home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Спокойная пожилая женщина в черном пиджаке мужского покроя с бриллиантовой ласточкой на лацкане листала бумаги не торопясь, с тем равнодушным видом, который присущ юристам и врачам. Потом подняла глаза, положила папку на стол.

— Тут все ясно изложено, — произнесла она, обращаясь не к сидевшим перед ней Александре и Игорю, а к мужчине неопределимого возраста, в блестящем костюме пепельного цвета. Он уютно устроился в углу кабинета, в кресле за журнальным столиком, и казалось, вовсе не интересовался разговором. Это был представитель аукционного дома. Они находились в юридической конторе, которая обслуживала сделки.

— Заказчик, то есть Ольга Игоревна Исхакова, подписал акт сдачи-приемки и тем самым снял с Исполнителя, то есть с вас, ответственность за сохранность вещей.

— Я понимаю, — дернулась на стуле Александра. — Но как раз в то время, когда моя клиентка ставила подпись, пропала ценная вещь. Или эта вещь вообще не вернулась с аукциона.

— Я упаковывал лоты при свидетелях, — бросил Игорь. Он не смотрел на Александру. Его обычно подвижное обезьянье лицо застыло.

— Хорошо, значит, при погрузке, в дороге или в доме… — настаивала Александра. — В этом надо разобраться.

— Разобраться надо, — юрисконсульт пристально взглянула на нее и сняла дорогие очки в тонкой золотой оправе, отчего ее скуластое лицо сразу сделалось простым и плоским. «Она похожа на каменную степную бабу», — отметила про себя художница.

— Но уже не здесь, — продолжала юрисконсульт, вновь надев очки и разом перенесясь из бронзового века в двадцать первый. — Мы только оказываем юридическое сопровождение сделок и консультируем. Я полагаю, заказчица, ваша клиентка, сама понимает, как ей надо действовать, если вещь действительно пропала.

— Она не хочет обращаться в полицию, — призналась Александра. — Она хотела бы решить дело мирно.

— Это прекрасно, — подал голос представитель аукционного дома, листавший журналы с самым скучающим видом. — Но мы не можем вместо полиции искать пропавшие вещи. Свою функцию мы выполнили, заказчик расписался, что претензий нет. Да, кстати, о заказчике. Я должен выслать счет госпоже Исхаковой, по итогам аукциона она осталась нам должна небольшую сумму.

Александра встала.

— То есть как должна? — воскликнула она. — Вы ведь получили комиссионные от проданных лотов?

— Совершенно верно, — кивнул тот, не отрывая взгляда от страницы автомобильного журнала. — Но наш дом от себя со скидкой арендовал конференц-зал на двое суток, оплатил охранное сопровождение. В договоре указано, что заказчик рассчитывается с нами после аукциона. Мы пошли навстречу, мы всегда идем навстречу клиентам.

— Но…

Перед Александрой возник Штромм, торопившийся в аэропорт, вспомнился их прощальный разговор у калитки. «Я арендовал конференц-зал в загородном отеле… Вся организационная часть в порядке, все мною оплачено».

— Разве все не было оплачено заранее? — растерянно спросила она.

— Кем же? — представитель аукционного дома впервые отложил журнал и с интересом взглянул на Александру. До этого момента он едва замечал художницу.

— Господин Эдгар Штромм говорил мне, что он все оплатил.

— А, нет, нет… — мужчина брезгливо взмахнул холеной рукой и одернул рукав пиджака, из-под которого слишком сильно высунулась манжета, украшенная массивной золотой запонкой. — Вы его неверно поняли, я думаю. Он договаривался от имени заказчицы, но он не платил. Штромм — только ее доверенное лицо. Он за нее расписывается, вот вся его функция. Конечно, было бы хорошо, если бы он заплатил.

И мужчина в пепельном костюме тонко улыбнулся.

— Вот как… — только и смогла ответить Александра.

— Ну, раз мы все вопросы урегулировали… — юрисконсульт закрыла папку. — Павел Сергеевич, задержитесь на минутку, пожалуйста, у меня есть вопрос по другому делу.

Игорь тоже поднялся со стула, по-прежнему не глядя на Александру. Он вышел из кабинета первым. Александра задержалась на миг, пытаясь вспомнить слова, которые подготовила заранее. Но теперь они не казались ей убедительными. Все доводы разбивались о каменное спокойное лицо юрисконсульта. «Ольга все подписала, это верно». Александра пошла к двери, остановилась, обернулась. Юрисконсульт и представитель аукционного дома, пересевший к столу, о чем-то тихо совещались, сблизив головы. На нее они не обращали внимания. Александра вышла.

