home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...

























ГОРНАЯ ВОЙНА

Важным театром военных действий стала также территория, которая пролегает между долиной Дуная, где действовали основные силы Великой Армии, и Северной Италией. Это огромный горный район, простирающийся с запада на восток на 500 км и на сотню километров с юга на север. Административно эти земли разделялись на несколько провинций, с запада на восток: Фораль-берг, Тироль, Каринтия и Штирия. Эти провинции, прежде всего Тироль, издавна считались особо преданными правящему Габсбурскому дому. Они имели также довольно важное стратегическое значение, так как через их территорию осуществлялась связь между войсками в Италии и Германии. Именно поэтому австрийское командование выделило сюда значительные силы. Это была армия под командованием эрцгерцога Иоанна численностью около 30 тыс. человек.

На первый взгляд может показаться, что это вполне логично. Но только на первый взгляд. Союзники, как известно, собирались вести наступательную войну, и первые военные операции на главном театре военных действий планировали осуществлять в Баварии. В случае успеха войска, занимавшие Тироль, оказались бы совершенно бесполезными, так как они располагались позади левого фланга наступающей армии Макка. В случае неудачи французы могли сначала добить главную австрийскую армию, а потом взяться и за другую.

Так оно и произошло. Разгромив австрийцев под Ульмом, Наполеон мог спокойно заняться Тиролем. Было бы сложно, разумеется, для французского полководца продолжить движение вперед, оставив на своих коммуникациях 30-тысячное австрийское войско. Однако теперь он мог выделить для этих операций лишь минимально необходимое число солдат. Ибо острой необходимости в полном уничтожении 30 тыс. австрийцев не было. Нужно было лишь изолировать их и не дать им выйти из гор на равнины, в тылы Великой Армии. Конечно, Наполеон не написал так своим маршалам, он приказал, как всегда и везде, разгромить, уничтожить неприятеля. Однако количество сил, назначенных для этого, явно свидетельствовало о том, что император отныне рассматривает операции в горах лишь как вспомогательные действия.

Для наступления в Тироль был выделен б-й корпус под командованием маршала Нея. На самом деле это был корпус только по названию. В помощь главным силам из него изъяли дивизию генерала Дюпона, одну пехотную бригаду из дивизии Луазона и часть кавалерии. В результате у маршала осталось лишь около 10 тыс. человек, из них только 600 кавалеристов и несколько сот артиллеристов.

Отделение корпуса Нея от основных сил произошло, можно сказать, само собой. Дело в том, что в пунктах капитуляции, подписанной генералом Мак-ком в Ульме, по его настоянию, был занесен параграф о том, что корпус Нея останется под стенами крепости до 25 октября. Генерал Макк считал, таким образом, что он выполнил важную задачу и значительно ослабил Великую Армию. Наполеон так не считал. Как ни покажется странным современному читателю, условие капитуляции было пунктуально выполнено. За маленьким исключением. Так как дивизия Дюпона была передана другому корпусу, она преспокойно продолжила свой марш вперед. А первая бригада из дивизии Луазона была направлена для конвоирования пленных австрийцев. Оставшиеся 10 тыс. солдат вместе с маршалом, отдохнув несколько дней после тяжелых боев, двинулись в южном направлении, в Тироль.

Седьмой корпус Ожеро, идущий далеко позади главных сил, был также направлен для действий в горах. Двенадцать с половиной тысяч солдат и офицеров под командованием Ожеро должны были действовать в Форальберге, самой западной из всех горных провинций Австрии.

Что касается эрцгерцога Иоанна, он действовал в «лучших» традициях Гоф-кригсрата. Свою небольшую 30-тысячную армию он разбросал по более чем 300-километровой линии маленькими группами по несколько батальонов*.

Генерал Шателер — 10 бат., 8 эск. у Раттенбурга (на реке Инн); корпус Сен-Юлиана — 1,5 бат. и 1 эск. в Инсбруке; 2 бат. в Шарницском укреплении; 1 бат. в форте Лусташ; 4 бат. и 8 эск. в Рейте;

корпус Фестенберга — 9 бат., 6 эск. в Инсбруке; 2 эск. при генеральной квартире;

корпус Шенасси — 6,5 бат., 2 эск. в Верфене;

отряд Шпауэра — 1 бат., 1 эск. в Вингау (в верховьях Адидже);

корпус Иелачича — 13,5 бат., 13 эск. в Форальберге, перед Фельдкирхом.

