home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 6 КОАЛИЦИЯ

В его природе царственной есть нечто,

Чего бояться должно. Он отважен

И мудр. Его неукротимый дух

Ведом рассудком осторожным к цели.

Кто из людей мне страшен? Только он.

Мой гений подавляет он, как гений

Антония был Цезарем подавлен.

Шекспир. Ромео и Джульетта.

Залп ружей во рву Венсеннского замка отозвался гулким эхом при монархических дворах Европы. Но вот что удивительно: чем ближе тот или иной двор был к Франции, тем более слабыми были отзвуки события, произошедшего в ночь на 21 марта. Баденский электор, которого наиболее, казалось бы, затрагивала история с герцогом Энгиенским, в осторожной форме выказал свое недовольство по поводу нарушения границ его владений, однако в его послании было больше чувств солидарности и поддержки Бонапарту. Что касается герцога Вюртембергского, он просто-напросто поздравил Бонапарта со счастливым избавлением от опасного заговора. Из Баварии выслали несколько эмигрантов. В Берлине и Вене возмущались, но умеренно, по крайней мере, никаких официальных заявлений на этот счет сделано не было. Зато в Петербурге выстрелы, сделанные за тысячи километров, произвели настоящий взрыв.

«Его Императорское Величество, возмущенный столь явным нарушением всяких обязательств, которые могут быть предписаны справедливостью и международным правом, не может сохранять долее отношения с правительством, которое не признает ни узды, ни каких бы то ни было обязанностей и которое запятнано таким ужасным убийством, что на него можно смотреть лишь как на вертеп разбойников», — заявил князь Чарторыйский*, открывая Государственный совет, собравшийся в Зимнем дворце в семь часов вечера 5 (17) апреля 1804 г. Эти слова были прочитаны молодым князем, но на самом деле они принадлежали императору Александру. На рассмотрение Совета был поставлен вопрос о немедленном разрыве и войне с Францией. Большая часть членов совета высказалась за разрыв отношений с Францией, как признает сам Чарторыйский, боясь не угодить царю. Однако были отважные голоса. Наиболее решительно высказался граф Николай Петрович Румянцев". Он вообще не понимал, почему Россия должна была броситься в кровавую войну из-за гибели иностранного принца: «...решения Его Величества должны подчиняться только государственным интересам и... соображения сентиментального порядка никак не могут быть допущены в качестве мотива для действий... Произошедшее трагическое событие никак прямо не касается России, а честь империи никак не задета...»1.


* Чарторыйский (Чарторийский, Чарторыский, Czartoryski), Адам Адамович (1770— 1861), князь, член Негласного комитета, в 1802—1806 гг. товарищ (заместитель) министра иностранных дел, с января 1804 г. по июнь 1806 г. в связи с тем, что А. Р. Воронцов отошел по болезни от государственных дел, Чарторыйский фактически управлял министерством иностранных дел.

** Николай Петрович Румянцев — граф, известный государственный деятель, с 1801 г. член Государственного совета, в 1802—1814 гг. министр коммерции, с сентября 1807 г. управляющий министерством иностранных дел, с февраля 1808 г. министр иностранных дел, с 1809 г. государственный канцлер, с 1810 г. председатель Государственного совета, в 1814 г. ушел в отставку.


Слова Румянцева несколько охладили пыл Александра. Было принято решение направить протест французскому правительству, однако ограничиться хотя и резкими, но дипломатическими выражениями, исключив из текста безумную фразу насчет вертепа разбойников. Одновременно при дворе объявлялся траур.

Интересно заметить, что, если бы герцог Энгиенский умер по какой-нибудь другой причине, навряд ли кто-нибудь его вообще вспомнил в Петербурге. Подобных принцев, состоявших в далеком родстве с тем или иным королевским домом, в Европе были сотни, и никогда по поводу их смерти не объявлялся официальный траур.

Конечно, Александру был глубоко безразличен герцог Энгиенский, но его гибель дала тот долгожданный повод, который он искал. Муссируя до бесконечности этот факт, можно было изменить настроение в высших слоях русского общества, которое, как уже не раз отмечалось, прохладно относилось к идее войны с Францией. Действительно, императрица-мать, эмигранты, англофилы на все лады только и повторяли что имя герцога Энгиенского. Французского посла, который пока еще оставался в Петербурге, стали чураться. Его жена то ли по незнанию, то ли по недоразумению, явилась на большое «собрание» в доме князей Белосельских в праздничном платье. «Русские дамы были в трауре, — рассказывает Гогендорп, — а некоторые из подражания моде, даже в глубоком». От жены посла сторонились, ей наговорили резких слов, и она в слезах вынуждена была убежать из дворца.

Впрочем, светские разговоры были делом второстепенным. Казнь герцога Энгиенского дала неожиданную возможность Александру выступить перед всей Европой поборником права, возглавить новый крестовый поход против «богомерзкого» революционного режима. Во все концы Европы полетели письма с призывом немедленно объединиться в борьбе с Наполеоном и создать военный союз против Франции. Подобные предложения были направлены в Вену, Берлин, Неаполь, Копенгаген, Стокгольм и даже Константинополь. Во всех посланиях Александр выражал гнев по поводу действий Бонапарта и взывал к защите попранной справедливости. Наверное, особенно должен был возмутиться нарушением «прав человека» турецкий султан. Можно себе представить, как ломал голову Селим III, когда ему зачитали следующие строки: «Неслыханное происшествие произошло на территории Германской империи, на земле Баденского электора. Герцог Энгиенский был захвачен вооруженным французским отрядом и затем был отведен на казнь. Без сомнения, это событие наполнило Порту чувством изумления и горя, подобного тому, которое испытали все вокруг»2. Так как в Турции обычно сажали на кол или рубили головы противникам султана, а незадолго до этого в Египте по приказу Селима были вырезаны вожди сепаратистского движения мамелюков, он действительно, наверное, был наполнен «чувством изумления» по поводу послания русского царя.

Александр I направил также ноту протеста в адрес сейма Германской империи в Регенсбурге. «Его Императорское Величество... убежден в том, что Имперский сейм так же, как и глава империи, отдавая должное его заботам, столь же бескорыстным, сколь и безусловно необходимым, незамедлительно присоединятся к нему и, не колеблясь, заявят французскому правительству свой справедливый протест с тем, чтобы побудить его согласиться на все меры и демарши, которые оно должно будет предпринять для удовлетворения оскорбленного достоинства Германской империи и для обеспечения ее будущей безопасности»3.

Когда этот документ был зачитан на заседании сейма, Баденский электор предложил не тратить время на посторонние дела и заняться рассмотрением текущих вопросов. Что и было сделано.

Нетрудно предположить, что царь был задет этой черной немецкой неблагодарностью, но все же мнение германских князей не играло определяющей политической роли. Куда более важной была позиция Австрии. Во-первых, из всех держав, к которым обратился Александр, она была самой мощной, во-вторых, здесь при дворе были сильны антифранцузские настроения и были живы идеи реванша за поражение в предыдущих войнах, наконец, русская армия просто физически не могла вступить в боевое соприкосновение с французами, не пройдя по территории Габсбургской монархии. Как уже отмечалось, настоятельные требования вступить с Россией в союз и даже конкретные предложения по поводу плана военных действий Венский двор получил уже в конце 1803 г., задолго до казни герцога. С тех пор царь нетерпеливо ожидал ответа.

Долгожданное письмо, собственноручно написанное императором Австрии Францем II, пришло в Петербург 22 апреля (4 мая) 1804 г. как раз в тот момент, когда высший свет только и делал, что обсуждал историю герцога Энгиенского. В своем пространном послании Франц II, как могло показаться на первый взгляд, полностью соглашался с Александром. Он говорил о том, что разделяет мнение царя по вопросам европейской политики, что готов выставить 200-тысячную армию для борьбы с французами и даже любезно обещал в случае успеха захватывать не слишком много земель в Италии. Однако в его письме было небольшое «но», которое полностью перечеркивало все идеи Александра. Дело в том, что австрийский император был готов на оборонительный союз. В его письме была фраза: «Я оставляю за собой возможность согласовать с Вашим Императорским Величеством в соответствии с требованием обстоятельств те случаи, когда потребуется использование наших общих сил ввиду неясности по поводу намерений, возможных воюющих сторон в общем и французского правительства в частности, а также степени опасности, которая может возникнуть в случае их реализации» 4.

Иначе говоря, австрийцы не видели в настоящий момент ни действительной опасности, ни необходимости воевать с Наполеоном. Они были, конечно, очень рады тому, что в случае угрозы со стороны Франции они получат поддержку России, но только в этом случае. Никакого бурного желания устремиться в схватку у них не было. Страна была истощена предыдущими войнами, государственный дефицит достиг огромной суммы — 27 млн. флоринов. Самый выдающийся австрийский государственный деятель и полководец того времени эрцгерцог Карл, младший брат императора, говорил о том, что его страна отстала от Европы на целый век, что пассивность властей «такая, что можно изумиться», а развал администрации «полный».

«Финансовое состояние Австрии — ужасающее, — писал эрцгерцог Карл. — Невозможно даже в мирное время сбалансировать расходы и доходы. Понадобится, по крайней мере, 20 миллионов флоринов, чтобы перевести армию на военное положение, 33 миллиона в год, чтобы ее содержать и 150 миллионов в год, чтобы вести войну. Война приведет к немедленному банкротству... У нас будут, конечно, английские субсидии, но не следует преувеличивать их значимость... Они представляют лишь малую часть расходов (37 миллионов флоринов). Англичане еще и вычтут из этого долги, которые были сделаны ранее Австрией. И начислят проценты перед окончательным расчетом... Поэтому нужно любой ценой избежать войны, к тому же ее невозможно начать без союзников. Но кто же будут эти союзники? Можно надеяться только на русских... Контингент, который они обещают, недостаточен, чтобы Австрия могла бороться наравне с противником. И можем ли мы быть уверены, что завтра под каким-нибудь предлогом, например, разлад между командующими, они откажут нам в помощи? Наконец, даже если они с самым большим усердием будут поддерживать Австрию, все равно она примет на себя первый удар французов. Быть может, они даже вступят в нашу столицу до прибытия русских на Дунай»5.

Правда, эрцгерцог Карл считал, что рано или поздно войны с Францией не избежать. «Однако ее нужно отдалить настолько, насколько это будет возможно, — писал эрцгерцог, — и каждый год мира даст новых солдат и новые флорины австрийскому правительству» 6.

Этого-то как раз и не мог стерпеть Александр. Он хотел войны сейчас, немедленно, а австрийская осторожность выводила его из терпения. Выражавший мнение царя фактический министр иностранных дел Чарторыйский немедленно по получении ответа из Вены встретил посла Австрии графа Стадиона и буквально отчитал перепуганного посланника за письмо его императора. «Проект, выраженный в письме, это всего лишь видимость союза... от такого союза не будет никакого толка, ибо случай, при котором он вступит в силу, никак не обозначен»7, — заявил Чарторыйский. Посол оправдывался как мог, пытаясь доказать самую горячую дружбу и привязанность Австрии Петербургскому двору. Тогда Чарторыйский вдруг ошарашил его невиданной просьбой — он предложил послу вместе с ним откорректировать письмо императора Франца, исправив те статьи, которые не соответствовали взглядам на союз Чарторыйского и Александра I. Можно себе представить, как вытаращил глаза австрийский посол, который хотя и был ярым сторонником сближения с Россией, но и в мыслях не мог вообразить, как он будет править написанное рукой его повелителя послание!

Не горел желанием вступать в войну с французами и прусский король. Он также ответил на предложение Александра уклончивым ответом. Что касается Мадрида, здесь вообще смотрели в другую сторону. Фаворит королевы дон Годой, фактически заправлявший делами королевства, ответил на известие о гибели герцога Энгиенского ироничной фразой: «Когда есть дурная кровь, от нее надо отделаться».

