home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 45

Только по страшному мосту пройдёшь, -

Вечная ночь за могилой, -

Прямо в чистилище ты попадёшь,

Господь твою душу помилуй!

Английская баллада

Маша Чубак, ведомая злой волей Чёрного бриллианта тамплиеров, пробиралась пустыми коридорами бывшей администрации Президента в нижний, подземный этаж. Там в мрачных кремлёвских катакомбах в незапамятные времена располагались усыпальницы великих княгинь Московских, а после падения советской власти свалили архивы Президиума Верховного Совета — было где затаиться. Наверняка имелись оттуда и далеко тянущиеся в неизвестность подземные ходы. Старая охрана администрации, оставленная Сырковым, почему-то сама беззвучно распахивала перед ней двери — прибегать к насилию не было нужды. Легко добравшись до тяжёлой кованой двери, ведущей в архив, Мария буквально лицом к лицу столкнулась со стариком в чёрном кафтане опричника. Уже изготовилась для смертельного броска — но дряхлый страж, доверенный Изяслава Ильича, вытянулся перед ней во фрунт:

— Добро пожаловать, госпожа Агнесса! Желаете осмотреть архив? — он заворочал тяжёлым ключом в замочной скважине. Дверь распахнулась, и в лицо Марии пахнуло склепом. «Как он меня назвал? Агнесса? Кажется, меня здесь не за ту принимают», — она смело устремилась в освещённые трупным светом люминесцентных ламп катакомбы. Пробравшись сквозь километровые завалы слежавшейся совдеповской макулатуры, она очутилась в круглом сводчатом зальце, из которого вело несколько низеньких старинных дверей.

— Налево пойдёшь — коня потеряешь…  — всплыло в начитанном уме что-то шахматно-нравоучительное, но властный импульс изнутри прервал рефлексию — и рука сама дёрнула за кованое кольцо средней двери. Винтовая лестница вела вниз. И тут в голове полыхнуло из детства — как старая нянька шепчет ей страшным голосом: «Была у тебя, Машенька, сестрица, Агнессочка. Её разбойники уволокли. Если не будешь рыбий жир кушать, они и за тобой придут…». Тогда умненькая девочка подумала, что старая дура просто её шантажирует. Доложила отцу, няньку рассчитали, и всё забылось. А вот выходит — всё, да не всё. Ну, коли так — спасибо тебе, сестрёнка — выручила! Она отважно направилась ощупью на брезжащий вдали тусклый проблеск света.


Агнесса, не отрывая сузившихся глаз от смотровой щели танка, процедила сквозь зубы:

— Ну, чего примолк, террорист? Диктуй свои условия. Куда рулить — в Израиль?

Стечкин сверился с бортовым навигатором.

— Пока всё верно, так держать, — он извлёк из кармана смятую карту и ткнул толстым курчавым пальцем в конечный пункт.

— Туда и ехали, — пожала плечами злодейка. — Да не напрягайся ты так. Ещё отстрелишь себе что-нибудь ненароком.

— Что такое? Зачем вы ехали? — недоумённо забормотал патриот.

— Вас, мудаков, выручать. Развела тебя твоя принцесса на горошине. Мандализа, что с вами едет - казачок засланный. У нее задание — элемент Q похоронить, а вас всех зачистить. Вот меня Изя и послал по дружбе, помочь вам выпутаться. Так что закрой рот и убери волыну, Стечкин. Мы союзники.

— Мандализа…  — глаза патриота недоверчиво забегали. — Чёрт, как же я сразу-то не допёр! Была же мысль — ну, на хрена ей искать этот элемент? Выходит, чтобы русским не достался?

— Сообразительный парниша, — Агнесса протянула ему узкую крепкую ладонь. Рукопожатие состоялось. Максим рассказал новой союзнице, как развивались события последних двух дней.

— Значит, от дезертиров они ушли в направлении лагеря. И оттуда снова слышал выстрелы?

— Несколько винтовочных.

— Плохо, — покачала головой Агнесса. — Если их встретили, значит лагерь обитаем. Впрочем, скоро сами всё увидим, — она кивнула на навигатор. До бывшей зоны Вятлага, объект ХА-063, значившейся по всем документам заброшенной, оставалось меньше трёх километров.

Вездеход выскочил из леса на открытое пространство — и тут же по броне рикошетом чиркнула пуля. Прогремел выстрел трёхлинейки, кто-то крикнул: «Стоять!» Лаврентий окинул растерянным взглядом панель управления башней, ничего в ней не понял и наудачу ткнул пальцем в какую-то кнопку. Башня, запищав, сделала полный оборот, и абрек запаниковал. Тогда Агнесса, до конца утопив педаль газа, рывком бросила танк навстречу фигуре в караульном полушубке под ветхим дощатым грибком. Грибок затрещал под гусеницами, часовой отпрыгнул и повалился перекатом в снег. Высунувшись из люка, она навскидку прострелила ему правое плечо и, тормознув, выпрыгнула. Кляп в рот, руки ремнём к ногам — вся упаковка часового заняла меньше минуты. Гегечкория с Максом заволокли языка в танк, и боевая машина исчезла в облаке морозной пыли. Восток начинал светлеть. Потушив фары, танк чуть слышной тенью медленно скользил в объезд зоны.

