home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...



ХАРАКТЕР

«Крепкое сложение, отличное здоровье, честен и благороден, отличался прилежанием к математике... будет превосходным моряком» — примерно такую характеристику получил юный Наполеон в морской школе. Дополним ее характеристикой, полученной им позже в Парижском военном училище: «Высокомерен, любит одиночество, чрезвычайно самолюбив. Его честолюбие не знает границ». Обе характеристики правдивы, но отличие бросается в глаза. Где-то посредине между ними с молодым человеком произошло нечто, что и сделало его, наверное, одной из самых ярких личностей человеческой истории. Может быть, ключ к разгадке этого «нечто» находится в его воспоминаниях...

Да, тогда, в юности, я усвоил — не должно быть предела дерзанию.

Всемирностъ — с этого ощущения начинается гений..)

Наполеону часто говорили о его гениальности — это не удивительно. Сам же он упоминал об этом с легкой иронией. Зато очень ценил, как самый щедрый подарок природы, свою колоссальную работоспособность. Есть много исторических свидетельств, документально подтверждающих способность Бонапарта спать по три-четыре часа в сутки, работать в дороге, в шатре, в самых немыслимых условиях. Неуемное любопытство и широта кругозора сочетались с дотошностью в понимании мелочей и стремлением применять знания на практике. Он удивлял английских капитанов, говоря с ними о подробностях оснастки французских и английских кораблей и даже о разнице в судовых канатах.

Вовсе не гений внезапно и таинственно открывает мне, что именно мне должно говорить и делать при обстоятельствах, кажущихся неожиданными для других, — но мне открывает это мое размышление. Я работаю всегда, работаю во время обеда, работаю, когда я в театре; я просыпаюсь ночью, чтобы работать...

Попав в любое место, он изучал его с точки зрения поля боевых действий — «на всякий случай». Нравы народов, особенности религий, новости науки — все ему было необходимым знать.

Завоевать Египет можно только будучи мусульманином, Италию — католиком, и если мне придется управлять евреями, то первое, что я сделаю, — восстановлю храм Соломона.

Наполеон испытывал большое уважение к интеллекту. Более того, он считал интеллект одним из важнейших ресурсов процветания государства. Его знаменитая команда перед началом одного из египетских сражений: «Ослов и ученых в середину!» — означала стремление обезопасить наряду с драгоценными в походе вьючными животными также и представителей науки.

Такое отношение к науке понятно — ведь юный Бонапарт мечтал об известности на научном попроще, видел себя великим изобретателем, слава которого затмит славу самого Ньютона! Уже будучи Первым консулом, а потом и императором, он с жаром вспоминал свои детские рассуждения об окружающем мире, о мире «наименьших подробностей, атомов, которые беспрестанно носятся вокруг нас».

Даже чрезвычайно занятый войною, в пылу практически каждодневных сражений и переговоров, Бонапарт делал все, что мог, на пользу науке. В Павии он беседовал с физиологом Скарна. В 1801 г. имел разговор с физиком Вольта, которого осыпал почестями и подарками. В 1802 г. основал премию в шестьдесят тысяч франков для того, кто внесет столь же существенный вклад в учение об электричестве и гальванизме, какой внесли Франклин и Вольта.

Истинные торжества, которые не влекут за собою никаких сожалений, суть торжества над невежеством. Самое благородное, равно как и самое полезное народное занятие есть содействовать распространению человеческих знаний и идей. Истинное могущество Французской республики должно отныне состоять в том, чтобы ей не была чужда ни одна новая идея.

Будучи стратегом, Наполеон прекрасно понимал значение интеллекта как в гражданской, так и в военной конкуренции государств. Так, накануне первых столкновений с Россией его беспокоил царский министр Сперанский, обладавший великим, по оценке императора, умом. И тогда Наполеон стал настойчиво хвалить Сперанского перед Александром I. Хитрость удалась — царь отлучил от себя Сперанского, заподозрив в нем французского шпиона.