Но самый жесткий ответ, самые страшные слова для Александра раздались из Парижа. В ответ на ноту, представленную 12 мая поверенному в делах Петром Убри, Бонапарт взорвался. Своему министру иностранных дел он написал: «Объясните им хорошенько, что я не хочу войны, но я никого не боюсь. И если рождение империи должно стать таким же славным, как колыбель революции, его отметит новая победа над врагами Франции»8. По поручению Первого консула Талейран написал, обращаясь к русскому правительству: «Жалоба, которую она (Россия) предъявляет сегодня, заставляет спросить, если бы когда Англия замышляла убийство Павла I, удалось бы узнать, что заговорщики находятся в одном лье от границы, неужели не поспешили бы их арестовать?»9

Это была настоящая пощечина царю. Хотя и в форме намека, Александру дали понять, что довольно странно выглядит в роли блюстителя европейской нравственности человек, который замешан в убийстве своего отца. «Эта кровная обида запала в сердце Александра и поселила в нем неизгладимую ненависть к Наполеону, руководствующую всеми его помыслами и делами впоследствии, — писал в своих мемуарах Греч. — Принужденный заключить с ним мир в Тильзите, Александр принес в жертву своему долгу и России угрызавшее его чувство, но ни на минуту не терял его и, когда пришло время, отомстил дерзновенному совершенною его гибелью. Вообще Александр был злопамятен и никогда в душе своей не прощал обид, хотя часто из видов благоразумия и политики скрывал и подавлял в себе это чувство»10.

С этого момента смыслом жизни, мотивом всех действий Александра I будет только одно — свержение Наполеона. Этой личной ненависти будут подчинены все действия царя, ради этого, несмотря ни на какие геополитические интересы, несмотря ни на какую холодность и нежелание вступать в союз европейских монархов, несмотря на надменную, пренебрегающую всеми российскими интересами политику Англии, он будет упорно, буквально пинками, заталкивать всю Европу в коалицию против своего врага. Талантливый русский историк, работавший в эмиграции, Борис Муравьев написал: «Разумеется, меньше всего заинтересован в этих действиях Александра был русский народ, которого герцог Энгиенский, расстрелянный в Венсеннском рву, заботил не больше, чем какой-нибудь мандарин, посаженный на кол по приказу Богдыхана»11.

Начиная с конца апреля 1804 г. русский царь буквально забрасывает своими посланиями о необходимости немедленного создания коалиции австрийский и прусский двор. Обширную дипломатическую переписку этого периода поистине можно назвать диалогом двух глухих. Александр с редким упорством повторяет в своих письмах одни и те же доводы. В ответ он в очередной раз получает письма, где с ним во всем соглашаются, кроме одного, самого главного — царю нужен союз для немедленного начала наступательной войны, австрийцы и пруссаки никак на подобную войну идти не хотели. 25 апреля (7 мая) 1804 г. Александр пишет в очередной раз послу России в Вене А. К. Разумовскому и в который раз повторяет свои доводы, которые посол должен донести до непонятливых австрийцев: «Несмотря на то, что в силу местоположения моих владений мне нечего особенно опасаться французов (!), я все же счел, что не могу оставаться безразличным к опасностям, угрожающим другим государствам Европы; ...я поспешил предложить свое сотрудничество и помощь венскому двору, как наиболее заинтересованному в поддержании равновесия в Европе». Царь вновь и вновь повторяет: «...я не могу согласиться с мнением, что союз подобного рода (оборонительный) мог бы гарантировать Европу от бедствий, готовых обрушиться на нее, для предотвращения которых нужны средства, более сильные, нежели то, каким является в политике простой оборонительный договор...» Как всегда, Александра не смущают противоречия самому себе. Он пишет: «...я очень далек от того, чтобы желать войны», и тут же добавляет: «... каким бы образом ни началась война на континенте, она должна рассматриваться как оборонительная, поскольку французское правительство уже давно начало прямую агрессию против всех европейских государств». Это письмо царя, такое же пространное, как и все остальные, можно читать только между строк. Здесь постоянно лицемерно повторяется мотив «миролюбия» и тут же одно за другим следуют требования немедленно начать войну, чтобы спасать «страждущую Европу»12.

Определенно, Александр страдал графоманией, потому что 25 апреля (7 мая) 1804 г. он пишет еще одно письмо на многих страницах, на этот раз лично обращенное к императору Францу II, где он практически слово в слово повторяет то, что он изложил своему послу. Наконец, в этот же день огромное письмо русскому послу в Вене пишет и Чарторыйский, где он опять почти буквально перепевает на все лады те же самые доводы. Впрочем, его послание немного короче и немного откровеннее, чем письмо царя. Оно завершается плохо скрытой угрозой в адрес австрийцев: «Если, однако, вопреки всем соображениям собственной выгоды эти державы не захотят действенным образом воспротивиться пагубным предприятиям, прежде всего касающимся именно их, и способствовать спасению Европы от бездны, разверзнувшейся, чтобы поглотить ее, император, с болью глядя на то, как они стремятся к своей собственной гибели, и зная, что им не в чем упрекнуть его, без труда наметит меры, диктуемые безопасностью и пользой его собственных владений, совершено отделив их от интересов своих соседей...»13

Но, как ни странно, незадачливые австрийцы никак не могли увидеть «разверзнувшуюся бездну» и не собирались «воспротивиться пагубным предприятиям». Император Франц заявил Разумовскому: «Французы мне ничего не сделали, и я ими очень доволен» 14. А что касается прусского короля, он сказал русскому послу, что желает «сохранить мир и спокойствие на континенте, сохранить процветающую Францию, а не унижать ее (!)», кроме того, «наиболее существенные интересы его монархии и его возможности призывают его ограничиться в своих заботах в этом отношении с Севером; что же касается Юга, тс он может и должен предоставить заботу о нем державам, более него заинтересованным в этом, например Австрии»15. Наконец, еще ранее в послании, обращенном к графу Гаугвицу, прусский король недвусмысленно декларировал: «...только непосредственные действия Франции против территории Пруссии заставят меня взять в руки оружие»16. Таким образом, если первая и вторая коалиция против республиканской Франции сложились почти что спонтанно под влиянием форс-мажорных обстоятельств, третья коалиция не могла бь: появиться на свет без упорной и целенаправленной деятельности Александра.

В этой исступленной подготовке войны против Франции царю помогало всего лишь несколько человек: уже много раз упоминавшийся Семен Воронцов, а с начала 1804 г. товарищ (заместитель) министра иностранных дел Адам Чарто-рыйский. Молодой польский магнат очень откровенно пишет о событиях тоге времени в своих мемуарах. Он открыто признает, что согласился занять этот пост только для того, чтобы защищать польские интересы, а точнее то, что он рассматривал как таковые. Согласно его мнению, не было ничего опаснее для дела восстановления Польши, чем русско-французский союз. В этом, без сомнения, есть рациональное зерно, ведь когда наметилось русско-французское сближение, Бонапарт запретил всякую активную политическую деятельность польских эмигрантов в Париже, а героев польских легионов, оставшихся в рядах французской армии, послал подавлять восстание негров на Сан-Доминго, подальше с глаз.

Чарторыйский считал, что война с Францией вызовет противостояние и с Пруссией. «...Тогда было бы провозглашено Польское королевство под скипетром Александра», — откровенно писал Чарторыйский. Молодой магнат, конечно, не говорит об этом в своих мемуарах, но, он, похоже, видел не только «скипетр Александра», но и корону нового королевства на своей голове. Таким образом, все его усилия были направлены на то, чтобы любой ценой разжечь в Европе континентальную войну. Все, что сказано здесь, — не домыслы, а черным по белому написано в мемуарах самого князя.

В результате получилось великолепное трио: царь, желавший войны из личной ненависти, его министр, также желавший войны, чтобы создать Польское королевство, и посол в Англии, который, в свою очередь, желал войны во имя защиты дорогой его сердцу Британии.

В течение долгого времени советские историки, как черт от ладана, бежали от рассмотрения истинных причин создания третьей коалиции. Потому что ясно, если начать поднимать документы, теория превентивной войны, защищающая интересы России, рассыпается как карточный домик. Ни о каких интересах страны ни царь, ни его подручные и не думали. В лучшем случае, можно сказать, что они хлопотали о корысти тех представителей российского правящего класса, которые наживались за счет продажи зерна со своих поместий в Англию. Это ни в коем случае не оправдывает экспансионистскую политику Наполеона, которая стала еще более заметна после провозглашения империи во Франции. Однако чтобы хоть как-то задеть регионы, где Россия имела свои интересы. Наполеон был бы вынужден разгромить Австрию. Так как Габсбургская монархия не собиралась ни в коем случае в одиночку атаковать Францию, никакого повода у Наполеона для того, чтобы вести войну с ней, не было. А если бы он вдруг, ни с того ни с сего, напал на нее, у России был бы прекрасный случай показать свою силу. В этой ситуации Австрия целиком и полностью была бы на стороне русских и сражалась бы не «для галочки», потому что ее за уши втягивают в союз, а во всю свою силу. Нет сомнений, что и пруссаки не могли бы в подобной ситуации остаться в стороне. Тогда действительно война была бы не только мотивирована, но и необходима. Это было бы очевидно для каждого простого австрийского, прусского и русского солдата. Подобная война была бы поистине священной и справедливой... но Наполеон не собирался нападать на Австрию, по крайней мере, в обозримом будущем.

Как государственный человек, который мыслил интересами своей страны, он никак не мог понять политику Александра. Он не видел выгоды для России в предстоящей войне, и поэтому ему казалось, что царь окружен дурными советниками, что министров подкупает английское золото. Подобную же точку зрения разделяли и многие его сотрудники. Самое интересное, что даже те, кто находился в Петербурге, не могли проникнуть в суть происходящего. После того как Россия и Франция обменялись жесткими нотами, французский посол Эдувиль покинул Петербург. Его место занял временный поверенный в делах Реневаль, которого, в свою очередь, сменил консул Лессепс. 12 октября 1804 г., когда создание коалиции шло уже полным ходом, Лессепс написал из Петербурга: «Я считаю, что господин граф фон Гольц, посол Пруссии в России, работает самым серьезным образом над сближением русского и французского -дворов. Он часто встречается с князем Чарторыйским и регулярно посылает курьеров в Берлин... Все сходятся на мысли, что эти переговоры предназначены, чтобы восстановить доброе взаимопонимание между двумя самыми могущественными государствами Европы. Надежду на счастливый результат дают намерения императора (!!), который, несмотря на инсинуации проанглийской партии, сопротивляется ее влиянию и отбрасывает все предложения, которые могли бы привести к возникновению континентальной войны (!!)»17. Это донесение не просто свидетельство изумительной близорукости французского дипломата, а лишь констатация факта: позицию Александра было невозможно понять с точки зрения рациональной.

В то время когда Лессепс все еще надеялся «восстановить доброе взаимопонимание между двумя самыми могущественными государствами Европы», по приказу Александра I с дипломатической миссией в Лондон отправился Н.Н. Новосильцев. Николай Николаевич Новосильцев занимал пост товарища (заместителя) министра юстиции и, казалось бы, к дипломатической деятельности не имел прямого отношения, но он относился к числу «молодых друзей»* царя. Миссия же, которая была ему поручена, требовала прежде всего полного доверия со стороны Александра, ибо в задачу Новосильцева входили переговоры по непосредственному заключению военного союза между Россией и Англией. Инструкции, данные ему 11 (23) сентября 1804 г., поражают своим объемом — около 30 000 знаков, иначе говоря, примерно пятнадцать страниц этой книги! Удивляют они также запутанностью, туманностью и категорическим желанием не называть вещи своими именами. Все листы обширного опуса пропитаны лишь одним — ненавистью к Франции Наполеона, прикрытой иезуитскими, лицемерными фразами. Несмотря на то, что этот документ не раз разбирался историками, он стоит того, чтобы на нем остановиться, так как здесь раскрываются все принципы политики Александра I и его помощника Чарторыйского, перу которого, кстати, по большей части и принадлежат инструкции.