Маршал Ней действовал также в традиционном стиле. Только традиции в наполеоновской армии были другие. Не раздробляя свои силы, он двинулся напролом прямо на центр австрийского кордона, на ключевой город провинции — Инсбрук. На пути корпуса Нея находились два сильных укрепления, Шарниц и Лусташ, которые запирают долину реки Изар на подходе к Инсбруку. Австрийцы, видимо, не сильно беспокоились о том, что французские войска могут пройти по этому пути. Форт Шарниц сооружен был таким образом, что обойти его, как казалось австрийским генералам, было невозможно. Сам же форт имел мощные укрепления. Он состоял из двух полубастионов, соединенных прочной куртиной. Между полубастионами был сооружен равелин. Укрепления были выложены камнем, а глубокий ров был на 3 метра наполнен водой. На валах стояли 12 пушек, 700 человек регулярной армии составляли гарнизон форта, несколько сот тирольских ополченцев в случае опасности должны были защищать укрепления вместе с солдатами. Впрочем, у форта было одно слабое место: та часть его, которая примыкала к непроходимым горам, была плохо укреплена.

Австрийские генералы не ошибались. Маршал Ней действительно не собирался обходить это укрепление. Недолго думая, он решил взять его с ходу и ударом в лоб.

Генерал Роге, командовавший оставшейся в составе корпуса бригадой дивизии Луазона, утверждает в своих мемуарах, что он обратился к маршалу с другим предложением. По его словам, в начале кампании он догадался, что их корпус может оказаться в Тироле. Это гениальное предвидение было связано ни с какими-то экстрасенсорными способностями генерала, а происходило из-за нумерации корпусов. Так как номера корпусам были даны, начиная с левого фланга: первым оказалась бывшая Ганноверская армия под командованием маршала Бернадотта (см. гл. 6). Роге предположил, что, раз у них шестой номер, они окажутся на крайнем правом фланге армии и, следовательно, с большой вероятностью попадут в Тироль. Поэтому предусмотрительный генерал запасся литературой об этой провинции. В одной из книг говорилось о том, что в обход Шарниц-кого форта идет небольшая тропинка, которую используют контрабандисты.

Маршал Ней выслушал генерала и согласился с его предложением. Бригада Роге должна была попытаться пройти по этой тропинке, выйти в тыл форта Лусташ, который располагался неподалеку от Шарница, захватить его, а затем, таким же образом, напасть сзади и на сам Шарниц.

«Моя бригада выступила в этот же день (4 ноября) в 6 часов утра, — вспоминал генерал Роге. — Местные жители осыпали нас шутками, когда увидели, куда мы собираемся карабкаться. Действительно, кто бы мог подумать, что отряд в 2 500 человек решится двигаться через множество опасностей и почти непреодолимых препятствий, идти цепочной, один да другим в течение 5 часов, а потом взобраться на отвесные скалы. Австрийцам было бы достаточно сбросить на нас несколько камней, чтобы уничтожить всю нашу колонну. Но все препятствия были преодолены. К 11 часам утра мы поднялись на гору Грунс-копт, откуда мы прогнали небольшой пост тирольского ополчения. Изумленные тирольцы убежали, не оказав никакого сопротивления»17.

Первая часть операции прошла как нельзя более успешно. Французы обрушились с тыла на маленький форт Лусташ. После отчаянного сопротивления в 3 часа австрийский отряд капитулировал. В плен попало 600 человек, австрийцы потеряли также 20 убитыми и 50 ранеными. Французы потеряли только 10 человек убитыми и несколько ранеными. Австрийских солдат французы оставили в качестве военнопленных, а тирольских ополченцев просто разоружили и отпустили по домам.