…Игорь стоял на крыльце, зажав в зубах сигарету, и чиркал зажигалкой. Зажигалка высекала искры, но огня не давала. Наконец он с досадой смял сигарету, швырнул ее в мусорную урну, следом полетела зажигалка. Александра молча стояла рядом, глядя на него.

— Что, что ты смотришь на меня?! — внезапно обратился он к ней не своим, визгливым голосом. — Довольна? Устроила скандал?

— Никакого скандала не было, — тихо ответила она.

— Ну конечно, ты же не работаешь там! Ты просто защищаешь интересы клиента, а на мне теперь пятно! Понятно, никто меня не обвиняет, но слух-то уже разошелся!

— Игорь, какой слух, я только просила разобраться… — попыталась возразить Александра, но он перебил:

— Никто ни в чем разбираться не будет, понятно?! Она подписала, что все получила в целости, при тебе подписала! А я упаковывал вещи при свидетелях! Обращайтесь в полицию, если хотите получить страховку! В этом ведь все дело, так?! Ради этого вы меня подставили?! Ни черта продать не сумели и решили выехать на страховке? Мы такие случаи уже проходили, не беспокойся! Таких умных, как вы, много!

Он снова достал сигареты, похлопал себя по карманам пиджака в поисках зажигалки, выругался и заглянул в урну. Александра перевела дыхание. Она никогда не видела старого знакомого в таком состоянии. «И его ярость выглядит искренней… Это чувство трудно подделать…»

— Пойми, — она заговорила нарочно тихо и медленно, пытаясь успокоить собеседника. — Никто не думает, что четки взял ты. Но надо понять, кто их взял. А может быть, они пропали в результате случайного стечения обстоятельств.

— Какое тут может быть случайное стечение обстоятельств? — зло ответил он. — Почему случайно не пропала брошка за двадцать пять тысяч рублей? Почему именно четки за два миллиона?

— Игорь, выслушай меня… — Александра видела, что накал страстей спадает и ее уже слушают. — Я нахожусь перед своей клиенткой точно в таком же положении, как и ты.

— То есть?! — он взглянул на нее другим взглядом, недоуменным и недоверчивым.

— Мы ведь обсудили уже… Ты только снова не злись. Что ты отнес в кабинет коробки, оставался там несколько минут один, и теоретически… Да не злись ты, чисто теоретически мог взять четки.

Игорь ждал продолжения. Александра перевела дух.

— Но и я в тот вечер оставалась в доме на несколько минут одна. Хозяйка пошла встречать гостей. Так что и я могла взять четки.

— Так какого ж ты… — начал аукционист и остановился, внезапно задумавшись. В его живых, глубоко посаженных глазах в один миг сменилось столько выражений, что Александра не успевала их анализировать. Наконец, словно додумывая вслух осенившую его догадку, он проговорил: — Тут какая-то подстава.

— Что ты имеешь в виду?

— Это не я, — продолжал он, нахмурившись. — Думай что хочешь, но я-то знаю, что это не я. И я знаю, что это не ты. Видишь, я о тебе лучшего мнения, чем ты обо мне.

— Игорь, я никогда…

— Погоди, — оборвал он ее прежним, дружески-бесцеремонным тоном. — Это не я и не ты. Мы просто столкнулись тут лбами. Четки взял кто-то еще. В дом они попали в целости и сохранности, в запечатанной коробке. В лично мною запечатанной. И я поставил эту коробку на стол в кабинете, закрыл дверь и ушел. Вот так все было. Кто их мог взять потом?

Александра медлила с ответом.

— Саша, ты же там была, — настаивал аукционист. — Пойми, или ты ответишь за это, или я, даже если до возбуждения уголовного дела не дойдет. С тобой никто дела иметь не будет, а я могу работу потерять, и никто меня уже на такое место не возьмет. И что мне, учителем химии в школу идти? Как раньше, в девяностых, когда я с голоду подыхал? Кто мог взять эти проклятые четки? Ну, чисто теоретически?

Его последние слова были полны сарказма. Судя по всему, аукционист приободрился, узнав, что он не единственный подозреваемый. Александра вздохнула.

— Ну, если чисто теоретически, то их могла взять сама хозяйка. Больше никто в кабинет не ходил.