* «Молодым другом» он был, конечно, лишь относительно — в 1804 г. Новосильцеву исполнилось 43 года.


Документ начинается с длинной преамбулы, где на все лады уже в тысячный раз повторяются переживания по повод)' страданий Европы и Франции, и делается первый вывод: «Прежде чем освободить Францию, нужно сначала освободить от ее ига угнетаемые ею страны». Потом, разумеется, царь планировал заняться «освобождением» самих французов. «Мы объявим ей (французской нации), что выступаем не против нее, но исключительно против ее правительства, угнетающего как саму Францию, так и остальную Европу. Мы укажем, что сначала имели в виду лишь освободить от ига этого тирана угнетаемые им страны; теперь, обращаясь к французскому народу... предлагаем всем партиям... с доверием отнестись к намерениям союзных держав, желающих лишь одного — освободить Францию от деспотического гнета, под которым она стонет». Чтобы лучше объяснить собеседникам Новосильцева, отчего же «стонет» Франция, империи Наполеона даются самые чудовищные характеристики: «отвратительное правительство, которое использует в своих целях то деспотизм, то анархию». Касаясь будущего устройства побежденной страны, Александр глубокомысленно заявлял: «Внутренний социальный порядок будет основан на мудрой свободе». Рецепт «мудрой свободы», конечно же, лучше всего знали в Европе властитель 20 млн. русских крепостных крестьян и английские банкиры. «Россия и Англия распространят вокруг себя дух мудрости и справедливости», — уверенно писал Александр. Впрочем, дух мудрости и справедливости понимался достаточно своеобразно. Например, говорилось: «Очевидно также, что существование слишком маленьких государств находится не в согласии с поставленной целью, потому что, не имея никакой силы... они не служат... никоим образом для общего благополучия».

После пространных рассуждений о мудрости и справедливости русский царь переходил к более приземленным задачам, которые были более доступны пониманию английских министров. По его мнению, было необходимо, «чтобы две державы-покровительницы сохранили некоторую степень господства в делах Европы, потому что они единственные, кто по своему положению неизменно заинтересованы в том, чтобы там царили порядок и справедливость». Интересно, что «переживая» за судьбу Турции и постоянно стращая султана захватническими видами французского правительства, царь мельком замечает: «Обе державы должны будут договориться между собой, каким образом лучше устроить судьбу ее различных частей»18. Что царь понимал под этим, очень хорошо и ясно изложено в письме Чарторыйского Воронцову от 18 (30) августа 1804 г.: «Возможно, станет необходимой оккупация некоторых частей Оттоманской империи со стороны наших дворов, что будет единственным средством обуздать властолюбие Бонапарта (П)»19.

Даже хорошо зная лицемерие Александра, его наставления своему посланнику не могут не вызвать удивления. Готовя нападение и наступательный союз, он все время заявляет о том, что желает мира. Не решаясь и пальцем пошевелить для того, чтобы хоть как-то исправить кричащие язвы российского крепостничества, он желал осчастливить 30миллионный народ, принеся ему на штыках власть, которую французы свергли и против восстановления которой отчаянно сражались уже в течение десяти лет. Возмущаясь произвольными аннексиями Бонапарта, он сам желал перекроить карту Европы, стирая с лица земли маленькие государства, которые «никоим образом не служат для общего благополучия». Выдвигая в качестве одного из мотивов войны французскую угрозу Османской империи, он без зазрения совести планировал аннексию всех ее европейских владений. Наконец, завершал Александр свой иллюзорный политический прожект утопической идеей установления всеобщего мира и гармонии в Европе.

Прагматичные английские политики с ходу отмели все химеры Александра. Они вынесли из прекраснодушных рассуждений только один ясный и простой факт — Россия желает войны с Наполеоном. Это их более чем устраивало. Все остальное Уильям Питт, вновь ставший в мае 1804 г. первым министром, пропустил мимо ушей. Он не был утопистом, его мало заботила концепция всеобщего блага и необходимости «распространять вокруг себя дух мудрости и справедливости», зато он четко и ясно видел интересы правящего класса своей страны. Как блистательный психолог, он нюхом почувствовал, что русский царь не просто ищет взаимовыгодного союза, а жаждет по непонятным для Питта причинам войны с Наполеоном. Поэтому английский премьер- министр повел себя с Новосильцевым с твердостью, которую можно было бы в других обстоятельствах оценить как спесивую самоуверенность, граничащую с тупостью.

Вместо того чтобы с благодарностью броситься в объятия русского союза, он в буквальном смысле продиктовал России условия договора. Питт высокомерно отбросил все попытки русской стороны затронуть вопрос статуса Мальты. Остров в Средиземном море отныне являлся базой британского флота — и точка. Так же уверенно и без малейших сантиментов английский министр разрешил проблему морской конвенции — Англия будет действовать на морях так, как ей выгодно. В русском проекте было много прекраснодушных фраз о свободе Италии. Питт перечеркнул их раз и навсегда. Он тоже считал, что Францию нужно убрать с северо-итальянских земель и укрепить Пьемонт. Однако ни о какой свободе для итальянского народа речи не могло идти. Англичане, желая усилить Австрию, потребовали передачи ей в будущем практически всей Ломбардии. Наконец, английского премьер-министра было сложно одурачить туманными фразами о «необходимой оккупации некоторых частей Оттоманской империи». За всей галиматьей пустых фраз он прекрасно видел желание России утвердиться на Ближнем Востоке, чего англичане боялись еще больше, чем хозяйничанья там Франции. «Помогать какой-нибудь стране — означает самый удобный способ завладеть ею», — с язвительной иронией заметил Питт. Таким образом, отбросив все русские предложения, английское правительство просто-напросто наплевало как на самого царя, так и на все его искренние или притворные утопические схемы.

Уже упомянутый Борис Муравьев совершенно справедливо отметил: «В страхе, как бы не сорвался его проект, Александр оставил в руках англичан мыс Доброй Надежды и что просто невообразимо — Мальту. В этот момент он мог бы потребовать как компенсацию за огромные жертвы, на которые он вел свою страну, по крайней мере, немедленное возвращение острова Мальты ордену под суверенитетом и протекторатом России. Ничего подобного не было сделано. Сам дающий, он действовал так, как жалкий проситель»20. Даже один из самых рьяных сторонников союза с Англией, Чарторыйский, изумленный наглыми требованиями британских министров, вынужден был написать, что Англия «хочет направлять континент в своих собственных целях и не заботиться ни об общем положении вещей, ни о мнении других держав»21. Но ничто не могло остановить поистине одержимую, не знающую никаких доводов разума жажду Александра воевать с Францией. Царь молча снес все оскорбительные, презирающие интересы России требования Уильяма Питта.

Результатом миссии Новосильцева и последовавших за ней переговоров было подписание 30 марта (И апреля) 1805 г. в Петербурге англо-русского союза. Согласно его статьям предусматривалось создание «общего союза» против Франции. Россия брала на себя обязательство выставить 115 тыс. солдат для боевых действий против Наполеона. Интересно, что даже еще не получив согласия австрийцев, было прописано, что они выставят для ведения войны 250 тыс. человек. Можно сказать, что все обязательства, как военные, так и послевоенные, брала на себя Россия. Англичане же обещали лишь участвовать в войне своими морскими и сухопутными силами, а также выплатить субсидии участникам коалиции. Но дело в том, что английский флот и так без всяких договоров вел войну на море, сухопутных сил англичане практически не выставили, а субсидии России были выплачены не полностью и с опозданием.

В то время когда Александр и его министр иностранных дел усиленно сколачивали коалицию против Франции, взгляды Наполеона были обращены исключительно в сторону моря. В январе 1804 г. он снова посещает Булонь, чтобы инспектировать поистине титанические работы по подготовке гребной флотилии. В конце июля император опять прибыл в Булонский лагерь. В ходе этих инспекций Наполеон проводил многочисленные консультации с адмиралами и специалистами в морском деле. Перед императором со всей очевидностью встала труднейшая техническая задача. Булонская гавань, так же, как и гавани Амбле-теза и Монтрея, таковы, что во время отлива суда, стоящие там, оказываются на мели. Поэтому выйти в море можно только во время прилива. Флотилия стала столь многочисленна, что оказалось, что за время одного прилива ее физически невозможно в полном составе вывести в море. В результате план, согласно которому армия должна была форсировать Ла-Манш, используя штиль, оказался весьма сомнительным. Необходимо было овладеть проливом не на 8— 12 часов, а минимум на двое суток. Но надеяться на полный штиль в течение двух суток было крайне сложно.

Адмирал Гантом написал по этому поводу следующее: «...я считаю экспедицию флотилии если и не невозможной, то, по крайней мере, рискованной...» Но он вовсе не советовал отказаться от идеи десанта. Гантом добавлял далее, что для успеха предприятия необходимо «внезапно атаковать вражеские суда перед Булонью (их здесь не более нескольких линейных кораблей и нескольких фрегатов), выбить их из пролива и сделать его свободным не на восемь часов, а на сорок восемь»22.

В результате Наполеон принимает решение: для того, чтобы десант стал реальным, необходимо содействие эскадр линейного флота. Они должны, прорвав английскую блокаду, войти в Ла-Манш, сковать боем английский флот и дать возможность тем самым переправиться легким судам. Увы, грандиозный маневр императора оказалось технически невозможно реализовать летом 1804 г., и силой обстоятельств операция была перенесена на следующий 1805 г. А пока для того, чтобы поддержать моральный дух войск, Наполеон объезжал полки, проводил смотры, раздавал награды.

Грандиозное военное торжество состоялось 16 августа 1804 г. Император устроил раздачу крестов Почетного легиона лучшим воинам своей армии. На склонах естественного амфитеатра, образованного холмами, идущими к морю, выстроились 70 тыс. солдат под общим командованием маршала Сульта. По сторонам императорского трона расположились сводные оркестры. С одной стороны две тысячи музыкантов, с другой — две тысячи барабанщиков! В десять часов утра в окружении огромной свиты прискакал Наполеон, его появление было встречено залпами артиллерийского салюта и громовым восклицанием «Да здравствует император!», вырвавшимся из десятков тысяч солдатских глоток. Поднявшись к трону, император брал выложенные на щит знаменитого рыцаря Баярда кресты и награждал достойнейших. Празднество закончилось грандиозным парадом.

21 августа 1804 г. Наполеон покинул Булонь и отправился в большую инспекционную поездку по северу и северо-востоку Франции. Нужно сказать, что речь идет о Франции 1804 г. и потому среди городов, в которых торжественно встречали императора, были Аахен, Гент, Кельн, Кобленц, Майнц, Трир и Люксембург.

Император вернулся в Париж 12 октября. Здесь полным ходом шла подготовка к самой знаменитой из всех церемоний, произошедших в ту эпоху. 2 декабря 1804 г. в соборе Нотр- Дам де Пари Папа римский Пий VII благословил императорскую корону и передал ее в руки Наполеона, который от лица французской нации возложил ее себе на голову. Герольд возвестил собравшимся: «Наиславнейший и августейший император Наполеон, император французов повенчан на царствование и коронован!»

Принятие Наполеоном императорского титула и церемония коронации, на которой присутствовал Папа римский, вызвали некоторое беспокойство в Европе — не было ли здесь претензий на нечто большее, чем власть во Франции? Тем не менее реакция европейских дворов была в общем сдержанной. Франц II признал новый титул Наполеона, а в качестве компенсации объявил себя наследственным императором Австрийской монархии*.