В это время маршал Ней, который, очевидно, не слишком доверял всяким военным хитростям и сомнительным обходным маневрам, собрал дивизию Малера и приказал ей штурмовать в лоб Шарницкое укрепление.

Как специально, накануне выступления в поход маршал составил для своих войск тактические инструкции на этот счет. Нужно отметить, что в наполеоновской армии строевой устав, которым пользовались войска, во многих своих пунктах безнадежно устарел, а боевого вообще не было. Высшее командование никак не могло собраться и переделать строевой устав в соответствии с новыми реалиями и наконец разработать боевой устав, общий для всех. Подразумевалось, что все это очевидные для всех вещи. Поэтому в каждом корпусе, а иногда и в каждом полку все это делали на свой манер. Вот и маршал Ней составил подробные инструкции для своего корпуса. Предпоследний параграф назывался «Об атаке укреплений или укрепленных линий одной или несколькими дивизиями». В качестве примера Ней описывал штурм укрепления дивизией из 8 батальонов. Так как дивизия Малера состояла как раз из 8 батальонов, то маршал, очевидно, решил, что нет лучшей возможности применить на практике свои теоретические изыскания.

«Дивизия из 4 полков или 8 батальонов, предназначенная для атаки, — наставлял маршал, — развернется для боя вне досягаемости пушек вражеских укреплений, которыми она должна будет овладеть открытой силой. Все приказы для проведения данного предприятия должны быть ясными, точными и лаконичными. В минуты перед боем офицеры штаба, ответственные за колонны, проверят, получены ли соответствующие инструкции... Командующий обратится к своим войскам с энергичным воззванием, достойным истинных воинов. Когда все будет готово, будет дан сигнал к атаке — три пушечных выстрела, и войска устремятся вперед скорым шагом... Роты 8-го батальона будут рассыпаны в стрелковую цепь и прикроют своим огнем наступление. Солдаты кроме ружья должны быть снабжены топором. Когда они дойдут до зоны поражения ружейным огнем, они устремятся бегом ко рвам укрепления и сломают палисады...» Далее Ней подробно описывал, в каком порядке будут двигаться батальоны и даже отдельные роты, и завершал наставление оптимистичной фразой: «Когда укрепления будут взяты, стрелки будут преследовать врага, отступающего в беспорядке...»18

Последнюю часть инструкции применить не удалось. Дивизия Малера отважно устремилась вперед. Не известно, успели ли раздать солдатам топоры, но штурмовыми лестницами дивизия была снабжена. Несмотря на шквал огня, французам удалось добраться до рвов. Однако здесь атака захлебнулась. Несмотря на потери, едва войска вернулись на исходную позицию, маршал приказал новый штурм. Ливень пуль и картечи снова скосил десятки людей, и дивизия опять откатилась назад. Стало ясно, что таким методом мощное Шарницкое укрепление взять невозможно. На гласисе перед вражескими рвами осталось лежать 36 убитых и почти 400 раненых. Французские пушки били по стенам, а коменданту форта было предъявлено требование немедленно сдаться. Зрелище сотен окровавленных тел, лежащих перед неприступными стенами, подсказало, очевидно, коменданту, что, возможно, подобное требование не слишком подкреплено реальными силами, и он наотрез отказался сдавать форт.

Пока солдаты дивизии Малера безуспешно штурмовали укрепления, бригада Роге продолжала свое обходное движение. Вечером комендант форта узнал, что он обойден, и ночью решил прорваться сквозь кольцо окружения. Австрийский командир взял с собой 6 полевых орудий, стоявших в форте, и со своими солдатами двинулся навстречу бригаде Роге. Ему удалось напасть в темноте на передовой пост гренадер, которых Роге поставил в замке Шольцберг. Две роты французских гренадер, которые не выставили никакого боевого охранения, были захвачены врасплох и сдались в плен. Но остальная часть бригады успела подняться по тревоге, и когда австрийцы продолжили свое движение вперед, сама их атаковала на марше. На этот раз захваченными врасплох оказались австрийцы. В коротком бою солдатам Роге удалось взять в плен коменданта, его подчиненные, деморализованные этой потерей, не оказали серьезного сопротивления. 700 австрийских солдат с пушками попали в плен, а французские гренадеры были освобождены.

