объятия своего мужчины, как шар влетает в лузу.

Весь верхний этаж дома был охвачен огнём, и победители устремились на воздух. Там уже мужики, перебрасываясь весёлыми шутками, вешали уцелевших бандитов на ограде. Бармалей, попыхивая сигарой, прохаживался с хозяйским видом около бочки со спиртом, откуда черпали алюминиевой кружкой все желающие. Освобождённые из соловьиного плена жёны и дочери со слезами и матерной руганью водворялись обратно в лоно семей. Дед Кашпо, бывший завклуба, завладев баяном зловредного Гегечкории, наяривал вариации Мусоргского, тут и там муж учил жену батогом, а иная девка утирала украдкой беглую слезу по лихом разбойничке.

— Ну, за победу! — Бармалей протянул Буржую кружку самогону. Два вора в законе выпили, заев по очереди икрой — ложка нашлась только одна.

— Уговор помнишь? — сощурился старший. — Делаю фарт — лярва моя. Вопросы?

— А мой тогда какой во всём этом профит? — Бармалея принялась колбасить жаба. — За что, в натуре, сражались?

— За освобождение трудящихся, — ухмыльнулся дед, — от гнёта помещиков и капиталистов…

Заметив, что правда, даже высказанная в форме шутки, пришлась побагровевшему от гнева авторитету не по нутру, и тот тянется к кобуре, дед Буржуй приложил к губам свисток и два раза коротко дунул. Из-за угла вынырнул танк, и башня его начала с электрическим писком быстро поворачиваться в сторону Бармалея.

— Да мне-то эта Вика сто лет была не нужна. Её уже в Москве ощипали дочиста. Я ж так сюда ехал — порядок навести, — сразу дал задний ход авторитет. — Это всё Несси упёрлась — ни жить ни быть, а Солнцеву на кол. Горячая девка, хоть и с тараканами. Полюбилась мне — веришь, дед? Всё для неё готов… Где, кстати, она — не видал?

— Там, с Коковихиным, — Буржуй неопределённо махнул рукой в сторону дома. — Танцевали, когда я уходил.

— Где? — Бармалей вновь потянулся к кобуре. — Суки! Завалю обоих!

— В подвале. Ладно уж, пойдём, покажу.

По расчётам Буржуя, Агнесса должна была уже, наглотавшись дыма, замолкнуть. Они, натянув имевшиеся в танке противогазы, прошли подземным лабиринтом к знакомой каморке. Туша медведя громоздилась на прежнем месте, в россыпи гильз. Труп Соловья с оторванной головой тоже наличествовал. Ни Коковихина, ни Агнессы не было.

Празднество по поводу избавления от власти дикого помещика продолжалось весь день — и ночью при свете пожара. Головой Соловья играли в футбол. Танк с воссоединившимся экипажем, сделав круг почёта по двору замка, вскоре выехал сквозь разбитые ворота под ликующие возгласы крестьян. Антон и Вика, сидя на броне, перекидывались в снежки с ребятишками и девками, а оказавшись за воротами, принялись исступлённо целоваться. До леса оставалось метров тридцать, когда из-за куста прямо им навстречу вышагнула приземистая корявая фигурка с длинной трубой противотанкового гранатомёта на плече. Антон среагировал профессионально — выстрел «Макарова» на долю секунды опередил свист вылетевшей гранаты. Она устремилась по крутой дуге в небеса — и разорвалась далеко позади, как раз на дворе захваченной резиденции. Двум-трём пьяным оторвало ноги, а Бармалея подбросило взрывной волной и усадило задницей прямо в бочку со спиртом. «Поднимите мне веки!» — орал авторитет. Но поднимать было нечего — осколками бедняге выбило оба глаза. Коковихин, нажавший спуск уже падая на спину, был подкинут реактивной струёй на несколько метров в воздух и приземлился головой в сугроб. Вездеход, не снижая хода, скрылся в лесу.

— Молись своему богу, Солнцева, что мне сейчас не до тебя! — Агнесса, с чёрным от копоти лицом, бессильно погрозила ей вслед из-за деревьев автоматом. — Ну, чего встали? Идите, гляньте — жив ли! — она показала на торчащие из сугроба ноги Коковихина.

— А ты чего, в натуре, раскомандовалась? — попытался было выступать Гоча. — Мы тебя от смерти спасли, женщина.

— Смотри, как бы на эту ночь тебе у нас женщиной не стать! — Агнесса, прильнув к могучему Гегечкории, ласково защекотала ему проворными пальцами в промежности.

— Да, Гоча, не в службу а в дружбу — пойди, глянь, что со стариком, — пробасил абрек.

— Порядок! Зажмурился, — вернулся через пару минут Махач, запихивая что-то в задний карман брюк.

Ночь они провели в заброшенной лесной сторожке, причём Гоче постелили за перегородкой. Он долго не мог уснуть, поневоле слушая пыхтение Гегечкории, прерываемое то и дело животными всхлипами и завываниями распалённой самки. Когда великан устал и захрапел, Агнессе на самом деле стоило больших моральных усилий не перебраться к нему за перегородку. Но она этого не сделала — из воспитательных соображений.

— Jedem das Seine! — мстительно думала дама пик, слыша сквозь сон, как одинокий Махач монотонно удовлетворяет себя.

Утром она довела до своей новой команды план действий. Каждому участнику в случае успеха были обещаны золотые горы. Не то, чтобы Агнесса поверила Сыркову — она, кажется, с детского сада не верила никому. Просто, вступив в игру на его стороне, она рассчитывала в ответственный момент, по обыкновению, пальнуть в люстру, перемешать на столе фишки — и сделать всех. Тем более, что Мандализа Греч всегда вызывала у неё при взгляде в телевизор примерно ту же реакцию, что и внезапно ускользнувшая из рук Виктория Солнцева.


ГЛАВА 33 | Буржуйка | ГЛАВА 35







Loading...