home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 49

Пошлёмте в центр, где битва горяча

Вот этого проныру-ловкача!

Гёте, «Фауст».

— Мне на самом деле очень жаль, поверьте, Грандмастер. Меня связывала с Её преосвященством госпожой Скандалли глубокая личная привязанность, — сэр Борофф пощекотал за ухом своего ушастого любимца и отпил кофе. — Оставил чашку в покое! Это я не вам. Разумеется, нет. Трагическая случайность — взрыв газа. В Москве всё спокойно. Благодаря её беспримерной работе коронация начнётся завтра в 9 утра, пришлите кого-нибудь от Ордена ей на замену. Далее всё по плану. Меня больше волнует положение в Западном полушарии. Что, Удо Цахес с Раулем — обнюхались там своей коки? Война северным штатам должна быть объявлена в срок не позднее трёх суток! Или я ни за что не поручусь… Что? Поняли правильно. Ну, так и работайте, время пошло!

— Сэр, экстренное сообщение! — спавший с лица Израэль застыл перед раскрасневшимся Председателем в полупоклоне.

— Что у вас?

— Китайцы, сэр, больше некому. Это безумие. Долбанули по Большому рифу. Через час и двадцать семь минут цунами смоет побережье Калифорнии. В Йеллоустоуне тоже зафиксирован сейсмический скачок. А это уже, сами понимаете…

— Ну, наконец-то разродились! Вы что — Книгу книг не читали? Содом и Гоморра, мой друг, это не у Пронькиных в конторе. Что у вас вид такой бледный? Родственники за океаном? Мы все в руце Божьей. Известите Комитет трёхсот — общий сбор здесь в бункере, ровно через пять часов. Отговорки не принимаются. Кто не успел, тот опоздал к пирогу. Ступайте. Сейчас, кстати, без трёх минут полночь. — Борофф устало глянул на часы и протянул ладонь, чтобы приласкать Ганнибала — прикосновение к складчатой розовой кожице в куриных пупырышках всегда успокаивало. Но шустрый питомец опять пропал. В последнее время этот слон стал просто неуправляем — шныряет по бункеру, где хочет. Или дружба с герром Питером на него дурно влияет? Ох, маленькие детки — маленькие бедки…

— Израэль!

— Сэр?

— Ничего. Что-то в сердце кольнуло. Принесите, пожалуйста, отвар ромашки. Да, и не могли бы вы, наконец, разыскать Ганнибала, чорт вас побери! Ох, простите. Достал этот гадёныш.


Прочухавшийся Никифор Черных не сразу понял, на каком он свете — на том, или на этом. По всему былому и думам как будто тщательно прошлись моющим средством — не осталось больше ни страхов, ни сожалений. Кругло околпаченные лампы мелькали, слившись перед его глазами в одну сплошную полосу — он плавно с гудящим ускорением и дизельной вонью двигался куда-то по тоннелю. На нём на этот раз было чистое бельё и просторный светлый комбинезон.

— Кто меня там встретит, как меня обнимут…  — хриплый разухабистый голос из-за правого плеча как будто подтверждал загробную суть происходящего, и Ник осторожно повернул голову. Всеволод Большое Дупло, развалясь на лавке вагонетки, горланил, аккомпанируя себе маракасами из пивных банок:

— И какие песни мне споють? Здор`oво, губерман. Что, проспался? Поле видишь? Сейчас тебя определять станут — приготовься.

— Э… А… Пить! — Черных привстал, и тут же судорожно заглотил обжигающую жидкость из фляги. В голове подурнело, но туловище обрело чувствительность. — Где это мы едем? Куда?

— В центр по нижней ветке. Следующая станция — Асгард. Для тебя конечная. Просьба освободить вагон.

Два крупных бомжа, подхватив его под локти, выволокли на освещённую факелами платформу, по виду не имевшую ничего общего с привычно помпезными подземельями Метрополитена имени И.В.Грозного. Вокруг костров деловито кучковались массы непонятных босховского вида мужчин, женщин и детей, увешанных оружием. Пахло пригоревшим кушаньем и немытой человечиной. Больше всего обстановка напоминала древний кочевой стан. Нижнее метро — в прошлой жизни ему немало доводилось о нём слышать…

Пинок коленом под зад — и Никифор очутился в тесной комнате служебного вида с табличкой «Командующий сектором ген. Мардуков».

— Ты кто? — вопросил седой человек в генеральском камуфляже, подняв квадратно-рубленое лицо от бумаг.

— Я — Никифор Юльевич Черных, губернатор К. области…  — дёрнул пухлыми плечами пленник, — Кавалер ордена Почёта. А с кем имею честь?

— Чести ты не имеешь, кавалер. Просрана на Форексе, — отчеканил Мардуков.

— Товарищ генерал, я это… Раскаиваюсь я, — Нику стало ясно, как глубоко он попал.

— Ещё бы. Все раскаиваются. Ладно, давай тебя просканируем. Да-да, нет — нет, тогда без обид. Как сам — готов?

Ник обречённо кивнул.