Неприступный горный проход оказался в руках французов, и уже днем 5 ноября корпус Нея вступил в Инсбрук, который сдался без боя. К этому времени эрцгерцог Иоанн получил от своего брата эрцгерцога Карла приказ оставить Тироль и двинуться на соединение с его армией, отходившей из Италии.

В Инсбруке Ней нашел огромные склады и в частности богатый арсенал, где в руки французов досталось 16 тыс. ружей, многочисленные артиллерийские припасы и тонны пороха. Но в Инсбрукском арсенале французские солдаты нашли не одни материальные ценности. Вот как в мелодраматичном стиле эпохи описал произошедшее в арсенале 25-й бюллетень Великой Армии: «Но не только богатые трофеи победа дала в руки нашей армии. Здесь же произошла сцена, которая тронула до глубины души наших солдат. В ходе последней войны (17981800 гг.) 76-й линейный полк* потерял в боях в Швейцарии два знамени. Эта потеря в течение долгого времени рассматривалась полком как горькая утрата... И вот эти знамена, предмет столь благородной скорби, были найдены в арсенале Инсбрука. Один из офицеров (76-го полка) узнал их. Тотчас же к знаменам устремились солдаты. И когда в торжественной обстановке маршал Ней вернул полку его реликвии, слезы текли по щекам старых воинов. Юные новобранцы были горды тем, что они отбили знаки, потерянные их старшими товарищами в превратностях войны. Император распорядился, чтобы эта трогательная сцена была запечатлена на большом полотне. Французский солдат испытывает по отношению к знаменам чувство нежной привязанности. Они являются объектом такого же культа, как подарок, полученный из рук возлюбленной»19.

В то время как Ней расположился со своим корпусом в Инсбруке, баварская дивизия Деруа по приказу Наполеона также вступила в Тироль. Баварцы двигались по долине реки Инн и 7 ноября подошли к крепости Куфштейн. Если сама крепость не отличалась силой своих валов, то цитадель, стоящая на отвесных скалах, была такова, что даже маленький отряд мог сколь угодно долго сопротивляться огромной армии. Город и цитадель занимал один австрийский батальон. При приближении баварцев отряд покинул город и отступил в цитадель. Несмотря на неприступные стены, сопротивление продолжалось недолго: австрийский комендант понимал, что ему никто не поможет, а муниципалитет города упросил его не упорствовать. В результате цитадель Куф-штейна была сдана на почетных условиях. Семьсот пятьдесят австрийских солдат со своим оружием и двумя полевыми пушками вышли из замка и 10 ноября присоединились к отряду генерала Шателера.

В то время как Ней и баварцы овладели центральной частью Тироля, маршал Ожеро приближался к Форальбергу, занятому генералом Иелачичем. Под командой Иелачича были войска, спасшиеся от капитуляции в Ульме. Они могли беспрепятственно отступить в глубь Тироля. Но генерал Иелачич, считая, что его войска принадлежат к Дунайской армии, а не Тирольской, хотел попытаться уйти в северном направлении и по тылам французов дойти до Богемии. Однако, узнав о приближении войск Ожеро, Иелачич остался на месте. По его приказу только 12 эскадронов направились на север и впоследствии действительно сумели достичь Богемии через Эльванген и Анспах. Что же касается главных сил, они продолжали стоять в нерешительности.


* Строго говоря, нужно было бы сказать 76-я полубригада, так как до 1803 г. в армии Французской республики пехотные части назывались не полками, а полубригадами. В 1803 г. название «полк» снова официально вернулось, и вполне естественно, что император употребляет это привычное вновь вернувшееся название.


13 ноября передовые отряды Ожеро подошли к австрийским позициям. Иелачич даже не пытался ни сопротивляться, ни отступать. 14 ноября он подписал капитуляцию, которую французский маршал утвердил на следующий день. Согласно этой капитуляции 4 тыс. австрийских солдат сложили оружие и знамена и под конвоем французских войск были препровождены до богемской границы. Далее они были отпущены на свободу при условии, что в течение года не будут участвовать в боевых действиях ни против Франции, ни против Итальянского королевства.

