home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...

















ОТ САНТОНА ДО БЛАЗОВИЦА, 7.3G-1G.3G

В то время когда бой уже вовсю кипел на южном крыле и когда начиналась атака Сульта на Праценское плато, на северной стороне поля сражения пушки еще молчали. Между 7 и 8 часами утра части, подчиненные маршалу Ланну, и кавалерия Мюрата стали выдвигаться и строить боевой порядок на уровне холма Сантон. Непосредственно левым крылом к Сантону встала в две линии дивизия Сюше. Позади Сюше продолжала располагаться дивизия Кафарелли. Рядом с пехотой Мюрат развернул всю свою кавалерию*. Интересно, что дивизия Келлермана, построенная в две колонны, расположилась впереди дивизии Сюше. «Дивизия легкой кавалерии, облаченная в парадную форму, с принцем Мюра-том во главе проскакала мимо нас и развернулась впереди наших полков около 8 часов утра», — вспоминал д'Эральд, офицер из дивизии Сюше30.

С другой стороны поля боя разворачивались войска князя Багратиона. Поскольку князь имел приказ не атаковать до успеха союзников на южном крыле, его войска, развернувшись в боевой порядок, не спешили начинать бой. Пехота под командованием генерал-адъютанта князя Долгорукого развернулась в две линии к северу от Брюннского шоссе. Кавалерия под командованием Уварова—к югу от шоссе. 6-й егерский полк занял деревни Голубиц и Круг.

С обеих сторон батальоны и эскадроны двигались в образцовом порядке. «Мы развернули каждый батальон в линию, держа ружья «под курок». Батальоны встали поэшелонно на дистанцию двести шагов в две линии так, чтобы батальоны первой линии не закрывали тех, которые стояли во второй»31, — рассказывал д'Эральд, а офицер артиллерии написал: «Наши 15Gорудий двинулись вперед и, пройдя через интервалы батальонов трех первых линий, развернулись в боевой порядок в 50—100 шагах от пехоты. Так как я командовал конной артиллерией, я поставил свои пушки немного впереди остальных батарей... Все наши движения были выполнены в таком же порядке и с такой же точностью, как если бы мы были на Марсовом поле. Мы стояли недалеко от неприятеля, однако огонь еще не был открыт...»32 Одновременно с развертыванием дивизии Сюше она подалась «облическим»** шагом влево, а дивизия Кафарелли, стоявшая позади нее — вправо. Таким образом, обе дивизии оказались на одном уровне.


* Драгунская дивизия Вальтерапозади пехоты Кафарелли. Каждая бригада построилась в одну колонну, один эскадрон в затылок другому. Дивизия Буайеправее в районе Гиршковица. Обе кирасирские дивизиипозади Вальтера в развернутом строю. Нансути справа, д'Опуль слева.

** Облическийкосой шаг. При облическом шаге влево правой ногой шагали вперед, а левойв сторону. Получалось так, что фронт смещался влево, сохраняя ориентацию по отношению к неприятелю. При облическом шаге вправо происходило то же самое, но в правую сторону.



Маршал Ланн не спешил начинать бой, потому что войска Бернадотта явно запаздывали. Только около 10 часов утра его дивизии форсировали ручей Гольдбах между Пунтовицем и Гиршковицем и стали медленно продвигаться вперед в пространство между центром и правым крылом союзников. Велит гвардии Баррес вспоминал: «Первый корпус, который стоял позади нас, двинулся вперед, обойдя справа и слева холм (Зг/ран). Солдаты и офицеры кричали «Да здравствует Император!», подняв свои шляпы на шпагах, саблях и штыках. Маршал Бернадотт во главе своих войск также приветствовал императора подобным образом, и все это под грохот барабанов, под звуки военной музыки, под гул орудий и треск ружейной пальбы»33.

Несмотря на энтузиазм солдат 1-го корпуса, их командир, видимо, считал, что осторожность — самая лучшая черта полководца, и его дивизии явно отставали от движения французских войск в центре. Войска Бернадотта никоим образом не помогли Сульту на Праценском плато, и к 10.30 развернулись в боевой порядок южнее Блазовица между частями Кафарелли и левым флангом Вандамма.