Однако установление монархической формы правления во Франции неизбежно должно было повлечь соответствующие перемены и в Итальянской республике, президентом которой был Бонапарт. Действительно, итальянские власти поспешили внести изменения и в свою конституцию. 17 марта 1805 г. в тронном зале Тюильри император принял депутатов бывшей Итальянской республики, которые официально предложили ему принять корону нового королевства. Наполеон принял это предложение и тотчас же был провозглашен королем Италии. На самом деле перед этим решение вопроса итальянской короны заняло долгие месяцы, и акт 17 марта был лишь завершением длительных переговоров. Обсуждались и уточнялись детали новой конституции и самый главный вопрос: кто должен стать королем? Первоначально Наполеон планировал передать корону своему старшему брату Жозефу, но тот отказался, так как по конституции Французской империи он был главным наследником императора в отсутствие у последнего детей мужского пола. В результате корону Италии принял сам Наполеон...

Вечером 31 марта он выехал из Парижа и, остановившись ненадолго в загородном дворце Фонтенбло, направился в Италию. В отличие от обычных стремительных перемещений Наполеона поездка проходила неторопливо, ибо во всех городах, через которые проезжал император, его ожидал торжественный прием. В конце апреля он совершил путешествие по Пьемонту, а 5 мая 1805 г. на поле сражения при Маренго провел смотр 30-тысячной армии, там же состоялась грандиозная «реконструкция» знаменитой битвы. Наконец, 8 мая в 16 часов Наполеон торжественно въехал в Милан.

Столица Итальянского королевства встретила его ликованием. «Огромные толпы народа теснились на широкой улице, — рассказывает очевидец. — Она была засыпана цветами. Императорская гвардия и итальянская гвардия стояли вдоль улицы шпалерами. Многочисленная кавалькада почетной гвардии, набранная среди самых знаменитых семей собственников, интеллигенции и купечества, открывала путь императору и сопровождала его вместе с конной гвардией... Появление императора вызывало взрывы ликования, которые трудно описать. С особой силой радость народа проявилась, когда он подъехал к собору, где кардинал Капрара, архиепископ Милана, встретил его вместе со всем духовенством... Император остановился, чтобы принять благословение... а толпа сотрясала воздух криками «Viva el Re!»**. Все время пока двигался кортеж, раздавался грохот артиллерийского салюта, а колокола, которых в Милане великое множество, гудели не умолкая. Итальянские дамы сыпали потоки цветов с высоты своих балконов... На улицах раздавались звуки полковой музыки и фанфары кавалерии»23.


* До этого императоры Габсбургского дома официально именовались император Священной Римской империи германской нации. Несмотря на то что уже в течение трех с половиной столетий все императоры Священной Римской империи были выходцами из дома Габсбургов, формально императора избирали на сейме германских князей.

** Да здравствует король! (итал.)


Наполеон повсюду демонстрировал, что он пришел в Милан не столько как император французов, а прежде всего как король Италии. Охрану его дворца несли совместно итальянские и французские гвардейцы, а на всех церемониях его сопровождал прежде всего штат итальянских придворных. Наконец, 26 мая в Миланском соборе состоялась коронация, которая если не затмила, то, по крайней мере, сравнялась с блеском церемонии в Нотр-Дам. Для торжественного ритуала из церкви Сан-Джованни в Монце была доставлена под эскортом гвардейцев священная реликвия — корона Лангобардских королей. Возлагая на свою голову древнюю железную корону, Наполеон громко произнес по-итальянски, так что звуки его слов гулко отдались под сводами собора, сакраментальную фразу первых королей Италии: «Господь мне ее дал, и горе тому, кто ее коснется!»

Однако поездка на Апеннинский полуостров не ограничилась величественными празднествами в Милане. 3 июня 1805 г. Император и Король, как теперь официально назывался Наполеон, принял депутацию Лигурийской республики, которая попросила принять республику в состав Французской империи.

Здесь следует сказать несколько слов по поводу этой небольшой республики. В ходе кампаний в Италии французы среди прочих государств полуострова вступили и на земли, принадлежавшие городу-государству Г енуе. Под влиянием событий во Франции и Италии генуэзцы свергли власть олигархического правительства и образовали государство, которое учредило конституцию на манер французской. Это государство получило название Лигурийской республики по наименованию древних племен, когда-то живших на этой земле. После присоединения Пьемонта к Франции, а особенно после начала франкоанглийской войны положение Лигурийской республики стало очень сложным. Ведь она представляла из себя всего лишь узкую полоску земли вдоль побережья Средиземного моря — знаменитую Генуэзскую ривьеру. Сейчас это роскошные итальянские курорты, но тогда это была бедная земля, единственным богатством которой была морская торговля через генуэзский порт. Торговать же стало практически невозможно — англичане захватывали все генуэзские торговые суда, так как рассматривали республику как союзника Франции. Выступить на стороне англичан против Франции и Итальянского королевства было бы совершенно немыслимо — Лигурийская республика не располагала возможностью обороняться с суши. В результате, не без подсказки со стороны Саличетти, представителя Франции в Генуе, сенат Лигурийской республики принял решение о том, что в подобном положении лучше уж просто-напросто войти в состав Империи. Теряя при этом независимость, генуэзцы приобретали хотя бы некоторые выгоды, которые дает вхождение в состав могущественного государства.

Нет нужды пояснять, что Наполеон с «пониманием» отнесся к просьбе генуэзцев. Лигурийская республика была включена в состав Империи, и 30 июня 1805 г. Император и Король торжественно вступил в ставший отныне частью его государства знаменитый итальянский город. Подобно Милану, Генуя встретила Наполеона бурным ликованием. Конечно, постарались власти, но с другой стороны, в этой встрече присутствовала и искренняя радость. Как-никак генуэзцы покончили с двойственностью своего положения и надеялись на лучшее будущее.

В честь императора был дан праздник, который своим феерическим блеском затмил все виданное до этого. В бухте Генуи был сооружен самый настоящий плавучий храм, посвященный Нептуну. «Его огромный купол поддерживали шестнадцать ионических колонн, а промежутки между ними были украшены статуями морских божеств. Надписи на фронтоне возвещали, что император будет царствовать на морях так же, как он царствует на суше... Вокруг были сооружены плавучие острова, покрытые садами, где пальмы и кипарисы соседствовали с апельсиновыми деревьями, а в промежутках между ними били чистейшие фонтаны. Деревья были украшены флажками всех цветов и колокольчиками, которые звенели от движения волн. Вокруг сновали тысячи шлюпок и гондол. Из этого храма император мог наблюдать морские состязания... Когда спустилась ночь, между колоннами зажглись хрустальные люстры и в воде тысячами цветов отражался их блеск. В воздухе летали светящиеся воздушные змеи, гондолы, наполненные огнями, сновали по бухте, а с плавучих островов раздавались прекрасные звуки музыки. По берегам стены, дома, дворцы, украшенные всеобщей иллюминацией, превратили великолепную Геную в сияющий амфитеатр. «Зрелище, с которым ничто не может сравниться ни в волшебстве, ни в величественности». В десять часов вечера император под звуки торжественных гимнов направился во дворец Дураццо, последнего дожа Генуи, где он присутствовал на торжественном пиршестве вместе с императрицей и принцессой Элизой»24.

Кстати, о принцессе Элизе. Это младшая сестра Наполеона, которую император не забыл своими милостями. Во время своего вояжа в Италию он внес еще одно изменение в итальянские границы. Небольшой город-государство Лукка, где бурлили политические страсти, также обратился с совершенно «добровольной» просьбой о том, чтобы Наполеон взял его под свою опеку. Что, разумеется, и было сделано. Лукка вместе с крошечным княжеством Пьомбино были переданы под власть Элизы, а ее муж Феликс Баккиочи стал князем Лукки и Пьомбино.

Звон колоколов миланской коронации отозвался сигналом тревоги в монархической Европе. Провозглашение Наполеона королем Италии, присоединение Генуи и Лукки прежде всего не на шутку обеспокоили австрийских политиков, чувствительных ко всему, что касалось итальянских дел. Большую тревогу вызвал уже сам новый титул Наполеона. Даже далеко не воинственно настроенные пруссаки восприняли это известие с раздражением. Посланник Франции в Берлине Антуан Лафоре написал по этому поводу Талейрану: «Вызывает сожаление, что Его Императорское Величество вместо титула точно определенного взял титул неопределенный — король Италии. В Европе привыкли называть так весь Апеннинский полуостров. Ревность, недоверие и многочисленные интриги могут возникнуть из-за этого порочного названия»25.

Действительно, формулировка «король Италии» допускала весьма широкое толкование, подобными словами декларировалась потенциальная возможность объединения всего полуострова под скипетром Наполеона. Интересно, что в торжественном акте провозглашения императора французов королем Италии от 17 марта 1805 г. указывалось, что итальянская и французская короны будут раздельными и потомки императора не смогут сидеть одновременно на обоих тронах. Более того, указывалось, что при определенных условиях разделение корон произойдет уже при жизни Наполеона, и он передаст трон Италии одному из своих преемников.

Однако интересны те условия, при которых должно было произойти вручение власти преемнику. В статье третьей говорилось следующее: «Когда иност: ранные войска уйдут из Неаполитанского королевства, с Ионических островов и с острова Мальта, император Наполеон передаст наследственную корону Италии одному из своих сыновей...» Таким образом, Ионические острова, где находился в этот момент русский гарнизон, официально объявлялись зоной жизненных интересов Итальянского королевства. Здесь стоит вспомнить, что эти острова до 1797 г. были частью венецианских владений. Таким образом, это можно было воспринять за намек на необходимость возвращения всех венецианских владений итальянцам, а значит, и необходимость отторгнуть их от Габсбургской монархии.

Все эти декларации и действия Наполеона стали той последней каплей, которая склонила чашу весов в Вене в сторону участия в коалиции. С того момента как Россия и Англия приступили к созданию военного союза, австрийский император испытывал усиленный дипломатический нажим со стороны Лондона и Петербурга. Англичане сулили большие деньги, Александр настойчиво требовал, просил и угрожал. Однако до того момента, пока Наполеон занимался лишь десантом в Англию, Франц II, как уже указывалось, всеми способами сопротивлялся этому давлению. Действия императора французов в Италии стали переломным моментом в политике Австрии.

Судьба распорядилась так, что весть о присоединении Генуи к Французской империи пришла в Вену в тот момент, когда нажим со стороны царя осуществлялся с особым напором. Подписав договор с Англией, он уже не мог отступать и в самой категоричной форме требовал от австрийского императора вступить в коалицию. «Неужели Австрия хочет спокойно, не приготовясь к войне, не приняв мер безопасности, ожидать появления Бонапарта в средоточии ее Монархии, и подписать унизительный для нее мир? Неужели страх, вселяемый в нее честолюбцем, сильнее надежды на Мое содействие? — писал Александр, не скрывая своих эмоций, русскому послу в австрийской столице. — Объявите Венскому Двору, что вместо обещанных Мною 115 000, даю ему 180 000 войск. Честь Моего Государства не позволяет Мне смотреть равнодушно на молчание соседей Моих, коим способствуют они порабощению земель, сопредельных Франции. Кажется, начиная войну, выгоды которой обращаются в пользу, не Мою, а союзников Моих, Я приобретаю права на их доверенность. Не усматривая однако тому доказательств, Я решился добровольно и без просьбы посторонней увеличить число вспомогательных войск Моих»26.

Таким образом, желая любой ценой вовлечь Австрию в войну, Александр бросил на чашу весов последний аргумент — увеличение численности русских войск, предназначенных для наступления. Одновременно он послал в Вену своего адъютанта генерала Винцингероде с поручением любой ценой заставить Франца II примкнуть к русско-английскому союзу.

Известия из Италии совпали по времени с новыми предложениями Александра и дали в руки Винцингероде великолепный козырь, которым он не замедлили воспользоваться. Австрийцы наконец согласились выступить против Наполеона, и 16 июля 1805 г. в Вене был принят план совместных военных действий в предстоящей кампании. Окончательно союзный трактат был подписан 28 июля (9 августа) 1805 г. австрийским послом в Петербурге графом Стадионом. Еще ранее 14 января 1805 г. был подписан русско- шведский договор о военном союзе, а 10 сентября 1805 г. договор между Россией и Королевством Обеих Сицилии (Неаполем). Наконец, 3 октября 1805 г. был заключен англо-шведский союзный договор. Он был подписан позже всех других, так как шведы затребовали субсидии, значительно превосходящие те, которые привыкли давать англичане, и только после долгого торга был достигнут компромисс. Третья коалиция против Франции была создана.