О личной храбрости Наполеона сложены легенды. В одном из сражений под ним убили третьего коня, а сам он был ранен в бедро пикой. Наскоро перевязав рану, превозмогая боль, генерал снова вскочил в седло — ведь солдаты должны знать — их генерал неуязвим! И он добился своего — армия верила каждому его слову...

Из воспоминаний о начале генеральской карьеры:

...сначала надо было наладить дисциплину среди моих артиллеристов — этой вольницы санкюлотов... Я был худ, страдал от чесотки и сзади меня часто принимали за девочку. Подчинить этих полупьяных великанов можно было только одним — мужеством. Я велел укрепить над батареей знамя с надписью: «Батарея бесстрашных». И теперь во время артиллерийских дуэлей с тулонцами я поднимался на бруствер и преспокойно стоял под ядрами, скрестив руки на груди. Мои артиллеристы смотрели на меня сначала с изумлением, потом с великим трепетом. Они поняли: я не знаю страха. Но я пошел дальше — велел уничтожить укрытия, в которых они прятались от ядер (и оттого стреляли слишком медленно).

Храбрость должна быть вознаграждена. «В ранце каждого солдата лежит маршальский жезл», — говорил император. И ему верили: ведь храбрость каждого действительно вознаграждалась. В армии Наполеона возраст не был помехой для того, чтобы стать генералом или маршалом, — этим его армия также отличалась от других.

Однажды во время торжеств после победы в Булони два пленных английских моряка сбежали из тюрьмы. Имея один только нож, они изготовили из нескольких кусков дерева жалкое подобие челнока и попытались уплыть, зная, что наверняка погибнут в море. Беглецов схватили — по законам военного времени их следовало немедленно расстрелять. Император поступил иначе:

Я же наградил их деньгами и отпустил восвояси. Потому что всегда ценил храбрость и старался быть великодушным к храбрецам. Например, после победы под Аустерлицем я вызвал к себе пленного русского кавалергарда князя Репнина и сказал ему: «Соберите своих товарищей и отправляйтесь домой. Я не могу лишить вашего государя таких мужественных гвардейцев».

Любые высшие достижения: в изобразительном или театральном искусстве, архитектуре, литературе — вызывали восхищение Наполеона. И он всегда отдавал должное создателям шедевров. Немало написано о беспощадности Наполеона в борьбе за власть. Однако вот один случай, который достаточно выпукло характеризует систему ценностей императора и его стремление разрешать противоречия между ним самим и другими личностями мирным путем, даже если...

Шатобриан — яркий литератор, поэт, лучшее перо Франции и непримиримый идейный противник Наполеона. Памфлеты Шатобриана жалят императора, как рассерженные осы. Император знает: не обращать внимания на газеты — это то же, что спать на краю пропасти... И он не просто обращает внимание — он запросто цитирует памфлеты по памяти, восхищаясь языком поэта:

«Что с того, что Нерон процветает, — где-то в империи уже рожден Тацит». Нерон, как всем должно было быть понятно, — я. А Тацит, конечно же...

Обладая всей возможной властью, император терпит. Пытается договориться с Шатобрианом, отдает ему должное как большому литератору. Не помогает...

...Мне передали речь Шатобриана, которую он собирался произнести при вступлении в Академию. Когда я прочел ее, я был краток: «Ему повезло. Будь она произнесена, этого господина непременно пришлось бы отправить в каменный мешок». Но, ценя поэта, я сам занялся правкой его речи. И конечно же, он отказался ее исправить. И конечно же, я его не тронул — но отправил в ссылку... Воздадим ему должное: он много сделал для торжества любимых им Бурбонов. И он воистину великий человек...

И последнее: император-солдат был очень неприхотлив. Не снимать во время маршей по нескольку дней сапоги, скакать три дня подряд верхом, жить в палатке на бивуаках — все, что он требовал от своих гренадеров, от своей военной элиты, он умел и делал сам.



СЛОВО ОТ ИЗДАТЕЛЯ | Аустерлиц Наполеон, Россия и Европа. 1799-1805 гг | СТРАТЕГИЯ «ВРЕД В ПОЛЬЗУ»







Loading...