С русской стороны навстречу Бернадотту двигались части российской императорской гвардии под командованием великого князя Константина. Гвардия переправилась через реку Литтаву у Валькмюлле и пошла в направлении на Блазовиц. Примерно в километре к западу от переправы гвардейские части построились в боевой порядок. В первой линии развернутым строем встали знаменитые Преображенский и Семеновский полки. Между ними — гвардейская артиллерийская рота. Во второй линии — Измайловский полк и гвардейский егерский батальон. По флангам боевого порядка было поставлено по две пушки. Наконец, позади флангов пехоты расположились лейб-гусары и конная гвардия. Второй отряд гвардейцев, состоявший из лейб- гренадерского полка, кавалергардов и лейб-казаков, находился в этот момент далеко позади основных сил к востоку от Раусницкого ручья.

Интересно, что великий князь Константин не догадывался, что перед ним находится неприятель. Он считал, что войска, которые были видны напротив него, были австрийскими. Ядро, прилетевшее с французской батареи и вырвавшее ряд преображенцев, вывело Константина из заблуждения. Тогда великий князь решил выдвинуть вперед авангард и занять им деревню Блазовиц. Граф де Сен-При, французский эмигрант на русской службе, возглавил это наступление. Батальон лейб-гвардии Егерского полка и батальон семеновцев быстро заняли Блазовиц, выбив оттуда французских стрелков.

Однако в этот момент маршал Ланн, видя приближение частей Бернадотта, перешел в наступление. 13-й легкий полк из дивизии Кафарелли был послан для того, чтобы отбить Блазовиц. На поддержку ему были направлены два батальона 51-го линейного. 13-й легкий* под командованием полковника Кастекса устремился в атаку. Полковник, который сражался в первых рядах, был убит, но деревня была взята. Согласно французским рапортам, в деревне было взято в плен 300 русских гвардейцев и 250 было захвачено уже при отступлении из Блазовица. Остатки потрепанных батальонов присоединились к основной массе гвардии.

В этот момент слева от русских гвардейцев появились кавалерийские полки 5-й колонны князя Лихтенштейна. Впереди шел Уланский Его Высочества Цесаревича полк (10 эскадронов), за ним 18 эскадронов австрийцев". Едва только эта конница поровнялась с гвардией, она стала развертываться в боевой порядок. «Цесаревич Константин Павлович очень обрадовался прибытию 5-й колонны, — рассказывает полковая история, — он подскакал к Уланскому имени Его полку, поздоровался с солдатами, обнял и поцеловал барона Меллера-Зако-мельского и, обратясь к фронту, сказал: «Ребята, помните, чье имя вы носите, не выдавай!» «Рады умереть!» — воскликнули все в один голос...»34Возбужденные речью своего покровителя, не дожидаясь австрийцев, уланы стройными рядами ринулись в атаку.


* В общей сложности полк насчитывал не более 1 380 человек и, следовательно, был примерно равен по численности двум гвардейским батальонам, занимавшим Блазовиц.

** Уже в момент выступления из лагеря от 5-й колонны были отделены 3 полка русской кавалерии под командованием генерала Уварова: Харьковский и Черниговский драгунские, Елисаветградский гусарский


Это был действительно прекрасный по своему составу полк — отборные люди на отличных конях, новенькое обмундирование и экипировка. Его численность — около 1 300 человек* — равнялась таковой в некоторых французских кавалерийских дивизиях. Тем не менее офицеры и солдаты по большей части еще ни разу не участвовали в битвах и были совершенно неопытны, а кони не обстреляны...

Полк устремился вперед в бешеном порыве. Впереди с обнаженной саблей мчался генерал- лейтенант Эссен 2-й, командир всей русской кавалерии 5-й колонны. За ним ураганом пронеслись по полю плотные линии русских кавалеристов и с громовым «Ура!» обрушились на дивизию Келлермана.

Как уже отмечалось, легкая кавалерия Келлермана стояла в колоннах побри-гадно впереди пехоты. Правая — бригада Маризи — состояла из 4-го гусарского и 5-го конно-егерского полков. Судя по всему, атака русских улан была абсолютно неожиданной, а это в кавалерийских стычках — фактор определяющий. Французские гусары не успели ни развернуться в боевой порядок, ни контратаковать. Они были буквально сметены лавиной русской конницы. В рапорте о действиях легко кавалерийской дивизии дипломатично и коротко написано: «Эта атака казаков (речь, разумеется, идет об уланах) была столь яростной... что мы были вынуждены отступить до уровня нашей пехоты» 35.