Таким образом, корона Лангобардских королей дорого обошлась Наполеону. Напрашивается вопрос: зачем Наполеон, зная о колебаниях Австрии, пошел на рискованные шаги? Неужели помпезная церемония в Милане и узкая полоска Генуэзской ривьеры стоили громадной континентальной войны? Или действительно, как часто утверждают историки, император французов рвался к мировому господству и для этого прежде всего стремился овладеть Италией и через нее всем Средиземноморским бассейном? Ответить на этот вопрос очень сложно и, более того, со стопроцентной уверенностью невозможно. Нападение со стороны коалиции, которое произойдет осенью 1805 г., не оставит Наполеону выбора. Ему нужно будет разгромить силы союзников на континенте и сделать так, чтобы они впредь не осмелились покушаться на его империю — то есть снова ее расширить и усилить, тем самым спровоцировать новые войны... Совершенно невозможно утверждать, как бы он повел себя при отсутствии подобного нападения.

Трудно сказать, что было у Наполеона в голове в мае 1805 г., когда его встречала ликующая Италия. Однако известно следующее: уже в конце 1804 г. — начале 1805 г. несмотря на прекраснодушные рапорты его дипломатов в России, он стал получать и другие донесения, где говорилось о военных приготовлениях Александра и его переговорах с англичанами и австрийцами. Правда, в начале февраля, получив крайне доброжелательное письмо от австрийского императора, Наполеон на какое-то время успокоился. 1 февраля он написал военному министру Итальянского королевства генералу Пино: «...обстоятельства изменились. У меня больше нет никакого беспокойства. Мои отношения с Его Величеством Императором Германии приняли самый дружественный характер. Я желаю, таким образом, чтобы вместо 800 лошадей для артиллерии, Вы закупили только 200 и вместо миллиона сухарей Вы ограничились заготовкой 100 тысяч... Что же касается Порто-Леньяго, достаточно будет небольшого количества пушек, способных отразить нечаянный налет» 27. В тот же день император написал вице-президенту Итальянской республики Франческо Мель-ци: «...предприятия, которые Вы предложили для выделения средств военному департаменту, могут лечь бременем на Итальянский народ. Поэтому я решил ничего этого не делать. Письмо, которое я получил от Германского императора, полностью меня успокоило. Я написал военному министру в Милан, чтобы отменить все чрезвычайные меры, которые я ему ранее предписал»28.

Однако уже в начале февраля 1805 г. посол Франции в Баварии Луи-Гийом Отто послал несколько рапортов, в которых он передавал информацию, полученную от агентуры и из бесед с осведомленными лицами. Сведения французского дипломата говорили о неясных пока передвижениях австрийских войск. Так, в письме от 14 февраля 1805 г. он передавал следующее: «Двадцать пять полков пехоты (австрийской) и четыре кавалерийских находятся на границе... Обычно на этой линии находятся только шестнадцать пехотных полков и два кавалерийских»29. С начала мая 1805 г. подобные рапорты стали прибывать со всех сторон. Все говорило о том, что Австрия готовится к войне, и Наполеон изменил свое мнение об обстановке. Можно предположить, что весной 1805 г. император почти не сомневался, что против него вскоре будет создана коалиция. И потому он решил не церемониться в Италии, а следовать жесткой логике войны: если не ты их, то они тебя. Поэтому он присоединял все, что можно присоединить, и, стремясь усилиться всеми возможными способами, делал ставку на национальные чувства итальянцев.

Насколько Наполеон мог рассчитывать на чувства итальянцев, видно из огромной разницы в отношении итальянского народа к австрийской оккупации и к французскому присутствию на севере полуострова. Конечно, и те и другие были в Италии иностранцами, и те и другие требовали денег и рекрутов, но все-таки разница была огромной. «Австрийцы вызывали всегда недоверие в тех краях, которые они занимали. Кажется, что они словно предчувствовали, что они здесь временные гости и скоро их попросят уйти. Потому они истощали край так, словно они были отступающим войском, опустошающим область, которую оно покидает. Они увозили в свою столицу серебро, захваченное у покоренного народа, и наполняли его страну своими ассигнациями. Никаких строительных работ, никаких полезных улучшений, а их характер был абсолютно противоположен итальянскому» 30.

Совсем другой подход у Наполеона. Для начала заметим, что он совершенно свободно говорил по-итальянски, а это очень важно в контакте с народом. Наконец, он просто- напросто любил Италию. Не следует забывать, что его предки — это генуэзская дворянская семья, переехавшая на Корсику. В Италии он любил подчеркивать свои корни, не случайно в первую Итальянскую кампанию многие итальянцы восприняли его как предтечу освобождения всей Италии и создания единого Итальянского государства. Наконец, Наполеон создал эффективную администрацию, установил новые разумные законы, соответствовавшие духу времени, стремился всеми силами осуществить возможные улучшения и усовершенствования. «Во время его пребывания в Милане он не на миг не прекращал заниматься всем тем, что могло украсить этот город, делая это с таким же рвением, как он делал это в Париже. Все, что касалось интересов Италии и итальянцев, было его любимым занятием. Он сожалел, что никакое из предыдущих правительств этой страны не смогло закончить постройку Миланского собора... Он приказал начать работы тотчас же и выделил на это большие деньги, запретив останавливать строительство под каким бы то ни было предлогом»31.

Таким образом, апеллируя к национальным чувствам итальянского народа, делая лестные жесты в его сторону, он стремился заручиться поддержкой Италии в предстоящей войне. Наконец, все говорит о том, что шумными празднествами и политическими шагами, недвусмысленно показывающими его интерес к Средиземному морю, Наполеон хотел отвлечь внимание англичан от готовящейся десантной операции, которая в это время уже вступила в решающую фазу.

Сказанное выше не более чем предположение, но объяснять мотивы поведения в большинстве случаев можно только гипотетически, что же касается фактов, они ясны и неоспоримы — Россия и Англия заталкивали всеми силами австрийцев в коалицию, те сопротивлялись. После же коронации в Милане, присоединения Генуи и Лукки они решились выступить против Франции, и третья коалиция была создана.

Eh, bien, mon prince, Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Bonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, j'y crois) — je ne vous connais plus, vous n'etes plus mon ami, vous n'etes plus мой верный раб, comme vous dites* — с этой фразы, произнесенной Анной Павловной Шерер, «фрейлиной и приближенной императрицы Марии Федоровны», начинается великий роман Л.Н. Толстого «Война и мир». Как можно легко понять, этой забавной смесью «французского и нижегородского» Анна Павловна охарактеризовала политические изменения, произошедшие по воле Наполеона в Италии.


* Ну, князь, Генуя и Лукка — поместья фамилии Бонапарте. Нет, я вам вперед говорю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист), — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите.


Без сомнения, роман — это не историческое произведение и тем более не источник. Однако нужно заметить, что во всем знаменитом произведении Толстого нет лучших, с точки зрения исторической, строк, чем те, которые посвящены описанию русского общества в самый канун войны 1805 г. Великий романист провел огромную работу с источниками и очень точно охарактеризовал суждения, которые высказывались в различных слоях русского дворянства перед войной третьей коалиции. С одной стороны — часть петербургской знати, приближенной ко двору, которая, подобно Анне Павловне, высказывает казенный восторг по поводу действий Александра, энтузиазм молодых офицеров (Николай Ростов), жаждущих славы и подвигов, с другой — прохладное отношение значительных слоев дворянства и даже самый едкий скепсис. «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена», — заявляет на балу у Ростовых двоюродный брат графини «старый холостяк Шиншин». Наконец, Пьер Безухов выражает мнение самой образованной части русской дворянской молодежи. В беседе со своим другом Андреем Болконским он говорит: «Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире... это нехорошо».

Действительно, в русском обществе не было единого мнения по поводу предстоящей борьбы. Александра поддерживали англофилы и часть правительственных кругов. Воинственную позицию заняли ответственные дипломатические представители страны за границей: СР. Воронцов в Лондоне, А.К. Разумовский в Вене, Д.П. Татищев в Неаполе, А.Я. Италийский в Константинополе. Однако даже среди высшего общества были и ярые противники вступления России в войну. К ним относились министр коммерции граф Н.П. Румянцев, министр просвещения граф П.В. Завадовсикй, министр юстиции князь П.В. Лопухин, министр финансов А.И. Васильев, член Непременного совета князь А.Б. Куракин, обер-гофмейстер граф Толстой, граф Ф.В. Ростопчин и многие другие. Каждый из них выдвигал свои резоны, согласно которым он считал, что России незачем ввязываться в европейскую драку. Так, А.И. Васильев говорил о плохом состоянии русских финансов, П.В. Завадовский отмечал, что война будет сопряжена с огромными расходами, а Ростопчин вообще категорически заявлял: «...Россия опять сделается орудием грабительской английской политики, подвергая себя войне бесполезной»32.

С другой стороны, значительная часть дворянства поддерживала царя, не спрашивая, почему и зачем он начинает войну. В своем дневнике молодой чиновник Степан Петрович Жихарев записал: «Государь, вероятно, знает и без того, что мнение Москвы состоит единственно в том, чтоб не иметь никакого мнения, а делать только угодное государю, в полной к нему доверенности»33. Молодые офицеры, как им и положено, храбрились. Вообще следует отметить, что в ту эпоху армия смотрела на войну совершенно иначе, чем в XX или XXI веке. Относительно небольшие, по меркам современности, технические средства уничтожения той эпохи, эффектные мундиры, торжественная красота генеральных сражений с их развевающимися знаменами и военной музыкой и, наконец, возможность отличиться в бою, получить высокий социальный престиж приводили к тому, что для профессионалов война была, скорее, событием желанным, а не пугающим. Особенно это чувствовалось в тех армиях, которые привыкли побеждать. Русская армия, овеянная победами Суворова, не сомневалась в успехе. «Трудно представить, какой дух одушевлял тогда всех нас, русских воинов, и какая странная и смешная самонадеянность была спутницей такого благородного чувства. Нам казалось, что мы идем прямо в Париж»34, — вспоминал гвардейский офицер И.С. Жаркевич.

При этом какого-то серьезного антифранцузского чувства никто из этих отважных молодых людей не испытывал, впрочем, как и подавляющее большинство дворянства. Уже упомянутый Жихарев написал 3 (15) декабря 1805 г. в своем дневнике: «А между тем, пока мы деремся с заграничными французами, здешние французы ломают разные комедии и потешают Москву как ни в чем не бывало. Никогда французский театр не видал у себя столько посетителей, сколько съехалось в сегодняшний бенефис мадам Сериньп и мсье Роз. Правда, что театр невелик, но зато был набит битком; давали трехактную комедию «Les Conjectures ou le Faiseur des Nouvelles»»35.

Наконец, наиболее образованные слои дворянства, подобно Пьеру Безухову, смотрели на войну с непониманием. Уже упоминавшийся выдающийся русский историк и публицист Н.М. Карамзин написал тогда слова, которые Толстой, немного переработав, и вложил в уста своего героя: «Россия привела в движение все силы свои, чтобы помогать Англии и Вене, т.е. служить им орудием в их злобе на Францию без всякой особенной для себя выгоды... Что будет далее — известно богу, но людям известны соделанные нами политические ошибки, но люди говорят: для чего граф Морков сердил Бонапарте в Париже? Для чего мы легкомысленно войною навлекли отдаленные тучи на Россию?»36

Все приведенные выше цитаты (за исключением разве что Жаркевича) являются редкими свидетельствами непосредственно той эпохи, которые с трудом можно различить среди наслоений поздних мемуаров, где авторы не делают уже различия между тем, что говорили в 1805, 1807 или в 1812 г. Приведенные свидетельства полностью

подтверждаются донесениями французских агентов из Петербурга и Москвы, датируемыми летом 1805 г.