Тут же двое здоровенных бородачей в чёрных комбезах почтительно вкатили инвалидную коляску. В ней виднелась совсем маленькая девочка, лет 10–11, с неподвижными глазами, какие бывают лишь у слепых.

— Здравствуй, милая, — голос человека в генеральском камуфляже сделался важно-нарочит. — Скажи нам, кого ты видишь? Говори всё, не бойся.

— Папка, ты чего? — хихикнула слепая. — Этого толстуна? Что я там увижу, он же стёртый!

Генерал кивнул охране, и малолетнюю пророчицу быстро укатили, наградив леденцом на палочке. Черныха вывели через другую дверь.

— Везет дуракам, что уши по бокам, — выдохнул ему на ухо удивлённый бородач с повязкой на глазу, — с назначеньицем, бродяга!

— Спасибо, конечно. Ещё бы знать, кем назначили-то.

— Чё, тупой? — изумился здоровяк, — Ясен пень, берсерком.

— А это как? — звучание слова понравилось Никифору, но захотелось большей ясности.

— Ну, медвежьим отморозком. Типа шахида, только на мухоморах. Книжки надо было в детстве читать, а не в «монопольку» дуться. Пошли, там для тебя всё готово. Заодно инструкции получишь.

Его провели чередой узких коридоров к грузовому лифту, подняли, судя по звуку, метров на сто и подпихнули в раскрывшуюся дверь. Посреди комнаты на гладком камне стоял большой старинный кубок серебряной чеканки. Вокруг него бодро нарезал шаги диковинного вида старичок с посохом, в медвежьей шкуре с клыками, торчащими поверх строгого лица. Никифору смутно показалось, что он уже встречался с ним, кажется, где-то в странствиях по Океании. Вообще он заметил в памяти странные провалы, как в фильме: «Тут помню, там не помню…».

— Ну, вот и свиделись! — на этот раз по-русски и без акцента произнёс великий Маури. — Теперь ты готов. Осталось выпить вот это — он указал на кубок. Никифор, морщась, принялся вливать себе в глотку содержимое — вязкая жидкость оказалась крепкой и приятной на вкус, с грибным запахом.

— До дна, до дна! А теперь слушай внимательно, потому что через десять минут у тебя соображалка отключится.

— Однако, — хмыкнул Черных, но тут же почувствовал, как всё его существо начинает наполняться какой-то небывалой, бьющей пузырьками через край радостной силой. Голос великого Маури доносился теперь до него, как сквозь мягкую стену.

— Волею событий ты стал воином, лишённым страха. Подвиг, который тебе предстоит, должен изменить ход истории. Но заморачиваться на этом не стоит — всё равно живым ты из него не выйдешь. Точнее, выйдешь, но уже по ту сторону. Погляди лучше сюда! — маг отдёрнул чёрную штору, и взору Никифора предстал старый знакомец — олимпийский Миша. Возле него, связанный, извивался, мыча, дородный мужик со съехавшей на бок фальшивой бородой. Запахло дерьмом.

— Это — медведь судьбы. Не зря ты его вёз. Он имеет астральную спецсвязь с этой страной. Поутру враги собираются выстрелить олимпийским медведем из Царь-пушки в небеса и, произведя коронацию нечестивой блудницы, утвердить своё окончательное господство. Ствол орудия уже установлен вертикально вверх, и заряд заложен. Его мощность и траектория рассчитаны таким образом, что после выстрела в небе раскроется парашют, и державный символ приземлится прямо на Золотое крыльцо Грановитой палаты. По их планам, из медведя должен был выйти вот этот педериарх — Маури брезгливо поморщился, — и произвести венчание дуры на царство. Вот здесь мы и решили подкорректировать их планы. Как видишь, у нас везде свои люди. Теперь Пёдор похищен, и его место в медведе займёшь ты. Масса тела у вас с ним примерно одинакова, так что приземлишься прямо в гущу этих негодяев. А что делать дальше — тебе подскажет твоё чистое сердце. Выстрел будет сигналом к всеобщему восстанию. Но с верхушкой этой нечисти предстоит разобраться тебе. Ну, вот, сынок, кажется и всё. Оружие и пояс в медведе, а как расстёгивать молнию, ты, надеюсь, ещё не позабыл. Да пребудет с тобой сила. — Маури скупо улыбнулся и подтолкнул Никифора к лифту.

— Можно один вопрос? Напоследок…

— Ну, что ещё? Где твоя Санта-Мария, желаешь знать? — голос мага приобрёл раздражённые нотки. Ник молча кивнул. — В розыске Маша. Мы ищем, они ищут. Если они нас опередят — хреново дело. Но тут очень многое опять же будет от тебя зависеть. Так что давай, иди пакуйся — и на старт. А то скоро у них в Кремле смена караула.

На Никифоре застегнули пояс с пластитом, накинули поверх патриаршее облачение и, утрамбовав в медведя, повезли куда-то по бесконечным переходам — на встречу с подвигом.


ГЛАВА 48 | Буржуйка | ГЛАВА 50







Loading...