Смяв французскую кавалерию, уланы продолжили свою отчаянную атаку и влетели на французские орудия. Октав Левавассер со своими пушками опять оказался в самой гуще схватки. «Ужасающие крики раздались из дыма, который закрывал от меня правую сторону, — вспоминал он, — галоп коней, звон сабель говорили о том, что это конная атака... Вся кавалерия великого князя Константина устремилась на мои орудия. Артиллеристы бросились кто под зарядные ящики, кто под пушки, другие принялись драться банниками... Я был прижат к нашим упряжным лошадям и сошелся в рукопашной схватке с офицером, который ударом сабли отрубил мне мизинец на правой руке. Вдруг его конь упал, сраженный пулей. Офицер бросился тогда к моему стремени и сказал мне (по-французски): «Согласитесь, мы с вами оба храбрецы». Он повторил несколько раз эти слова, оставшись рядом со мной и рассматривая себя как моего пленника»36.

Пуля, сразившая коня русского офицера, была выпущена из рядов пехоты Кафарелли. Солдаты этой дивизии с таким же спокойствием, как на учениях, построились в батальонные каре, пропустили сквозь интервалы всадников Келлермана, а затем открыли убийственный огонь по русской кавалерии. Полк улан цесаревича оказался зажатым между стенами пехоты. Тысячи ружей обрушили шквал свинца на храбрых всадников. Уланы в беспорядке заметались между французскими каре. Один за другим трещали залпы в упор. Только что храбро атаковавший полк смешался в беспорядке. Безумно скакали исступленно ржущие кони, кавалеристы, не находя выхода из гибельной ловушки, десятками падали под ливнем свинца...


* Согласно строевому рапорту на 1 ноября 1S05 г., в полку числилось 13S6 строевых Без сомнения, за месяц это число уменьшилось. Ориентировочно можно считать численность уланского полка 1 300 человек.


Почти в тот же миг раздался тяжелый топот мощных коней и звон оружия. Это были кирасиры и карабинеры Нансути, которые стеной обрушились на мечущихся в смятении конников. А еще через несколько мгновений оправившиеся после неудачи гусары и конные егеря Келлермана налетели с фланга и тыла на пришедший в полный беспорядок полк. Половина улан была застрелена, зарублена, заколота, взята в плен (28 офицеров и 680 рядовых были убиты или пропали без вести согласно полковым документам)37. Командир полка генерал-майор Меллер-Закомельский был ранен пулей в грудь и попал в плен. Генерал-лейтенант Эссен 2-й был смертельно ранен. Остатки еще недавно блестящего полка крупным галопом понеслись в сторону войск Багратиона, спасаясь от преследования французской конницы. Однако на русских позициях собралось всего лишь 200 улан, остальные рассеялись. Многие не смогли удержать своих горячих необстрелянных донских коней, которые, закусив удила, унесли своих наездников в разные стороны. Это был полный разгром...

В это время дивизия Риво перешла в наступление. Его батальоны, пройдя Гиршковиц, стали развертываться в боевой порядок. Но к этому времени изготовились к атаке австрийские кавалерийские полки 5-й колонны. Лихтенштейн, прекрасный командир, «родившийся для битв», как сказал о нем Меттерних, бросает вперед Лотарингских кирасир и кирасир Нассау. Но белые эскадроны австрийцев встретил плотный огонь пехоты Риво. Тщетно австрийские генералы ведут снова и снова своих кирасир навстречу тесно сомкнутым колоннам. Французская пехота действует четко и слаженно, хладнокровно подпуская вражеских всадников на близкую дистанцию, а затем открывая убийственный огонь.

Генерал Карамелли был сражен насмерть французской пулей, Ауэрсперг, командир Лотарингского полка, также падает, обливаясь кровью, перед фронтом пехоты. Лихтенштейн был вынужден отказаться от дальнейших атак и увести свои расстроенные эскадроны от полного разгрома. Он отходит в сторону Праценских высот, где он снова попытается собрать их и прикрыть отступление союзной армии...

Великий князь Константин остался без кавалеристов Лихтенштейна. Он не получил никаких приказов и не знал, что делать. Осмотревшись вокруг и не видя поблизости ничего похожего на союзные войска, он решил, что самое лучшее в данной обстановке — присоединиться к центру союзных войск*. По его приказу гвардейские полки, построившись в колонны по отделениям, двинулись влево, в сторону Праценского плато, а чтобы прикрыть с фланга движение колонн на марше, были выделены отряды стрелков.



ПРАЦЕНСКОЕ ПЛАТО, 7.30-11.30 | Аустерлиц Наполеон, Россия и Европа. 1799-1805 гг | СНОВА ПРАЦЕНСКОЕ ПЛАТО, 11.30-13.00







Loading...