Вот что можно прочитать в одном из этих рапортов: «Все те, кто занимаются политикой или считают себя политиками, ищут мотивы, которые могли заставить императора Александра начать войну против Франции. Те, кто не принадлежат правительству, не могут найти ни одного и честно признаются, что усилия англичан, направленные на создание новой коалиции, заставят, очевидно, сделать новую глупость Санкт- Петербургский кабинет. Спрашивают себя, как можно было так быстро забыть Голландию и Италию (имеется в виду поведение англичан по отношению к русским войскам во время голландской экспедиции и австрийцев во время Итальянского похода 1799 г.)?.. Говорят, что Петербургскому кабинету столь же мало подходит заниматься делами Италии, как в Париже спрашивать о том, что делается на границах Персии и Грузии... Жители Москвы сожалеют о выступлении в поход московского гарнизона. Они не разделяют ослепления офицеров, считающих, что они идут прямо во Францию»37.

Другое донесение говорит следующее: «В Москве открыто порицают войну, потому что не видят никакой причины для нее... В августе 1805 г. сюда приехали фельдмаршал Салтыков, гн. Трощинский и министр финансов Васильев — все члены Совета. Эти господа уехали из Петербурга под предлогом состояния здоровья или семейных дел, но говорят, что это из-за того, что они открыто выразились по поводу ненужности войны. С того момента как стало ясно, что война начнется, в Москве не скрывают недовольства: кто-то из патриотизма, а кто-то потому, что это помешает ему совершить путешествие в Париж... Париж для них первый город мира. Те, кто оттуда вернулись, дали желание другим совершить в свою очередь подобную поездку»38.

В общем, можно с уверенностью сказать, что подобно тому, как это было в 1801 и в 1802 г., ничто не заставляло царя очертя голову броситься в водоворот кровопролитной войны — ни геополитические интересы, ни общественное мнение страны. Более того, ясно, что хотя результирующий вектор общественного мнения дворянских кругов этого периода определить сложно, но он все же, скорее, склонялся в сторону сохранения мира и проведения Россией независимой не только от Франции, но и от Англии внешней политики. Поэтому война 1805 г. была развязана исключительно по причине желания и комплексов, обуревавших одного человека — императора России Александра I.

В тот момент, когда тучи военной грозы уже собрались над континентом, Наполеон, еще не знавший, сколь далеко зашло создание третьей коалиции, заканчивал последние приготовления к проведению своей гигантской десантной операции. 3 августа 1805 г. он снова прибыл в Булонский лагерь, где была полностью собрана армия, нетерпеливо ожидавшая заветного часа.

К этому моменту все силы гребной флотилии и сухопутной армии были доведены до желаемой императором численности и находились в полной боевой готовности. К августу 1805 г. общее количество войск, собранных на побережье Ла-Манша, было доведено до 161 215 человек. Для их транспортировки было собрано 2 193 боевых и транспортных судна. Войска были распределены по десантным судам следующим образом:


1 339 десантных (парусно-гребных) 130 638 человек 2 219 лошадей
954 транспортных (простых) судна 30 577 человек 6 480 лошадей
ВСЕГО 2 193 судна 161 215 человек 9 059 лошадей

Из этого количества примерно 130 тыс. человек находились непосредственно в Булонском лагере, протянувшемся на 50 км по фронту Монтрей — Этапль— Булонь— Амблетез—Кале. В глубину лагерь был эшелонирован на расстояние до 40 км. Остальные находились в Бретани (около 10 тыс. человек под командованием маршала Ожеро) и в Голландии (20 тыс. человек под командованием генерала Мармона). Войска Булонского лагеря должны были форсировать Ла-Манш на десантных гребных судах, а войска из Бретани и Голландии — совершить переход морем на транспортных судах и больших боевых кораблях.

Гигантские работы были проведены на всем фронте лагеря. Для того чтобы английская эскадра, постоянно крейсировавшая перед Булонью, не могла нанести ущерба гребным судам, для них были сооружены специальные бухты. Вдоль по побережью были выстроены мощные форты, ощетинившиеся тяжелыми пушками. Французские инженеры придумали даже так называемые подводные батареи. Эти батареи сооружались так далеко вынесенными в море, что прилив покрывал их полностью водой, но когда вода уходила, артиллеристы возвращались на свои места и открывали огонь по врагу, если он приближался к берегу. Были устроены батареи тяжелых 24-фунтовых и 36-фунтовых орудий, ориентированных под углом, близким к 45°. При таком возвышении они стреляли на расстояние 4,5 километра, что по тем временам было рекордом дальнобойности. На берегу были установлены тяжелые мортиры для навесной стрельбы примерно на такую же дистанцию. В общей сложности около 500 орудий защищали лагерь с моря. Побережье Ла- Манша в районе Булони справедливо окрестили «Стальной берег».

Десантные гребные суда, которые со всех портов побережья стягивались к Булони, уже не раз вступали в бой с неприятелем и, как это ни странно, показали себя с хорошей стороны. Они были вооружены тяжелыми пушками, установленными в носовой части, и при соответствующей сноровке могли оказать серьезное сопротивление крупным кораблям. Один из офицеров, находившихся в лагере, записал в своем дневнике: «Несмотря на малость своего размера, наши скорлупки не всегда отступают перед врагом. Когда они собираются в большом числе и когда море достаточно спокойно, можно видеть, как они строят боевой порядок, разворачиваются носом, вооруженным тяжелой пушкой, к неприятелю и ведут огонь тем более опасный, что их ядра летят почти вдоль поверхности воды и ударяют английские корабли в самый корпус. В то время как противостоящие им артиллеристы, стреляя сверху вниз по корабликам, едва видным на большом расстоянии, лишь впустую тратят свои боеприпасы»39.

Трудно описать тот моральный подъем, который наполнял армию, собравшуюся в Булонском лагере. Всем казалось, что победа над коварным Альбионом совсем близка. Посадка на суда и высадка с них были десятки раз повторены. Полки, рвавшиеся в бой, ждали только сигнала.

Чтобы понять произошедшее дальше, необходимо перевести стрелки часов назад и вернуться в 1804 г., в тот момент, когда император принял решение о необходимости содействия крупных боевых кораблей для осуществления десанта. Проведение операции Наполеон поручил выдающемуся адмиралу Латуш-Тревилю. Этот опытный моряк, несмотря на свои 59 лет, был бодрым и решительным человеком. Он один из немногих в высшем морском руководстве твердо верил в успех высадки в Англии. В начале 1804 г., тогда еще Первый консул, Бонапарт поручил ему командование Тулонской (Средиземноморской) эскадрой, и 14 января того же года Латуш-Тревиль поднял свой адмиральский флаг на линейном корабле «Буцентавр», стоявшем на Тулонском рейде. Решительный адмирал вдохнул веру в победу в экипажи боевых кораблей. В июле 1804 г. он получил сведения о том, что у острова Поркероль Нельсон с отрядом линейных кораблей попытался атаковать крейсировавшие в море французские фрегаты. Латуш- Тревиль тотчас же вышел из Тулона с восьмью линейными кораблями и пошел прямо навстречу знаменитому английскому флотоводцу. У Нельсона было только пять линейных кораблей, и он, несмотря на все свое искусство и репутацию, не осмелился принять бой и вынужден был спасаться от преследования французов. Этот маленький успех, как и умелые действия по подготовке команд, вернули французским морякам веру в свои силы, они прониклись мыслью, что могут и должны победить под командованием решительного флотоводца.

Решающая операция, которую задумал Наполеон и его отважный адмирал, приближалась. Но словно дьявол вставал на пути французов, когда речь шла© море. В августе 1804 г. Латуш-Тревиль внезапно заболел и умер. В его лице флот лишился моральной опоры, не только храбреца, не только прекрасного начальника, но и человека, верящего в победу.

На его место был назначен адмирал Пьер-Шарль де Вильнев. Он был довольно молод для подобного поста. В 1804 г. ему только исполнился 41 год. Тем не менее у него было немало боевого опыта, и он слыл хорошим моряком. Сверх того, его личная храбрость не вызывала сомнений. Однако у Вильнева был недостаток, который, как оказалось, перечеркнул все эти положительные качества — это была нерешительность и боязнь ответственности. Кроме того, он совершенно не мог поставить себя выше трудностей обстановки. Как хороший специалист, он видел все изъяны, все недостатки вверенной ему эскадры. Но он видел их ' «слишком» хорошо. В любой армии, на любом флоте всегда чего-то недостает: где-то недодали провианта, у кого-то не хватает башмаков, где-то вышла из строя пушка, где-то поломалась мачта. И тем не менее, несмотря на все, когда нет другого выбора, надо идти вперед. Так поступали Цезарь, Суворов, Наполеон, Нельсон. Когда же у человека не хватает решимости, его взгляд останавливается исключительно на этих неизбежных недостатках, и он не может заставить себя смотреть дальше, а тем более понять, что на войне иногда требуется принести себя самого и свой отряд в жертву во имя достижения победы.

У Вильнева подобной силы духа не было и отдаленно. Но он был другом детства морского министра Декре, и тот устроил ему выгодное назначение.

Едва Вильнев прибыл к Тулонской эскадре, как в Париж понеслись письма с жалобами, сетования на обстоятельства, на плохое качество матросов, офицеров, кораблей. А момент был таков, что никак не допускал нытья и нерешительности. Осенью 1804 г. произошел эпизод, который приблизил возможность осуществления грандиозного военно-морского плана, задуманного императором. 5 октября английская эскадра напала на четыре испанских фрегата, перевозивших груз серебра из Мексики. На борту испанских боевых кораблей было 12 млн. пиастров. Испанский адмирал Бустаменте отверг самоуверенное требование англичан сдаться и принял бой. Однако силы были неравны, и его корабли были захвачены британской эскадрой. Этот акт морского разбоя немедленно отозвался в Мадриде взрывом возмущения. Все хитроумные дипломатические шаги, предпринимаемые с тем, чтобы втянуть Испанию в коалицию, оказались совершенно напрасными. В декабре испанцы объявили войну Англии. Так в распоряжении Наполеона оказалось 29 линейных кораблей испанского флота. Эти корабли были не самыми лучшими в Европе, но вместе с голландцами у французов отныне были силы, с которыми они могли надеяться, при благоприятных обстоятельствах, противостоять британской армаде.

Подобные обстоятельства Наполеон решил создать с помощью грандиозного, невиданного маневра на водах Атлантического океана. Для того чтобы его понять, нужно принять во внимание следующее: англичане плотно блокировали французские эскадры, стоявшие по берегам Ла-Манша, однако Тулонскую эскадру, а тем более испанцев они могли держать под контролем лишь достаточно символически. Дело в том, что осуществлять тесную блокаду крупного флота было очень сложно. Для этого необходимо было держать постоянно перед блокируемым портом огромные военно-морские силы. Если экстренность обстановки и близость Англии требовали и делали возможными такую блокаду Булони и Бреста, крупного порта вблизи Британских островов, то держать постоянно в море эскадры перед другими портами было технически почти что невозможным. Кораблям необходимо было заправляться водой и провиантом, долгое пребывание в море вызывало необходимость постоянного ремонта. Поэтому перед Тулоном у англичан было всего лишь несколько небольших кораблей, которые наблюдали за французами и никак не могли помешать им выйти в море. В их задачу входило только немедленно сообщить главным силам о выходе французской эскадры. Сам же Нельсон нашел для своего флота удобную бухту на севере Сардинии. Там, в порту Кальяри, он постоянно находился в готовности выступить по первому сигналу разведывательных фрегатов.