— Вот и ответ на все вопросы, — неожиданно спокойно заявил Игорь. — И зачем было шум поднимать, к моему начальству обращаться? Все же ясно. Девушка ничего не заработала на аукционе, осталась должна нам за аренду и охрану. Денег у нее нет, а долги есть, это вся Москва знает. Что ей остается? Вещи застрахованы на месяц. Она этим и воспользовалась.

И так как Александра молчала, аукционист торжествующе добавил:

— И за страховку, кстати, тоже заплатили мы! Ну и девица!

Александра покачала головой:

— Звучит вроде убедительно. Но… К Ольге как раз вчера вечером приехал клиент, который был готов купить четки за любую сумму. Уж, наверное, она бы получила больше, чем по страховке. Тем более нужно обращаться в полицию, заводить дело, ждать… Неизвестно сколько. А тут были живые деньги, из рук в руки.

— Ну да… — сбавил тон Игорь. — За эти четки некоторые готовы головы друг другу проломить. И мой клиент тоже был готов на все.

— Ну вот видишь… Уж продала бы она их в любом случае. Зачем эта комедия со страховкой…

С минуту оба молчали. Игорь снова достал сигареты, недоуменно на них посмотрел, словно удивляясь, как они оказались в кармане пиджака. Сунул пачку обратно.

— Что-то Павел Сергеевич там застрял, — пробормотал он и взглянул на небо. — Весь день псу под хвост. Хотел выспаться и с детьми в парке погулять, а завтра утром у меня аукцион в Питере. Сейчас прямо на вокзал, у меня «Сапсан» через два часа. Послушай, дорогая…

Тяжелая дубовая дверь с золотой табличкой распахнулась, на крыльце появился Павел Сергеевич. Он махнул Игорю, и тот поспешил подойти.

— Я в контору, а ты можешь до среды не появляться. Завтра у тебя торги в Питере, на Большой Морской, правильно?

— Да, в «Англетере», — кивнул Игорь.

— Удачи! — Павел Сергеевич пожал ему руку и повернулся к Александре: — Вас подвезти куда-нибудь?

— Спасибо, — ответила она. — Мне тут… Рядом.

Игорь проводил взглядом машину, в которой отбыло начальство, и процедил:

— Смотри, какой он себе свежий «крузак» взял. Каждый год меняет. А я четвертый год не соберусь. Ну, я-то тебя могу куда-нибудь подкинуть? Или тебе правда не надо?

— Что ты, мне в центр, по пробкам, — она покачала головой. — Быстрее на метро.

— Как знаешь…

Они вместе медленно пошли к подворотне, за которой кипел послеполуденный Сущевский Вал. Игорь уже открыл дверцу своей машины, как вдруг остановился и окликнул Александру.

— Да, что я хотел тебе сказать… Четки взял не я, и ты их не брала. Давай исходить из этого. Хозяйке это было невыгодно. У нее сидел покупатель с наличными, ты говоришь, на дьявола ей воевать со страховой компанией? И больше никто из тех, кто был в доме, четки взять не мог, так? Ни теоретически, как ты выражаешься, ни, главное, практически?

Александра кивнула.

— Это значит только одно, Саша, — внушительно закончил аукционист: — В доме был кто-то еще, о ком ты ничего не знаешь. С ведома хозяйки или без ее ведома.

— Но… Как… — проговорила ошеломленная художница. — После того как мы с Ольгой приехали с аукциона, в дом никто…

— Он мог там спрятаться, пока вас не было, — перебил ее Игорь. — Мало ли кому она давала ключи, мало ли кто сам мог их взять и сделать дубликаты. Гость или сосед… В доме без охраны содержится такая коллекция! Чему удивляться? Кто-то подсуетился. Ты не заметила вчера вечером ничего необычного?

— Была страшная гроза… — как во сне, проговорила Александра. — Да ты же сам в нее попал. И в доме ненадолго погас свет. Больше ничего…

— Так проверьте, девушки, сам ли погас свет, — бросил Игорь с чувством превосходства. Он полностью обрел свой былой тон, самоуверенный, не обидно нагловатый и легкий. — Извини, мне пора. Звони, рассказывай, что происходит.

И хлопнул дверцей. Александра проводила взглядом машину, въезжавшую под желтые своды монументальной подворотни, испещренные ячейками, напоминавшими пчелиные соты. Ее слегка знобило от волнения, и она заложила озябшие руки в карманы куртки. В правую ладонь словно сам собой скользнул бакелитовый кубик от настольной игры. Он показался Александре теплым, словно живым.


* * * | Клетка для сверчка | * * *







Loading...