Единственным австрийским отрядом, остававшимся в Форальберге, была дивизия под командованием принца Роана — французского эмигранта на службе Габсбургской монархии. У принца было около 7 тыс. пехоты и 1 200 кавалеристов. Его положение было очень сложным: со всех сторон ему угрожали французские дивизии. Отряд Иелачича перестал существовать, а эрцгерцог Иоанн, собрав главные силы своей армии, шел на восток в Каринтию на соединение с армией эрцгерцога Карла. Однако Роан принял мужественное решение любой ценой прорваться к своим.

Пройдя по узким горным тропам, 18 ноября он сумел отбросить небольшой авангард корпуса Нея. Так как путь в Каринтию был к этому времени уже совершенно отрезан, ситуация все равно казалась безвыходной. Но принц решил сделать неожиданный и смелый ход: попытаться через горы добраться до равнин Северной Италии. Этот план мог показаться экстравагантным, однако успех сопутствует смелым. Несмотря на все сложности, в начале последней декады ноября отряд Роана, не встречая сопротивления, вышел на равнину. Однако на этом его приключения не завершились (см. ниже).

Таким образом, несмотря на значительные силы австрийцев в Тироле, к середине ноября французы овладели большей частью этой горной страны, разбили и взяли в плен значительную часть неприятельской армии. Ее остатки отступали в разных направлениях.

Одновременно с операциями в Тироле Наполеон был вынужден направить часть войск в Каринтию. 7 ноября генерал Мармон получил задачу выступить со своим корпусом из Штейера, двинуться в южном направлении по долине реки Энс и занять Леобен. У Мармона было под ружьем около 12 тыс. человек. В его задачу входило, закрепившись на южных отрогах Альп, помешать возможному движению армии эрцгерцога Карла из Италии. Конечно, генерал Мармон не мог с маленьким корпусом остановить движение всей армии эрцгерцога Карла. Однако, учитывая характер местности — узкие горные дороги, — он мог серьезно замедлить марш неприятельских войск, уничтожая за собой переправы через горные реки, защищая арьергардами проходы в ущельях.

Впрочем, прежде чем стать на пути австрийцев, войска Мармона должны были сами проложить себе дорогу в глубь горного края. «Марш, который я предпринял, был наполнен трудностями, — вспоминал Мармон, — Энс течет среди высоких гор в узком ущелье. Мосты через него деревянные и их почти невозможно восстановить в случае разрушения... Время года также добавляло нам сложностей. В горах уже была зима. Известно, насколько это время года сурово в этих краях и насколько обледенелые дороги замедляли и затрудняли наш марш. Тем не менее необходимо было двигаться вперед как можно быстрее, чтобы надеяться добиться успеха»20.

Недалеко от местечка Альтенмаркт над бурными водами Энса повисли два высоких моста. В случае их разрушения австрийцами продвижение корпуса было бы надолго остановлено. Французский генерал решил захватить их во что бы то ни стало. В своих мемуарах Мармон рассказывает: «Я поручил капитану Онак-тену, из 6-го гусарского полка, взять сто лучших кавалеристов и устремиться на мост, как только он окажется поблизости от него. Онактен, офицер редкой отваги, предприимчивый и решительный, не колебался ни минуты. Он двинулся вперед с авангардом. За ним шел весь полк и несколько рот вольтижеров... Австрийские эскадроны под его натиском вынуждены были поспешно отступать. Когда вражеские всадники доскакали до первого моста, Онактен обрушился на них как молния и пронесся по мосту вместе с ними, порубил две роты пехоты, которые должны были зажечь кучу горючих материалов, как только отойдет их конница. Затем он продолжил свою бешеную атаку, влетел на второй мост и пересек его таким же образом. Так опасное препятствие было преодолено»21.