Кроме того, английский флотоводец совершено не представлял, какая боевая задача предназначалась французской эскадре, стоявшей в Тулоне. Многочисленные отвлекающие политические и военные маневры посеяли полную неопределенность в уме британских адмиралов. Тем более, что, желая привлечь внимание англичан к бассейну Карибского моря, где у них находились важные колонии, Наполеон послал туда в январе 1805 г. две французские эскадры. Одна, под командованием адмирала Миссиеси, вышла 16 января из Рошфора и, успешно проскочив сквозь английскую блокаду, достигла Антильских островов. Тулонская эскадра, которой также предписывалось идти к берегам Америки, вернулась в порт, потерпев значительные повреждения от сильнейшей бури, разразившейся на Средиземном море. Хотя этот маневр не удался, но у английского командования отныне в головах была абсолютная путаница. Куда собираются двинуться французы — в Египет? А быть может, в Грецию или на Антильские острова? А быть может, в Ирландию или даже в Индию? Сам Нельсон склонялся к мысли, что все приготовления в Булони не что иное, как грандиозный блеф. А главной целью Наполеона является новая экспедиция в Египет.

Исходя из всех этих обстоятельств, в начале марта 1805 г. Наполеон разработал следующий план. Тулонская эскадра адмирала Вильнева должна была выйти в море, подойти к Г ибралтарскому проливу, там, отбросив мелкие английские эскадры, соединиться с испанцами и двинуться через весь Атлантический океан на Антильские острова в Карибском море. Адмиралу Миссиеси был послан приказ дожидаться подхода своих на Мартинике*. Адмирал Г антом с Брестской эскадрой должен был попытаться прорвать блокаду и также добраться до Карибского моря. Там он должен был принять командование соединенными эскадрами.



Аустерлиц Наполеон, Россия и Европа. 1799-1805 гг

Маневры английского и французского флотов в 1805 г.


* Остров Мартиника — одна из самых важных французских колоний на Антильских островах.


Подобный маневр не мог не внести путаницы в расчеты английских адмиралов. Ведь на Антильских островах находились богатейшие английские колонии, и, конечно же, британские флотоводцы поспешили бы туда на помощь. А возможно даже, в полной неизвестности вынуждены были бы послать эскадры искать французов по пути в Индию. Количество английских кораблей у побережья Англии в таком случае сократилось бы до минимума. Тогда франко-испанская армада должна была двинуться в Ла-Манш, опрокинуть все на своем пути и, появившись перед Булонью, открыть дорогу для вторжения. Этот план был изложен в письме императора от 2 марта 1805 г. адмиралам Гантому и Вильневу. Заметим, что, догадываясь о слабых сторонах характера Вильнева, Наполеон поручил руководство операцией адмиралу Гантому. Однако последнему не удалось обмануть бдительность неприятеля. Британская эскадра под начальством Корнуолиса надежно сторожила выход из Бреста. В этой ситуации ничего не оставалось, как надеяться на Вильнева. Посланными дополнительными инструкциями Наполеон возлагал на него задачу, соединив те силы, которые, возможно, на Мартинике, двинуться к Атлантическому побережью Франции, освободить от блокады французские корабли и затем во главе мощной эскадры войти в Ла-Манш. Отныне судьба Франции оказалась в руках человека, не созданного для решительных действий.

29 марта 1805 г. французская эскадра из И линейных кораблей и 6 фрегатов покинула рейд Тулона и двинулась вперед. Через день ее обнаружили английские фрегаты, которые немедленно направились к Сардинии, чтобы донести об этом Нельсону. Тот был наготове и ни секунды не колебался. Тотчас на кораблях была пробита боевая тревога, и английский флот вышел в море. Нельсон не сомневался — французы идут в Египет, и потому на всех парусах его эскадра устремилась к земле фараонов.

В этот момент Вильнев спокойно продолжал свой путь к Г ибралтару. 9 апреля он был уже в виду знаменитого мыса, где дежурила английская эскадра адмирала Орда из пяти линейных кораблей. Англичане не посмели вступить в бой с французскими кораблями, и французы вошли в порт, где встретились с испанской эскадрой. Увы, из 16 линейных кораблей, стоявших в гавани, только б были готовы к выходу в море. Однако ими командовал отважный адмирал Гравина. Этот человек, несмотря на свои 58 лет, был предприимчивым и мужественным моряком. Внебрачный сын короля Испании*, он славился рыцарственным характером и тем, что был целиком предан идее французского союза. «Я последую за вами везде и для любого предприятия», — заявил он, не колеблясь, адмиралу Вильневу. 3 апреля он поднял свой флаг на линейном корабле «Аргонавт», и соединенная эскадра снова двинулась в путь.

Только спустя много дней Нельсон узнал о том, что французы двинулись совершенно в другом, чем он ожидал, направлении. «Если эта новость соответствует действительности, я трепещу от мысли, сколько несчастий нам может принести враг»40, — написал он из Неаполя. Когда известия подтвердились, английский адмирал устремился к Гибралтару, куда он прибыл 30 апреля. Но ветер дул точно с запада и не позволял англичанам пройти пролив. «Кажется, мое счастье меня покинуло, — написал знаменитый адмирал. — Ветер не хочет дуть ни с кормы, ни с борта, он дует нам все время прямо в нос! Все время прямо в нос!»41 Больше недели провел Нельсон у Гибралтара и смог войти в пролив только 7 мая.

В это время франко-испанская эскадра уже подходила к Антильским островам. 13 мая на Мартинике Вильнев собрал все свои силы. У него оказалось под командой 18 линейных кораблей и 7 фрегатов. Правда, эскадры Миссиеси на островах уже не было. Приказ оставаться на Мартинике не дошел до него, и он направился в обратный путь. Напрасно Вильнев искал его в Карибском море, Миссиеси был уже снова в Рошфоре. Однако ситуация все равно была очень благоприятна для французов. На Мартинике эскадру нагнали еще два французских линейных корабля адмирала Магона. Теперь под командованием Вильнева было уже 20 линейных кораблей, в то время как Нельсон несся через Атлантику во главе эскадры всего лишь из 10 кораблей, а остальные английские командиры были в полной растерянности.

Британская эскадра достигла острова Барбадос (примерно 180 километров от острова Мартиника) 4 июня. Однако там французов не было. Тогда Нельсон устремился в ту сторону, где, по его мнению, должны были находиться французские корабли. 6 июня британский флот подлетел к острову Тобаго, и по приказу адмирала на эскадре забили боевую тревогу. Однако напрасно с пушками, готовыми к битве, английские линейные корабли на всех парусах шли к острову — французов здесь не было. 4 июня Вильнев, отчаявшись найти Миссиеси, вышел с острова Мартиника и взял курс на восток.

Однако случай пришел на помощь англичанам. В то время как франко-испанская эскадра шла к берегам Европы, 19 июня ее заметили с небольшого быстроходного брига «Любознательный», который Нельсон отправил с сообщением в Англию. Капитан брига Бетсворт проявил сообразительность и инициативу. Он не стал возвращаться к своему начальнику, чтобы доложить об обстановке, а, понимая смертельную опасность, нависшую над Англией, на всех парусах устремился в Плимут. 9 июля он был уже в кабинете первого лорда адмиралтейства Бэрхэма и сообщил ему тревожную новость. Главнокомандующий английского флота тотчас же распорядился снять блокаду Рошфора и Ферроля", иначе говоря, всех важных портов, где находились французские и испанские корабли, кроме самого важнейшего — Бреста. Пятнадцать британских линейных кораблей под командованием адмирала Кальдера устремились навстречу эскадре Вильнева.


* Герцог Карлос де Гравина (1756—1806) слыл внебрачным сыном короля Карла Ш, отца правящего тогда в Испании короля Карла IV, которому он, таким образом, приходился братом.

Ферроль — крупный порт на северо-западной оконечности Испании.


Они встретились 22 июля 1805 г. в нескольких десятках миль от мыса Финистер на северо-западной оконечности испанского побережья. При виде английской эскадры на мачте флагманского корабля Вильнева взвился сигнал: приготовиться к бою. Французские моряки с энтузиазмом встретили приказ своего командующего, и в 17.25 прогремели первые выстрелы. Закипело отчаянное морское сражение. Англичане за многие годы морской войны впервые вынуждены были больше держаться обороны, а французы бились насмерть. Когда британский флагманский корабль «Виндзор-Кэсл» попытался прорвать фронт, отважный капитан Перонн на корабле «Бесстрашный» закрыл брешь в линии и ценой своей жизни преградил дорогу врагу. Под мощным и точным огнем опытных английских артиллеристов старые испанские корабли несли большие потери. В какой-то момент линейный корабль «Фирме» оказался на грани гибели. Тогда французский капитан Космао на корабле «Плутон» совершил редкий по бесстрашию поступок. Выдающийся английский историк флота Уильям Джеймс рассказывает: «Увидев критическую ситуацию «Фирме», следующий за ним линейный корабль «Плутон» отважно покинул строй и смог на время прикрыть испанский корабль от разрушительного действия огня противника»42. Через некоторое время ситуация повторилась, на этот раз с линейным кораблем «Эспанья». И опять французские моряки мужественно пришли на помощь. На этот раз из строя вышли сразу три корабля: «Монблан», «Атлас» и все тот же «Плутон», которые геройски заслонили собой испанского товарища по оружию. Благодаря самопожертвованию французов корабль «Эспанья» был спасен. Упорный бой длился до девяти часов вечера, когда к густейшему туману, пороховому дыму от залпов сотен орудий добавилась ночная мгла, разделившая сражающихся. Впервые за долгие годы англичане не выдержали французского натиска, и Кальдер дал приказ отступать!

Да, франко-испанская эскадра была более многочисленной: 20 кораблей против 15 английских. Да, англичане более опытные в морском деле, имея на борту отлично обученных артиллеристов, нанесли французам большие потери в личном составе. Наконец, пользуясь тем, что в густом тумане без поддержки французов остались два старых слабых испанских корабля*, англичане сумели захватить их. Но все это не имело никакого значения перед самим фактом отступления английского флота. Любой мальчишка знает, что тот, кто убежал из драки — проиграл. Английский флот не имел права отступать, так как он прикрывал путь к Бресту и берегам Англии. Это была не арьергардная стычка, где малочисленный отряд, заранее зная, что он уйдет от неприятеля, ведет бой исключительно с целью задержать на некоторое время наступление врага. Это была битва за Англию...

На французских кораблях моряки ликовали. Победа была за ними, и впереди их ждала великая слава. Но Вильнев, испугавшись неизвестности и ответственности, после символического преследования приказал повернуть назад!!!

Когда огромная колонна французских боевых кораблей проходила мимо кораблей арьергарда, контр-адмирал Магон, отважный моряк, который вследствие неумолимых законов военной иерархии оказался под начальством Вильнева, понял, что означало подобное решение. Он в бешенстве прокричал в сторону флагмана все самые страшные проклятия, а потом уже совершенно не в себе швырнул в адмиральский линкор свою подзорную трубу и свой парик.

Вильнев направился в бухту Виго на испанском побережье, а оттуда ушел сначала в бухту Ферроле, а затем в порт Ла Корунья, откуда он опять направил жалостливые письма о том, что у него много поломок, плохая материальная часть, плохие экипажи и т.д.


* Линейные корабли «Сан-Рафаэль», построенный за 34 года до этого, и «Фирме», 51 год.


Несмотря на абсурдное решение адмирала, результаты сражения 22 июля лучше всего доказывали правоту Наполеона, а не Вильнева. В современных исторических исследованиях, посвященных этой теме, стало почти что хорошим тоном, цитируя многочисленные письма нерешительного адмирала, доказывать, что десант был изначально обречен на провал и что победить английский флот с французскими и испанскими моряками было невозможно. Однако лучший критерий истины — это не мнение одного, и к тому же очень заинтересованного человека. Направляя слезливые послания императору, Вильнев сознательно или бессознательно страховал себя на случай неудачи. Если бы эти жалобы были полностью справедливы, французы не смогли бы выдержать бой с англичанами, и не просто выдержать, а прогнать врага. Сражение с Каль- дером доказало, что, имея некоторое численное превосходство, французский флот вполне может состязаться с английским.