А спустя ещё час к пулемётной вышке из лесу вышли с поднятыми руками двое — один настоящий великан, второй — чуть пониже, но тоже коренастого сложения.

— Не стреляй, товарищ! Свои!

— Чьих будете?

— С оккупированной территории вышли. Вот мы и дома, Лаврентий! — Стечкин упал на колени и демонстративно поцеловал колючую проволоку зоны. Не рассчитал, оставив на морозном металле клок губы.

— Да вот только узнаешь ли, Родина-мать, одного из пропащих своих сыновей? — со слезой в голосе запел бородатый Гегечкория, бухнулся рядом с ним и воздел руки к вышке. «Переигрывают!» — поморщилась из кустов Агнесса.


— Ну, если не врёте — добро пожаловать на Большую землю! — подоспевший наряд, обыскав, завёл их внутрь. Пронзительные глаза Замова из-под синего околыша окинули их снисходительным взглядом.

— Ну, с прибытием! Лазутчики мировой закулисы?

— Клянусь Легендарным Маршалом, товарищ пол-пот… подполковник! — Макс заметно трусил, но держался роли. — Свои мы, пролетарии всех стран. Вот он — грузин, а я еврей по маме.

— Ну пошли, пошли. Как раз к политинформации подоспели — а после развода я с вами отдельно побеседую. И по маме, и по почкам…  — Замов лучисто улыбнулся своей нехитрой шутке.

Тем временем Агнесса в перелеске, нацепив наушники, принялась от нечего делать потихоньку осваивать матчасть трофейного танка. Радиожучки, зашитые в одежду разведчиков, транслировали ей каждое слово — и она время от времени саркастически ухмылялась змеиными губами:

— Ну, бля буду, балаганчик Блока! Жизнь — цирк, а люди клоуны…


— Не бей его, дедушка! — Анька за рукав принялась оттаскивать разбушевавшегося Буржуя от Краскова. Старый жулик в сердцах пнул напоследок валенком Антона в бок и отошёл, злобно бормоча. Вика помогла любовнику подняться.

— Это я во всём виновата! — с вызовом повернулась она к деду. — Затащила его в койку, он и повёлся. Можешь меня избить, заслужила.

— Да пошли вы все, — в голосе сурового старика послышались нотки обиженного ребёнка, у которого отобрали любимую игрушку. По ходу, миссия провалилась. Куда теперь без танка? Он сгорбился и побрёл к бараку. Неожиданно споткнулся на ровном месте и сел на задницу. Ощупал рукавицей коварный выступ, потом принялся счищать с него снег. Это оказался рельс. Вскоре выяснилось, что от лесопилки на север ведёт неплохо сохранившееся полотно узкоколейки.

— Внучок, глянь-ка там в бараке, нет ли чего интересного за воротами?

— Ого! — раздался через минуту восхищённый голос Ваньки. — Тут под брезентом такая хрень — как в «Неуловимых мстителях»!

Дед, вынув из валенка ломик, подбежал, лихо сковырнул замок, ворота со скрипом распахнулись. Осмотрев агрегат, старик удивился. Ручная дрезина времён войны выглядела как новая, все части смазаны — непохоже было, что она ржавеет здесь полвека.

— Дрезиной недавно пользовались. Ветка ведёт на север. Вопрос для дураков — куда мы на ней приедем?

Все озадаченно замолчали. В наступившей тишине снаружи раздались приближающиеся крики:

— Кто-то есть! — Окружай! — Уау! Мяско свеженькое!

— Там дезертиры! Целая стая, — доложил, выглянув в щель, побелевший от страха негритёнок.

— Барахло в дрезину! — скомандовал дед. Анька с Викой быстро перетащили от костра рюкзаки. Упёршись всем телом в задний буфер, Антон крякнул, налёг — и дрезина стронулась с места.

— Прыгай!

Буржуй подсадил на платформу детей, Вика, ободрав коленку, влезла сама и смело ухватилась двумя руками за рычаг. Дед с Красковым принялись толкать — и когда дрезина потихоньку стала набирать ускорение, заскочили следом.

От леса затарахтели автоматные очереди — их заметили. Несколько пуль высекли искры из клёпаного железа. Антон, уперев запястье в задний борт, начал прицельный отстрел наиболее ретивых — погоня, потеряв троих, замешкалась и сбавила темп. Тяжёлая, довоенного выпуска дрезина, набрав ход, лихо въехала в лес — еловые лапы принялись осыпать их пушистым снегом.

— Вроде ушли! — Антон, спрятав пистолет в кобуру, перешёл на Викино место и ухватился за рычаг.


ГЛАВА 44 | Буржуйка | ГЛАВА 46







Loading...