Продолжая двигаться вперед, войска Мармона заняли Леобен, а 15 ноября авангарды корпуса дошли до Граца. Нужно сказать, что подобное выдвижение не входило в намерения императора. 15 ноября он написал: «Господин генерал Мармон, вы должны помнить, что вы всего лишь командуете обсервационным корпусом, чтобы поддержать вас, армии потребуется несколько дней, потому что все мои силы сосредоточены против русских. У меня недостаточно войск, потому что я должен держать Вену, и, желая обойти неприятеля и нанести ему серьезное поражение, мне нужно еще больше солдат. Если вы сможете... помешать неприятелю появиться в долине Дуная, ваша роль будет выполнена» 22.

Что касается Мармона, он считал, что позиция под Грацем более выгодна. «Настоящим выгодным пунктом в стратегическом отношении казался мне Грац, — писал Мармон в своих мемуарах. — Занятие Граца повлияло на общественное мнение этих краев. Кроме того, оно дало большие ресурсы для армии. Прибыв в Грац, я расположил там свою генеральную квартиру... Разведывательные отряды каждый день отравлялись к венгерской границе»23.

В горной войне, которую пришлось вести с рассеянными остатками австрийских войск, отличились, как и под Альтенмарктом, французские кавалеристы. 24 ноября генерал Мармон, узнав, что поблизости отступает неприятельский отряд, направил к верховьям реки Зальца роту 8-го конно-егерского полка. Французов было всего 75 человек. От местных крестьян и захваченных на дороге отставших австрийских солдат они узнали, что впереди, в деревне Долах, находится отступающий австрийский батальон численностью около 400 человек. Конные егеря сумели бесшумно разоружить передовые посты и незамеченными подошли к деревне. «Подъехав к селению, мы увидели зажженные бивачные огни, ружья, составленные в козлы, груды багажа и рассеянных солдат, которые ходили взад и вперед, — написал в своем письме через несколько дней после произошедших событий трубач 8-го конно-егерского полка. — Увидев это, наш капитан обрадовался и воскликнул: «Вот отличное дело! Они не на своих постах — и они в наших руках!». А потом своим громовым голосом скомандовал: «Смирно! Дивизион в атаку, в галоп! Захватим в плен этих чудаков!» В тот же момент я протрубил атаку... И вся наша рота устремилась с саблями наголо, издавая дикие крики и наделав шуму, как если бы мы были целым полком. Вскоре мы все рассеялись по деревне. Одни захватывали оружие и багажи, другие останавливали и лупили ударами сабель плашмя всех кайзерлитов...* Наш капитан был повсюду и кричал: «Егеря, не рубите острием! Не наносите им ран! Это несчастные люди! Они итак наши. Берите их в плен и быстрее захватывайте ружья — их нужно все сломать!» Сказано — сделано: мы взяли врасплох этих австрийцев, и они не успели сделать ни одного выстрела... В этот момент я оказался рядом с моим капитаном, который пытался найти австрийского командира. Тот появился из одного из домов в сопровождении своих офицеров, бургомистра и нескольких крестьян... Гордым тоном он сказал по-немецки: «Постойте-ка, господа французы! Зачем вы пришли сюда? Что вы от нас хотите?» Эти вопросы заставили нас рассмеяться . Наш капитан ответил таким же тоном: «Господа, мы воюем — вот что мы хотим... А вы теперь наши пленники. Сдавайтесь, и мы не причиним вам никакого вреда. Мы авангард огромной колонны кавалерии и пехоты...» Австрийские офицеры посовещались и, видя, что все их солдаты захвачены без сопротивления, отдали свои шпаги нашему капитану и лейтенанту»24. Так маленький отряд конницы в 75 человек захватил в плен 400 солдат и 19 офицеров.

Занимая позицию под Грацем, Мармон успешно выполнил свою задачу. Эрцгерцог Карл не осмелился двигаться по прямой дороге на Вену. Для того чтобы соединиться с главными силами союзников, он решил пойти кружным путем через Венгрию. В общем, горная война была австрийцами полностью проиграна, и Наполеон, не опасаясь за свой правый фланг, мог сосредоточить свое внимание на операциях в Моравии.



СЕВЕРНАЯ ИТАЛИЯ | Аустерлиц Наполеон, Россия и Европа. 1799-1805 гг | ЮЖНАЯ ИТАЛИЯ







Loading...