Наконец, нужно сделать следующее важнейшее замечание: Наполеон не требовал от своих адмиралов выиграть войну на море. Он ставил перед ними только одну задачу — войти в пролив Ла-Манш и завязать бой с английским флотом, дежурившим у берегов Британских островов. Император не требовал даже победить в этом бою, он хотел только одного, чтобы эскадра французских линейных кораблей вызвала огонь на себя и пусть даже ценой своего поражения проложила путь десантной флотилии. Это необходимо понимать, оценивая шансы морской операции. Причем, как показали дальнейшие события, если бы Вильнев обладал достаточной решимостью, он мог в начале августа оказаться в Ла-Манше с 55 линейными кораблями против 35—40 английских. Соотношение еще более выгодное, чем в битве 22 июля. Франция вправе была надеяться, что в такой ситуации победа была совершенно реальна...

Пока Вильнев ремонтировался и жаловался, Нельсон вернулся в Англию. Однако теперь настало время совершать ошибки английским адмиралам. Нельсон остался на берегу, а эскадры, на какое-то время соединившиеся, снова разделились. Адмирал Корнуолис, сохранив под своим командованием 17 линейных кораблей, продолжал блокировать Брест, а Кальдер с 18 кораблями встал на возможном пути Вильнева.

В это время, в первых числах августа 1805 г., под командованием французского флотоводца в бухте Ла Коруньи собралось 29 французских и испанских линейных кораблей. Так как блокада Рошфора была снята, бывшая эскадра Миссиеси (теперь под командованием адмирала Лалемана) в составе 5 линейных кораблей снова вышла в море на поиски главных сил. В порту Бреста были готовы к бою линейные корабли (21) адмирала Гантома. Лучшего случая невозможно было и предположить.

В это время в Булони вся армия с жадностью всматривалась в горизонт, надеясь увидеть долгожданные паруса французских эскадр. Напряжение достигло высшего предела. В Бресте, в ожидании появления Вильнева, не только корабли были готовы к выходу в Море, но и 10-тысячный корпус Ожеро был посажен на боевые и транспортные суда и жил ожиданием. В Голландии весь корпус Мармона был также на кораблях. Сам генерал Мармон находился на флагманском корабле «Хэрстэллер», на котором развевался флаг адмирала Винтера, «ожидая каждый день новость о появлении в Ла-Манше французской эскадры и приказа выйти в море. Все было сделано, чтобы облегчить движение кораблей через узкий проход. Другой проход был проделан специально, чтобы служить для транспортных судов» 43.

Офицер из корпуса Нея рассказывает, что в один из этих августовских дней они находились в Монтрейе на балу. Внезапно раздался сигнал тревоги, забили барабаны. Уверенные в том, что это сигнал к началу операции, офицеры не только без сожаления, но почти что с воплем восторга бросили прекрасных дам, с которыми они только что танцевали, и устремились бегом к своим полкам. «Погрузка людей и материальной части армии была выполнена за полтора часа, — вспоминает генерал Бигарре. — Это было зрелище одновременно удивительное и восхитительное — многочисленные колонны пехоты и кавалерии, которые со всех сторон шли к Булонскому порту и садились на корабли флотилии под звуки музыки и с криком «Да здравствует Император!», причем все это происходило в идеальном порядке. Интересно было видеть 200 коней, которых, поднимая на специальных ремнях, грузили на транспортные суда, в то время как на другие загружали пушки, зарядные ящики и все, что нужно для артиллерии. Булонский порт кишел как муравейник. Между моряками и солдатами не было ни малейших столкновений. Каждый думал только об отправлении, и все жаждали, чтобы император приказал поднять паруса»44. «Все корпуса с удивительной слаженностью выполнили операцию по посадке на корабли... По сигналу — четыре пушечных выстрела и по приказу генералов колонны двинулись к причалам. Один громовой возглас раздавался отовсюду: «Да здравствует Император и Король!». В это время барабаны били повсюду сигнал сбора, все считали, что долгожданный день наконец наступил»45. Каково же было разочарование офицеров и солдат, когда они узнали, что это была всего лишь учебная тревога.

13 августа Наполеон написал Вильневу: «Англичане не так многочисленны, как Вы думаете. Их повсюду держат в беспокойстве. Если Вы придете сюда на три дня, хотя бы на 24 часа, Ваша миссия выполнена... Никогда еще во имя более высокой цели эскадра не шла навстречу опасностям. Никогда еще воины на суше и на море не проливали свою кровь во имя цели более высокой и более благородной. Во имя того, чтобы совершить высадку на побережье державы, которая уже в течение шести веков оскорбляет Францию, мы все готовы без сожаления отдать наши жизни. Таковы чувства, которые должны наполнять Вас и всех наших солдат»46. А еще через несколько дней император уже буквально в бурном порыве восклицает в письме к адмиралу: «Отправляйтесь же и, не теряя ни мгновения, с моими соединенными эскадрами входите в Ла-Манш. Англия наша! Мы все готовы, мы все стоим по местам. Покажитесь только — и все закончено» 47

Когда император писал эти строки, Вильнев уже вышел из Коруньи. Его могучая эскадра шла прямо на Брест. Но 13 августа вдали показались какие-то паруса. Через некоторое время передовые фрегаты остановили датское торговое судно. Капитан оказался разговорчив и подтвердил: да, впереди огромные силы английского флота, то ли 25 линейных кораблей, то ли больше. Вильнев впал вдруг в растерянность. Он ужаснулся ответственности, которую ему нужно было взять на себя. И после долгого размышления отдал приказ... повернуть назад!!!

Паруса, которые видели на горизонте, были всего лишь одним английским линейным кораблем и двумя фрегатами, а флот, о котором говорил датский моряк, был эскадрой Л алемана!..

Вильнев понимал, наверное, что его решение означало катастрофу всех двухлетних гигантских приготовлений. «Упреки, которые раздавались со всех сторон, угрызения совести привели его в самое ужасающее отчаяние»48. Совершенно убитый грузом ответственности, адмирал направил свой флот в порт Кадис на юге Испании, где он окажется абсолютно бесполезным для десантной операции.

Еще 22 августа Наполеон все с таким же с нетерпением жаждал увидеть паруса французских эскадр. В этот день он написал последнее, самое страстное послание, обращенное к Вильневу. Однако почти тотчас император получил новости с восточных границ. В письме от военного комиссара Шателена из Страсбурга говорилось о том, что австрийцы закупают большое количество продовольствия для армии на территории Германии. А агент из Зальцбурга писал следующее: «Это уже не предположение — это война, которой не хватает только объявления. Старые военные говорят, что никогда не видели еще в стране (Австрии) таких быстрых, таких обширных и организованных приготовлений, какие проводятся сейчас» 49. И наконец, с русской границы пришло следующее письмо: «Войска двигаются на запад. Офицерам приказано приобрести походные экипажи настолько быстро, насколько они могут это сделать»50.

Сомнений больше не оставалось. Отныне на десанте на Британские острова была поставлена жирная точка, и 23 августа император отдал первые приказы по подготовке операций на суше. Страница истории морских операций, двухлетних титанических усилий, борьбы и надежд была перевернута. Начиналась великая континентальная война...


1 Внешняя политика России... т. 1, с. 686—691.

2 Там же, т. 2, с. 23.

3 Там же, с. 7—8.

4 Российский государственный исторический архив. Ф. 549. Оп. 1, № 383. Сообщения австрийского посла при русском дворе графа Стадиона своему правительству (май- июнь 1804 г.), с. 9.

5 Цит. по: Alombert Р.-С, Colin J. La campagne de 1805 en Allemagne. Paris, 1902— 1908, t. 3, p. 105-107.

6 Ibid.

7 Российский государственный исторический архив. Ф. 549. On. 1, № 383. Сообщения австрийского посла при русском дворе графа Стадиона своему правительству (май- июнь 1804 г.), с. 21.

8 Correspondance de Napoleon Ier. Paris, 1858-1870, t. 9, № 7745.

9 Ibid.

10 Греч Н.И. Записки о моей жизни. М.— Л., 1930, с. 334.

11Mouravieff В. L'alliance Russo-turque an milieu des guerres napoleoniennes. Bruxelles,1954, p. 91.

12 Внешняя политика России... т. 2, с. 33—38.

13 Там же, с. 45—47. >

14 Цит. по: Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. СПб., 1876, т. 1, с. 404.

15 Внешняя политика России... т. 2, с. 100—102.

16 Цит. по: Sorel A. L'Europe et la Revolution francaise. Paris, 1903, p. 317.

17 Archives de Ministere des affairres etrangeres. Correspondance politique, Russie,144.

18 Внешняя политика России... т. 2, с. 138—154.

19 Там же, с. 121.

20 Mouravieff B. Op. cit., p. 98.

21 Цит. по: Станиславская A.M. Русско-английские отношения и проблемы Среди земноморья. С. 368.

22 Desbriere E. Projets et tentatives de debarquement aux ties britanniques. Paris, 1900, t. 3, p. 634.

23 Thiard M.-T. Souvenirs diplomatiques et militaries du general Thiard, chambellan de Napoleon Iя. Paris, 1900, p. 63-64.

24 Driault E. Austerlitz. La Fin du Saint-Empire (1804-1806). Paris, 1912, p. 183-184.

25 Цит. по: Driault E. Op. cit, p. 173-174.

26 Цит. по: Михайловский-Данилевский А.И. Описание первой войны Императора Александра с Наполеоном в 1805 г. СПб., 1844, с. 10.

27 Correspondance... t. 10, p. 135—136.

28 Ibid., p. 136.

29 Цит. по: Alombert P.-C, Colin J. Op. cit., p. 45.

30 Thiard M. -T. Op. cit., p. 61.

31 Savary A.-J.-M.-R. Memoires du due de Rovigo pour servir a l'histoire de 1'empereur Napoleon. Paris, 1828, p. 123.

32 Девятнадцатыйвек, кн. II, с. 87.

33 Жихарев СП. Записки современника. М., 2004, с. 198.

34 Жаркевич И.С. Записки И.С. Жаркевича // Русская старина, 1874. Т. 9. Фев раль, с. 218.

35 Жихарев И.С. Указ. соч., с. 137-138.

36 Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России, с. 52, 54, 58.

37 Archives Nationales. AF IV 1696. D. 2. d. 2.

38 Ibid., d. 3.

39 Fantin des Odoards L.-F. Journal du general Fantin des Odoards. Etapes d'un officier de la Grande Armee, 1800-1830. Paris, 1895, p. 40.

40 Nelson. The dispatches and letters of vice admiral Lord viscount Nelson. London, 1848, t. 6, p. 406.

41 Ibid., p. 410.

42 James W. The Naval history of Great Britain. London, 1837, t. IV, p. 6.

43 Marmont A.-F.-L., due de Raguse. Memoires de 1792 a 1841 imprimes sur le

manuscript original de l'auteur avec plans. Paris, 1856—1857, t. 2, p. 163.

44 Bigarre A. Memoires du general Bigarre, aide de camp du roi Joseph. Paris, 1893,p. 163-164.

45 Roguet F. Memoires militaries du lieutenant-general comte Roguet, colonel en second des grenadiers a pied de la Vieille Garde. Paris, 1862—1865, t. 3, p. 91.

46 Correspondance... t. 11, p. 87.

47 Ibid., p.113.

48 Segur. Un Aide de Camp de Napoleon. Memoires general comte de Segur. Paris, 1894, p. 154.

49 Цит. по: Alombert P.-C, Colin J. Op. cit., p. 130.

50 Ibid., p. 135.


ГЛАВА 5 МАЛЬТА ИЛИ ВОЙНА! | Аустерлиц Наполеон, Россия и Европа. 1799-1805 гг | ГЛАВА 7 «СЕМЬ ПОТОКОВ»







Loading...